Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Завоеватели. Герои легенд

Завоеватели. Герои легенд
Завоеватели. Герои легенд Петр Блэк Вторая и третья часть из цикла САННАРИАС в одной книге! + Рассказ по циклу "Сломанные. История предательства". Завоеватели: Грядут тёмные времена. В воздухе всё явственнее пахнет кровью. Извечное зло умножает силы, и скоро его мощь станет неодолимой. Под стопами мёртвых и орды хрустят кости павших воинов союза – эльфов, гномов, алаин и людей. Мир обречён… Герои легенд: Быть или не быть… Добро или зло овладеет миром. Никто, ничего не знает. Все решит честь, отвага и любовь. Ведь лязг оружия и стоны раненных уже слышны повсюду и никому не скрыться от решающей битвы за жизнь. Часть 2. Завоеватели Глава 1. Ярость орды Тишину со стороны зачарованного леса нарушил торопливый топот, который эхом принесли за собой разъяренные орки. Собравшись в единый кулак, орда воинственно кричала и мчалась к стене. Дозорные в каменных башнях с ужасом наблюдали, как рослые существа стремительно приближались к ним. Лорд, дождавшись, когда орки пересекут метки, приказал трубить в горны. Лучники тотчас выпустили сторону врага ливень стрел. Первые ряды сразу получили смертельные раны и, тут же захлебываясь в собственной крови, повалились навзничь. Выжившие орки, подобно хищным животным, стали еще злее и свирепее. Они в ярости на ходу обнажили топоры и метко метнули их в лучников. Когда орда достигла цели, она использовала крюки для подъема. Защитники крепости не смогли сразу перерубить мечами толстенные цепи. Орки воспользовались моментом и быстро вскарабкались на стену. Оказавшись на месте, они встретили ждавших их латников. В первой схватке орки окропили стены кровью алаин. Лязг оружия и стоны павших воинов доносились со всех сторон. Над головами взлетали отрубленные руки, обломки мечей и срубленные наконечники копий. Центральная башня замка Фризор – Наксмаар – маяком реющего флага алаин уходила острым пиком ввысь. От твердыни конусом простирались однотипные жилые дома горожан из белого камня с черепичной крышей и прямоугольными окнами. Многочисленные строения охватывали город кольцом и замыкались на востоке, где выступала узорчатая арка. Толстенные гранитные створки ворот открывались вовнутрь. Многие называли Нортор городом-скалой. При входе в город располагался отряд стражей, а между зачарованным лесом и стенами подобно лоскутному одеялу с зелеными, желтыми и коричневыми заплатками окружали город живописные луга, где паслись табуны лошадей и сверкали на солнце озера с прозрачной водой, по берегам которых селились рыбаки. Каждый день лорду командующему докладывали обстановку в каменном мешке. В этот раз, слушая отчет, Гэрон нахмурился, густые седые брови опустились. Гонец поникшим голосом доложил ему, что орки взяли штурмом дальнюю стену и они уже на подступе к городу. Возвышенность из синего камня, на котором стоял трон из чистого золота, охранялась двумя копейщиками. – Ты говоришь, тьма поглотила север? – Да. – Округлив глаза, гонец попытался приблизиться к трону, но перед его носом скрестились копья охраны. Ему пришлось сделать шаг назад, чтобы не быть исколотым. – Стена пала, – взволнованно произнес он. – Следующий Нортор. Мы. У колонны стоял первый паладин, который грустными глазами смотрел в сторону Гэрона. Амфаил крепко держал рукоять меча и вслушивался в разговор. – Пока во мне течет жизнь, не быть в этом городе оркам! – Командующий привстал и бросил взгляд на Амфаила. – Что скажешь, первый паладин? По огромному залу послышались шаги. Сравнявшись плечами с разведчиком, Амфаил покорно склонил голову перед Гэроном. Затем посмотрел на покрасневшее лицо испуганного вестника и спокойным низким басом ответил: – Лорд. Как доложил гонец, орда скоро будет в Норторе. Дарго вам доверил свой трон, пока он сражается плечом к плечу с Герионом, – перенеся свой взгляд на командующего, он еще раз склонил перед ним голову. – У нас мало воинов, армия с королем на поле брани. Предлагаю первым отправить ворона в Салампик, предупредить Дарго о нашествии орков. И… Пока есть силы, до прихода подмоги, держать оборону. – Ну, что же… – задумался лорд. – Другого выхода не вижу, – тихо произнес он, что было слышно лишь ему. На следующий день за круглым столом собрались паладины Амфаил, Ронэг, Варидар, хранитель Кундабар и Гэрон. Амфаил не дожидаясь, начал отчет: – Ворон отправлен, орки обосновали лагерь возле Черного ручья. – Сделав паузу и обведя всех собравшихся оценивающим взглядом, продолжил: – Уничтожено десять деревень. Лорд, есть предложение взять в плен одного орка и допросить его. – Что скажете? – обратился ко всем Гэрон. – Их намерение одно, – хранитель остро посмотрел на Амфаила, – уничтожить алаин и завладеть слезой Армалога, заточенной в перстне севера. Один раз они попытались изменить мир ради Эленера, и вот снова попытка. – Варидар! Эленер заточен в гробнице! – возразил паладин. – Тогда кто освободил их из каменного мешка? – Кундабар хитро улыбнулся. – М-м-м? Кто сумел разрушить магию нуари? – Не знаю… Но точно не Эленер. Командующий, – Амфаил настойчиво попросил, – позвольте мне отправиться на переговоры под белым флагом к оркам. Думаю, в орде есть здравомыслящие воины, с которыми можно договориться. Если в освобождении орды замешан Эленер, мы узнаем это. – Отправляйся вместе с Варидаром. – Перед тем как покинуть совет, он обнажил свой меч и положил его на стол. *** В сумерках на берегу ручья трещал костер, неподалеку ганны разделывали тушу тэлгая. Тогг, нахмурившись, не сводил взгляда с играющего пламени. Ингаза сидела рядом с мужем и порхала в собственных мыслях. Напротив сидел Казар, который тщательно пережевывал печень животного. Его взгляд скользил по ненавистным оркам. Неожиданно из темноты вышел орк с двумя алаинами. Один был одет в серый неброский костюм, а второй – в черный халат. – Вождь, они назвали себя парламентерами лорда Гэрона. – Орк, не думая, швырнул незваных гостей ближе к костру. Испуганный вид гостей рассмешил Тогга. Его хохот многих заставил обратить на него внимание. Вождь предложил алаинам отведать мяса, на что они смиренно взяли из рук Ингазы по жирному куску. Казар внимательно наблюдал за происходящим и делал выводы. – Я вождь орды! – начал Тогг, в голосе орка слышалась уверенность. – Убедите меня вас не убивать, – взглядом указал на стоявшего за спиной алаин громилу, который большим пальцем водил по лезвию топора. – Меня зовут Амфаил, – паладин, намеренно скрывший свой статус, тщательно подбирал каждое слово. – Я следопыт, рядом со мной торговец пряностями, мы пришли с миром от имени лорда командующего Гэрона. Нам не нужна война, мы хотим дружить, торговать с ордой. – Почему он сам не пришел, а прислал непонятно кого? Он не уважает орду! – Казар неожиданно для Тогга вклинился в разговор. – Заткнись, орк, я тебе не давал слово, – гневно процедил вождь. – По слухам, он не может покинуть пределы города. Его обременяет клятва. – Ха-ха-ха! – громко рассмеялся Казар. – Что за бред? – Есть предложение, – продолжил Амфаил. – Заключим мир, хватит впустую проливать кровь, ведь очевидно: вам дальше не пройти. Стены крепости основательно защищены от любой угрозы. Казар встал в полный рост, обнажил мечи и одним ударом снес гостям головы. – Орда! – проревел кровожадный орк. Обмякшие тела алаин, подкосившись вперед, свалились в костер. Ганны облизнулись, когда учуяли запах жареного мяса. – Что ты делаешь?! – в один прыжок Тогг перепрыгнул языки пламени. Оказавшись лицом к лицу с Казаром, он схватил орка за клык. – Они могли быть нам полезны! – Нет… – затрясся в безумии Казар. – Твое место с ганнами. Проваливай! Вон! Тогг сорвал с шеи Казара ожерелье из клыков, символ доверия, и забрал оружие разжалованного орка себе. – Не справедливо, вождь, – отрицательно покачал головой обиженный решением Казар. – Проваливай потрошить тэлгаев, – с презрением выдавила из себя Ингаза. Глава 2. Охотники Эльф в зелёном охотничьем костюме тщательно проверял содержимое котомки и бросал короткие взгляды на сына, облачённого в коричневые штаны и бурую рубаху. Юнец, натужно кряхтя, пытался натянуть тетиву. – Мордриг, сегодня мы идем на охоту долину теней, так что приготовься к приключениям. Путь будет нелёгок. Надеюсь, ты готов к первой охоте? – Отец, – завязав узел на краю дуги, хвалебно продолжил, – смотри, я смастерил лук… Не правда ли, он похож… – натянув тетиву, Мордриг прищурив один глаз, плавно отпустил ее. – Я хочу стать великим лучником, как дядя Молидор. – Дай-ка мне его! Сейчас опробую, – рассмеявшись, Дэрис достал из колчана стрелу. – Видишь молодой клен? – Произвёл выстрел. Стрела насквозь пронзила деревце. – Хороший лук! Держи и бегом собирайся, скоро выходим. Собрав в мешки самое необходимое, они покинули небольшой деревянный охотничий домик. В сумерках эльфы шли по узкой тропе, по ее краям росла колючая ежевика, которая настойчиво цеплялась своими острыми колючками за ноги. – Отец! Расскажи мне про сына Гериона, ведь ты сражался с ним против нагов и демонов? А я пока разбавлю пение птиц, – взяв в руки флейту, Мордриг начал наигрывать лёгкую эльфийскую мелодию. Она была спокойной и на нее легко ложились мелодичные слова песни о герое, которую эльфы из зеленого леса пели ночью звездам. Дэрис, нахмурив в раздумьях лицо, начал рассказ: – Что я могу знать? Ну, ладно, расскажу, что знаю. Он был не похож на эльфов, – слегка улыбнувшись, после короткой паузы, продолжил, – в нем текла одновременно эльфийская и человеческая кровь. Это отличало его от нас, – сделал вновь паузу. – Кончики ушей у него были такие же, как у алаин, а кожа не такая бледная, как у нас. – Интересно… Он хороший охотник, как ты, или хотя бы как я? Он сможет с легкостью различать следы или голоса птиц и животных? Устраивать ловушки на зайцев и белок? – Думаю, да. Эх… Приблизившись к ручью, они присели на песчаном берегу. У кромки воды плескалась рыба. Дэрис достал из мешка хлеб и мед. Надломив галет, большую половинку он отдал сыну. Окуная его в золотистый нектар, они с наслаждением тщательно пережевывали каждый кусочек. Немного поев, Дэрис прилег отдохнуть. Скомкав мешок, он для удобства положил его себе под голову. Мордриг устроился рядом, облокотившись спиной о дерево. Борясь с сонливостью, молодой охотник проиграл ей. Широко зевнув и сомкнув веки, он погрузился в сон. Шелестящий шум гулял по кронам, лаская слух эльфов. С безымянной реки веяло прохладой. Изредка с противоположного берега доносился рык. Когда небо озарили первые лучи, Дэрис услышал во сне раздававшиеся неподалеку, приглушенные расстоянием эльфийские голоса. Резко открыв глаза и толкнув в плечо сына, шёпотом окликнул его. Поднявшись, они оставили припасы на берегу и, зарядив луки, наступая след в след, спустились к воде. Перебравшись через брод, направились в сторону криков. Подобравшись ближе, они увидели трех кентавров, грабящих повозку эльфов. Дэрис жестом дал указания Мордригу. Молча кивнув, он последовал примеру отца: уверенно прицелившись, юный охотник отпустил тетиву. Со свистом обе стрелы пронзили насквозь шею разбойнику. Из ран брызнули алые струйки, и кентавр завалился набок. Остальные разбойники под страхом смерти бросились бежать, но стрелы охотников настигли их в нескольких метрах от повозки. К напуганной семье первым подбежал Мордриг, следом не спеша подошел Дэрис. Эльфийка, не выпуская из рук мёртвого эльфа, дрожа от ужаса, отдалённо спросила: – Кентавры мертвы? – Конечно. Вы как? – уточнил Дэрис. – Как… Как… Любимый мертв. Дочка, как мы теперь, без него? – надрывая связки, она склонила голову над телом. Дэрис бросил взгляд на миловидную черноволосую эльфийку, потом на замершего вечным сном. – Успокойтесь, у вас осталась дочь, есть смысл жизни, а ему уже ничем не поможешь. Куда вы направлялись? – В Салампик… – К дяде, – спокойным голосом добавила дочь. – Сынок, охота отменяется. Видишь, им нужна наша помощь. – Конечно, отец. – Переведя взгляд на молодую эльфийку, он представился: – Мордриг. – Элэйла, – робко опустив голову, она уткнулась в плечо убитой горем матери. Глава 3. Нетленные Под костлявыми стопами чернел красный песок. Земля нежити стала не понаслышке пристанищем мертвых. Ядовитой гадюкой извилисто тянулась на север армия безумного короля. Ни вихри, ни дождь не могли остановить напор в желании снова взять власть в свои руки и истребить эльфов. Не останавливаясь на отдых, лига за лигой, они шли под палящим солнцем и мерцающими холодным серебром звёздами, пока в нескольких метрах от них не спустился на мост Эленер. Сложив крылья, нуари жестом показал идти к нему. Кивнув падшему, Рейн и Энгон повели за собой полчище скелетов и зомби. Добравшись до моста, армия мертвых остановилась. Мерцая зелёными глазами, она застыла в ожидании дальнейших указаний. – Больше ничего не будет, – произнес величественный голос, и с легкой улыбкой он повторил, – больше ничего не будет! – Почему? – прохрипел Рейн. – Потому что хуже уже некуда… – Обведя оценивающим взглядом безумного короля, нуари проговорил спокойным голосом, который слышали все. – Саннариас погрязнет в хаосе, который я внесу с помощью вас! – Хм… – хмуро посмотрел на владыку Энгон, а после бросил острый взгляд на падшего. – С чего ты взял, что я буду подчиняться тебе?! – Рейн растянул синие губы в злостной улыбке. Эленер склонил голову, выставил вперёд левую ладонь и резко сжал её в кулак. Тело безумного короля тотчас безвольно обмякло, после затряслось в конвульсиях, и наружу показалась серая душа, образ которой напоминал бесформенную дымку. – Я повелеваю тобой! – громогласный голос напугал некроманта. – В моих руках твоя жизнь. – О великий Эленер, – дрожащим голосом заговорил Энгон. Проглотив комок в горле и вдавив подбородок, продолжил: – Оставь ему жизнь. Думаю, он всё осознал. Твоё величество, – склонив голову, некромант в ожидании крепко сжал вожжи. – Ха! – ослабив руку, падший отпустил Рейна. – Теперь слушайте меня внимательно! – выпалил он. Оба покорно склонили головы. – За этим мостом находятся земли эльфов. Оскверните их мёртвыми язвами чумы. Очистите Саннариас для прихода Даламиса из огненного царства! Пускай он внесёт искру в мой замысел уничтожения мира! Закончив речь, Эленер, взмахнув крыльями, исчез в голубой бездне. Рейн, пронзительно гаркнув, ударил в бока коня, и мёртвая река, не спеша, потекла за ним по ущелью. В сумерках прохладного вечера некромант и безумный король ступили во владения Салампика. Под стопами нежити всё живое увядало и чахло, воздух мгновенно наполнялся запахами гнили. Дозорные, вдыхая удушливо-зелёный туман, падали замертво. Мелкие схватки заканчивались быстро, но всё же несколько сотен стрел достигали цели и острые алмазные наконечники с лёгкостью крошили черепа скелетов. Пленных Энгон обращал в зомби. Поднося серую ладонь к лицу жертвы, он впускал в них разряд энергии, забирая при этом души. Неожиданно сверху на мертвых спикировали три сияющие золотом птицы с длинными хвостами, уничтожая нежить в пыль. Рейн, испугавшись, злостно посмотрел на некроманта. Тот, не дожидаясь гнева повелителя, спрыгнув с коня, упал на четвереньки. Из лопаток мгновенно образовались отростки, которые вытянувшись в длину, хлопком раскрылись в перепончатые крылья. В ладонях возникли пылающие зеленым светом шары. Взмыв ввысь, Энгон исчез в небе, затянутом тучами. Тут же в небесах показались несколько вспышек зеленоватых молний, после которых пернатые, поочерёдно упав на землю, рассыпались на золотисто-металлические осколки. Приземлившись, Энгон с позволения Рейна оседлал своего коня, и они продолжили вероломный поход к Салампику. Глава 4. Темные вести В Салампике несколько месяцев совет решал судьбу наследия Энтэмариуса, в которое входили лагерь клыков, топь нагов, сумеречный лес и кочевые банды кентавров. За мраморным круглым столом собрались все паладины, мастера луков, короли и владыки, принимавшие участие в битве одержимых. Хмурый, задумчивый Герион суровым взглядом переглядывался с Дэриком и Бельфедором. – Думаю, все согласятся… – Седовласый Дарго распинался перед всеми. Он выдержал паузу, расстегнув верхнюю пуговицу халата. – Время битв прошло и нам всем пора убрать мечи в ножны, луки в чехлы, а копья… – взмахнул рукавом. – Не мастер я слова. Складно не получается, – едва улыбаясь, развел руками. По всему залу раздался смех, лица собравшихся сияли в улыбках и слезах. – В общем, – продолжил Дарго, – предлагаю не использовать армию. – Согласен, – незамедлительно поддержал Герион. – Что скажешь, Хьорн, король объединенного гномьего царства? – Ну, ты скажешь, король… Здесь сидит Мброка, племянник по матери Ихта, короля огненных молотов. Я в ответе за свой народ, и то с повеления отца, а тот заперся в своей горе. В этот момент двери распахнулись и послышались уверенные короткие шаги. В зал вошли железобородые угрюмые гномы в стальных кольчугах и в тяжелых шлемах, похожих на котелки. Возглавлял делегацию Брун, старший брат Хьорна. Суровым взглядом он хмуро посмотрел на младшего и уважительно поклонился совету. – Приветствую вас, совет меча и магии, бравых воинов света! Я навестил вас, как король. – Выдержав паузу, он поправил серую бороду и с сожалением добавил: – Отец скончался несколько недель тому назад во сне. Скорее всего, не выдержало сердце… Но не будем о личном. Хьорн, я прощаю тебя и буду рад, если ты вернешься под гору… в Дорзай. – Спасибо, брат. Почтен. Но рано думать о мире и о теплой перине, когда еще не спокойно в землях Эльфигории. И мы гномы, алаины, люди и, конечно же, эльфы, должны сообща изловить и уничтожить зло. Поэтому прошу тебя, брат, присоединиться к нам. Ни ради Эльфигории, а ради всего Саннариаса. – Мудро говоришь, младший. Топоры железобородых и механические големы будут вам кстати. Несколько сотен как раз сейчас с нами. Через несколько минут в зал вошли десять механических машин, по образу они напоминали латников в доспехах, но были выше алаина или эльфа примерно на метр. Броня их переливалась в солнечных лучах синеватым отливом. Вместо лиц были узкие щели, которые сияли лазурным светом, в руках они держали тяжелые мечи. – Это машины – големы, – продолжил уже для всех Брун. – Они превосходные воины и не чувствуют усталости. Энергия алмазов поддерживает в них подобие жизни. До нас дошли слухи о битве при Изунгаре и возле лунного колодца. Мы также в курсе, что манна в чаше осквернена и теперь места, называемые дреаром, объяты сумерками. Еще есть колодец на севере, но мы все знаем, что он почти пуст. Хвала свету, есть тайный колодец, – сдвинул густые брови. – Говори, – в приказном тоне вымолвил Герион. – Хм… – насупившись, сложил на груди руки, – не торопи гнома, – рявкнул в ответ. – Колодец находится в землях Ториэля. Знаю, что вновь реет знамя темных эльфов: король вернулся. – Рене… – вспоминая образ странника, шепотом промолвил Бельфедор. – Мы учтем это, – кивнул Герион Бруну и пригласил его за стол. Пока гномы усаживались, в распахнутое окно влетел черный ворон. Покружившись под куполом, расписанным в кленовые листья, он приземлился в центре стола. Осмотревшись, птица выбрала взглядом Дарго и поскакала к нему. Присутствующие, не отрывая взгляда от крылатого посыльного, внимательно следили за ним. Вскоре письмо оказалась в руках короля севера. Заметив озадаченность в его лице, все напряглись в ожидании новости. Дрожащие руки короля отпустили листок, который плавно упал на стол. С трудом опустившись на стул, Дарго заговорил неуверенным голосом: – Беда… Жители Нортора в опасности. Вокруг все тут же засуетились. – Орки атакуют север. – Кроль севера проглотил комок. – Первая стена разрушена. – Не понял. – Пожал плечами Герион. Северянин исподлобья осуждающим взглядом скользил по всем и нервно прикусывал нижнюю губу. – Всем известно, что алаинам севера был наказ от нуари остерегать каменный мешок, – Дарго выдавил из себя. – В нем орки живут в изгнании. Взамен нуари предкам Рейна подарили кольцо со слезой Армолога. – Демонстративно показал всем указательный палец, который обволакивал гладкий желтый металл. – В нем заточена мощная энергия, – перевел взгляд на Гериона, – как и в твоем кольце. На что владыка эльфов гордо заявил: – Оно уже не мое, а сына, – и, не сводя взгляда с Дарго, положил руку на плечо Олега. Неожиданно в разговор вмешалось карканье второго ворона, который также влетел через окно и, покружившись над головами, приземлился на подлокотник кресла Гериона. К лапке птицы был привязан клочок бумаги. Остроухий отвязал записку и впился взглядом в содержимое письма. – Наши границы атакованы нежитью, тьма не просто крадется вглубь Эльфигории, а стремительно уничтожает все живое. – Только оправились от войн, и снова коварство Даламиса атакует Саннариас, – тяжко вздыхая, произнес Бельфедор. – Герион, предлагаю сначала проучить орков, – предложил Дарго. – Нет! – отрезал в ответ. – Важнее все-таки земли Эльфигории! Сначала разберемся с мертвыми, а потом… – Я упрашивать не буду. – Поднявшись, северянин, направившись к выходу, окликнул своих паладинов. – Доброго пути. – Проводя сердитым взглядом северян, эльф погрузился в себя. После совета, Бельфедор поднялся к себе и достал из шкатулки искру. Голубая сфера сияла. – Последняя… Надеюсь, тебя хватит для путешествия? – пробормотал под нос друид. Бельфедор опустил веки и с помощью заклинания образовал портал. Некая энергетическая сфера обволокла друида. И он через мгновение исчез бесследно. Глава 5. На острие атаки Скрип колеса не давал Дэрису расслабиться в полной мере. Напряженные мышцы, словно натянутые струны, готовы были сработать в любой момент. Не выпуская из рук поводьев, он слегка подгонял хлыстом серую кобылицу. Цоканье копыт по землистой дороге было еле слышным. Внутри повозки, наспех накрытой лоскутами разноцветных тканей, сидел Мордриг, а в самом конце на соломенной перине, свернувшись калачиком, спали эльфийки. Молодой охотник, зевнув, заговорил сонным голосом с отцом: – Сложный был день сегодня. – И не говори… И еще этот душераздирающий скрип колеса выводит из себя. Никаких нервов не хватит. – Ага. – Хорошо, что мы уговорили на месте предать земле Мильгона, а то пришлось бы везти его тело в Салампик. – Жуть, – сквозь стиснутые зубы процедил Мордриг и поежился. В этот момент скрипучее колесо влетело в яму, и грохот развалившейся повозки разбудил спящих. Кобылица, испугавшись, неожиданно поднялась на дыбы. Поводья предательски выскользнули из рук Дэриса. – Все живы?! – прокричал он. – Вроде все, – послышался протяжный голос Мордрига из повозки. Элэйла робко улыбнулась Мордригу и обняла испуганную мать. – Впереди непроглядный туман, – предупредил всех Дэрис. – есть вероятность заблудиться в нем. Юный охотник, выбравшись наружу, поравнялся с отцом, который вглядывался в белую мглу. – Отец, а сократить никак нельзя? – Нет. Слева топь. И ждать рассвета тоже нет смысла, мы слишком далеко от городов. Есть случайность повстречать разбойников. Ладно. – Дэрис махнул рукой и бросил короткий взгляд на повозку, потом на эльфиек. В молочно-белой пелене чувствовалась тревога, от которой слегка потрясывало. Почти на ощупь, взявшись за руки, они брели между деревьев. Неожиданно, они вышли из тумана и увидели впереди три силуэта, которые слегка раскачивались. Дэрис остановил всех, когда тени сверкнули зелеными огоньками. Бледный свет луны обнажил расплывчатые черты незнакомцев. Ими оказались скелеты в доспехах с длинными копьями и прямоугольными щитами. Лами от страха попятилась назад и нечаянно наступила на сухую ветку. Хруст озадачил нежить. Костлявые твари, клацая сгнившими зубами, дернулись на эльфов. Охотники мгновенно среагировали на приближавшуюся опасность. Дюжина стрел вонзились в ржавые доспехи. – Защищай эльфиек, а я разберусь с ними! Похоже, их только трое. Дэрис встретил врага двумя кинжалами. Скелеты переглянулись между собой и скопом накинулись на эльфа. После коротких атак, один из костлявых переключился на эльфиек и Мордрига. Крик Лами заставил Дэриса активнее искать кинжалами слабые места. Воткнутое в кучу костей копье обеспокоило Дэриса, он словно заводной заметался в тумане, пока не зацепился взглядом за силуэт. Не выпуская из рук кинжалы, эльф подбежал к размытым очертаниями и опешил. – Дочка, я покидаю этот мир, – ослабленные руки Лами медленно скользнули с груди. Рана в животе оказалась смертельной для эльфийки. – Нам придется ее оставить здесь, – Дэрис обратился к Элэйле. – Идем. Глава 6. Откровенный разговор За мраморным столом при тусклом свете луны ютились две фигуры. Рене с картографом Мангеером изучающе нависли над полотном, которое переливалось палитрой красок. На магической карте реалистично двигались фигурки различных существ, эльфов, алаин и людей. Владыка пустым взглядом посмотрел на черный шелковый халат мастера, медленно поднял голову, встрепенулся. – Границы Ториэля изменились, – удивленно сдвинул брови. – При отце они были шире. – Господин, – покорно склонил голову. Тонкие до плеч волосы с серебристым отливом слегка колыхнулись. – Калимдор никому не позволял затрагивать его интересы, а ваш… – Не стоит, – перебив, Рене прищурил хитро один глаз, потом отдаленно продолжил: – Ты искусный картограф, твои руки бесценны, я благодарен, что ты вернулся домой. – Я полностью уверен, что многие темные эльфы прознали о реющем флаге Ториэля. – Да, – ровно отрезал. – Эх… Жалко, Шантайк не видит это чудо… Главное, мой народ возвращается. – Расправив плечи, он отдернул легкий халат, сплетенный из паутины, расшитый узорами Ториэля, скрывавший золотистые сапоги. – Вы правы, господин, – спокойным голосом произнес Мангеер. Неожиданно полумрак озарила яркая вспышка, и прямо перед ними показалась сфера, от которой исходили в разные стороны разряды. Вскоре в свечении появился человеческий силуэт. И когда сияние исчезло, перед ошеломленными темными эльфами стоял Бельфедор. Друид крепко держал в руке посох и доброжелательно улыбался. Седые растрепанные волосы старца слегка сияли голубыми переливами. – Я прибыл к вам с миром, – раздался громкий голос друида. – Я узнал тебя, – начал Рене уверенным голосом. – Я спас тебя от дракона в мертвых землях нежити. Что привело тебя в Ториэль? – Король, – в приветствии склонил голову. – С плохой вестью… – Бросив короткий взгляд на Мангеера продолжил: – Тьма сгущается над Эльфигорией. Полчище нежити напало на южные границы, а на северные земли алаин пришли орки. Прибыл к тебе с предложением заключить союз с Герионом, объединиться с ним против мертвых и помочь Дарго. Рене приложил ладони ко лбу и медленно опустил веки. После короткой молчаливой паузы, уверенным голосом ответил старцу: – Нет. Я не могу ничего обещать… – Пожал плечами и с кривой улыбкой шутливо съязвил: – Отдохни, пока я буду обдумывать твое предложение. – Отвернувшись, Рене, подобно змее, прошипел себе под нос: – Шантайк, ну где же ты? Не хватает мудрого совета. – Времени нет, – ударил посохом волшебник. – Есть, – возразил владыка туннелей и катакомб Моа. – Оставайся или возвращайся обратно в Салампик. Мне необходимо все обдумать. С плеча рубить не хочу. – Я бы с удовольствием, – показывая свою неопределенность, старик все же согласился. Бельфедора вынудила потребность восполнить магические силы. Он торопливо утвердил свое решение кивком и убедительным голосом. – Хорошо, король, я останусь в твоем замке. Друид чувствовал внутри некую неловкость, но потребность в манне оказалась сильнее принципов, и жажда вынудила поставить вопрос ребром: – Подскажи мне, где я могу пополнить магическую силу? – Вон оно что… – Рене, хитро прищурившись, резко обернулся к картографу. – Ладно, – нервно сжав кулак, он в приказном тоне обратился к Мангееру, – покажи гостю колодец. Проведи его подземным ходом и… сам знаешь, – отрезав, Рене сделал вид, что никого не замечает, и направился к столу. – Будет исполнено, господин, – поклонившись владыке, он бросил исподлобья взгляд на Бельфедора. Рене, не отвлекаясь от карты, махнул рукой. – Идите, идите… Мангеер взглядом показал следовать за ним. Бельфедор, опираясь на посох, ковылял за картографом. – Сил нет, – закряхтел недовольным тоном старик. – Помедленнее, пожалуйста, я уже давно не молод. – Я тоже, – сухо отрезал Мангеер. – Как же, – не останавливаясь, в ответ покачал головой Бельфедор. В подземелье им пришлось пройти лигу по длинному туннелю, до узорчатой арки. За которой, как оказалось, находилась винтовая лестница. Она спускалась вглубь Моа. На стенах мерцали факелы, которые освещали путь. Последняя ступень разрушалась и почти сравнялась с землей. Хруст под ногами и мерный звон падающих капель разрывали полотно тишины. Добравшись до колонны, за которой бледно сиял колодец, картограф слегка толкнул друида в спину. – Дальше вы сами, – произнес он, указывая жестом направление. Друид согласно кивнул и поплелся к манне. Улыбнувшись, он подошел к колодцу и посмотрел вверх на звезды, которые с трудом проглядывали сквозь заросли кустов, опутанных вьюнами. После наклонился и зачерпнул дрожащей рукой живительную влагу, с наслаждением испил ее. В тот же миг его сила восполнилась, а тело обволокла голубая аура. – Ну вот, совсем другое дело, – блаженно причмокивая, вымолвил Бельфедор, вытирая ладонью рот. Глава 7. Цена потери Неожиданно впереди раздался крик, будто кого-то разорвали на части. Дэрис остановился и отвел руку назад, всем дав понять, что необходимо остановиться. Сузив в напряжении глаза, он попытался понять, чей вопль будоражит лес, но тяжелое дыхание сына мешало сосредоточиться. – Дыши ровнее, – одернул его Дэрис, – твое дыхание мешает мне. – Да, отец, – Мордриг был наготове. – Мой слух подсказывает, что, пока мы шли, дорога была пуста, – расслабившись, он повернулся лицом к сыну и эльфийке. – Похоже, встретившиеся нам скелеты были не единственной опасностью. – Предлагаете нам вновь выйти на дорогу? – вклинилась в разговор Элэйла. – Да, впереди опасность. Гноллами пахнет, – твердо ответил Дэрис. Спустившись в лощину, они прошли по влажной, усыпанной полусгнившими листьями земле. Пройдя всего несколько метров, уперлись в висящие корни деревьев. Вскарабкавшись наверх, они пошли дальше, по дороге, пока их не остановил просвет. Сначала все казалось обыденным, но вскоре хлюпанье заставило всех одновременно опустить глаза. Земля под ногами напоминала ил, который лежал тонким слоем и переливался в лунном свете фиолетовым оттенком. – Странно все здесь… – заметила эльфийка. – Да… – Мордриг с подозрением всматривался в покрывало липкой грязи, которое простиралось далеко вперед. – А дороги не видно совсем. – Ничего не видно, только грязь, – добавил Дэрис. – Придется идти наугад. Другого выбора у нас нет. Чувствуя, как ноги утопают в липкой жиже, эльфы шли друг за другом. Рассвет их встретил красными лучами и перед ними прояснилась илистая грязь. Оглядевшись вокруг, они заметили, что мутная поверхность во многих местах булькала и чавкала, выбрасывая наружу зловонные пузыри. Всмотревшись, Мордриг разглядел в грязи жилы, которые, пульсируя, что-то всасывали. – Не пойму, что это? – засомневался Мордриг. – Хм… – занервничал Дэрис. – Думаю, нам нужно поспешить. Бросая быстрые взгляды по сторонам, Элэйла первой увидела в нескольких сотнях метров от них деревья. – Смотрите! – выкрикнула она и кивнула в сторону леса. – Бежим! – закричал Дэрис, и все ринулись вслед за ним к деревьям. Неожиданно им путь перегородил поднявшийся из жижи на три метра фиолетовый сгусток, который принял очертание лича. Черный плащ на исхудавшем теле существа был запачкан зеленой слизью, тлеющие зеленым пламенем глазницы остро смотрели на эльфов. – Возможно, он тоже мертвый? – Мордриг проглотил комок страха и бросил взгляд на отца. – Думаю, да, – прицелившись, он применил оружие. Когда стрела подлетела к личу, она рассыпалась. Дэрис слегка опешил и покачал головой, но руки сами начали натягивать тетиву, пока колчан не опустел. Тогда он обнажил охотничий кинжал, который еще не позабыл костлявых мертвецов, и тут же кинулся в атаку. – Бегите! Я остановлю его! – прокричал Дэрис. – Отец! – Я сказал, бегите в лес! Сблизившись в прыжке с личем, он краем глаза увидел, как мимо него проскользнула парочка. Прицелившись в глаз противника, он вознес жало, но не успел вонзить острие. Серая рука лича крепко схватила эльфа за горло и принялась душить остроухого. Дэрис, размахивая руками, выронил кинжал, и мертвяк мгновенно закончил начатое. Жизненная энергия потоком перетекла из обмякшего тела в лича. Вскоре Дэрис рассыпался в руках нежити. Обернувшись, Мордриг округлил в печали глаза, но эльфийское самообладание не позволило ему остановиться. Насытившись, лич ринулся в погоню. Паря над жижей он быстро догонял эльфов. – Я устала! Больше не могу! Брось меня! – задыхаясь от нехватки воздуха, причитала эльфийка. – Нет, – отрезал Мордриг. – Терпи, осталось совсем немного. Споткнувшись, они кубарем покатились по грязи. Лич, на их удивление, остановился, остро смотря, будто сквозь них. Эльфы бросили взгляды в сторону леса и увидели эльфа в маске, который держал на прицеле нежить. Ледяной наконечник стрелы отблескивал голубоватым оттенком. Оценив магическую опасность кристального льда, лич стек обратно в грязь, в которой растворился. Бравый незнакомец, убедившись, что угроза миновала, опустил лук и подбежал к растерянным юным эльфам. После чего они все скрылись в лесу. – Гонгиэль, – представившись, лучник стянул повязку с лица. – Где ты был раньше? Эта тварь убила моего отца! – Мокса трудно поймать. Он лич, творение некроманта. Эта грязь – оскверненная земля. – В этот момент на плечо доброжелателю приземлился сокол, который оценивающим взглядом стал разглядывать новых друзей хозяина. – Знакомьтесь, мой верный друг Экдикан. Он в свое время помог нам с нагами и сейчас следит за нежитью. – Нежить… – злобно повторил Мордриг. – Ночью нам пришлось сразиться с костлявыми воинами, и мы одолели их. К сожалению, мать Элэйлы погибла и… – облокотившись об дерево, он замолк. – Понимаю цену твоей утраты, – сочувствуя, произнес Гонгиэль, – но такова жизнь. Крепись… – И спустя мгновенье, уведомил: – Нам нужно до темноты добраться до лагеря и ждать Гериона. – Король будет здесь? – отдаленным голосом уточнила эльфийка. – Да, – согласно кивнул Элэйле, потом, как ни в чем не бывало, поинтересовался у Мордрига, уж больно знаком ему показался лук. – Сам делал? – Конечно, он как две капли похож на лук моего дяди Молидора. Меня зовут Мордриг, ее Элэйла. Гонгиэль протянул руку охотнику и не подал виду, что знает мастера. – Не будем терять время, друзья, все расскажете за костром. Лучник еще раз обвел всех взглядом и жестом показал следовать за ним. Путь вел через овраги, болота и поля. Пройдя очередную бровку, они к сумеркам вошли в лес, в котором располагался лагерь. Возле костра на пеньках сидели три фигуры: эльфийка в охотничьем костюме, мускулистый атлет в кольчуге, лицо которого было в татуировках в виде символов и гремлин в балахоне. Гонгиэль подвел Мордрига и Элэйлу к костру. Взгляды гревшихся у огня оценивающим взглядом опутали незнакомцев. Выдержав паузу, эльф начал разговор: – Друзья, молодого охотника зовут Мордриг, а прекрасную девушку – Элэйла. А-а-а… Вот… – немного замявшись, продолжил: – Отлично. Начну с другой стороны. Сердитую черноволосую эльфийку зовут Зария, она принцесса дальнего южного королевства Санпирак, которое расположено на краю моря. Того громилу паладина северного королевства алаин зовут Дрон. И угрюмый лопоухий Шантайк, мы его этой ночью освободили. Бедняга томился в клетке у шайки гноллов и теперь в нашем отряде. Недавно мы сражались с нежитью и потерпели поражение, пришлось отступить вглубь. Отправили ворона в Салампик, вот теперь с нетерпением ждем подмогу. – Чувствую в юной эльфийке силу, – спокойным голосом промолвила Зария. Впившись взглядом в глаза Элэйлы, она криво улыбнулась. Дрон встал в полный рост и потряс кольчугой. – Хватит тебе, – широко улыбнувшись, он предложил свое место гостям. – Я вижу испуганных юнцов, которые дрожат, как осенние листья. Замерзли совсем, осень скоро, ночи прохладные стали. – Дрожат они от потери, – поддержал разговор Гонгиэль. – Нежить убила самое дорогое, что у них было. У Элэйлы – мать, а у Мордрига – отца. К тому же юнец – племянник Молидора. – Приятно слышать, – прохрипел Шантайк и, не сводя взгляда с костра, добавил: – Достойный воин. – Удивительно, но ее энергия лечит мои раны. Смотри! – Зария отвязала окровавленную повязку с ноги и не увидела рану. Глава 8. Сила орков Медленно водя пальцами по лезвию топора, Тогг сидел на пне возле своего жилища и зачарованно наслаждался утреннем солнцем. Раскаленное багровое око напоминало ему жаркую, бессонную ночь с Ингазой, в которой он утопал в наслаждениях. Невзначай воспоминания охладил громкий храп. Тогг резко обернулся в сторону хижин ганнов и взгляд его застыл возле выгребной ямы. В отвратных помоях, распластавшись на спине, с открытым ртом лежал Казар. Сдвинув в недовольстве брови, Тогг презренно посмотрел на изгнанника. В агонии, вождь решил проучить недруга, ему захотелось отрубить Казару голову и насадить ее на кол, чтобы тот замолк навсегда, но он, одолев гнев, только стиснул зубы. Нортор стоял в пелене густого дыма костров орды и тумана. Лишь озаренные бликами пики Фризора и оборонительные метательные орудия на башнях отражали резкий утренний свет. Вокруг веяло смертью и страхом. С одной стороны орда жаждала крови, с другой рыцари воодушевляли себя словом. Не оглядываясь, Тогг в развалку шел вдоль оборонительной стены, в которой недавно орда пробила брешь. Сквозь пелену смога проглядывалась зеленая трава и бесконечный горизонт. Вождь с легкостью перешагивал через узкие канавки, которые хаотично пронизывали в восточной части пологий склон. Увлеченный разведкой, он не заметил, как быстро оставил позади четверть лиги, а ясный день разогнал пелену. Погруженный в раздумья, орк играл мимикой – то растягивал губы, то щурился, то морщил лоб. Вождь сделал шаг и почувствовал, как его нога провалилась по колено в рыхлую землю. Внизу эхом послышалось плескание воды. Удержав равновесие, он высвободился из дыры и оттуда мгновенно повалил тошнотворный запах. – Что за вонючая река? Тогг приложил ладонь к носу и невнятно пробормотал ругательное слово. Резкий запах забил его дыхание. После он приблизительно представил направление канавы; она вела в город. Оскалив рот в лукавой ухмылке и ударив себя кулаком в грудь, произнес: – Тогг нападет неожиданно! Тем временем Казар с поникшим видом сидел возле кучи углей, над ним, словно над навозной кучей, кружили мухи. Пустым взглядом он смотрел на свои мозолистые руки и безмятежно качал головой. Рядом ютились ганны, сутулые существа постоянно что-то мастерили и латали воинам. Один орк по имени Громад был здесь частым гостем, в тренировках он постоянно ломал пополам рукоять у боевого топора. Другой, которого звали Таркешь, обращался сюда каждый раз только с одной просьбой, обмотать ручку своего стального шипастого щита кожей. Он гордился им, ведь ему подарил его отец Гургалад – одноглазый, который славился своей силой и выносливостью. В этот раз Громад пришел в мастерскую ганнов вместе с Глемом, и они краем глаза зацепились с померкнувшим взглядом своего лидера. Переглянувшись между собой, бывшая правая рука Казара оглядываясь по сторонам, не спеша подошел к потрепанному жизнью хозяину. – Вижу, потрепала тебя судьба. Казар медленно поднял голову, и Глем вздрогнул. Голос Казара звучал оттенком могущества: – Чего хотел?! – Тише, мой вождь. Не гневайся, есть для тебя хорошая новость, – слегка замявшись, продолжил, – утром мы с Громадом тренировались и выбрали место подальше от лагеря. Там мы нашли укрытую вьющей травой и кустарниками лазурную чашу, наполненную голубой водой. Я побоялся испить ее, вдруг она отравлена врагом. А вот Громад не побоялся и сделал глоток, так внутри него сразу же забурлила кровь, набухли вены, и его сила возросла в несколько раз. Но потом его настигла дикая головная боль. Рассвирепев, он хотел разрубить пополам чашу, но только сломал об нее топор. Воды в ней осталось немного, но тебе хватит мой вождь. – Хм… – скривил в сомнениях лицо. – Про находку знаете только вы? – Да. – Идем втроем. Покажете мне это чудо. Мне терять нечего, не хочу тухнуть с ганнами. Если это правда, я покажу Тоггу его место. – Злостно улыбаясь, Казар встал в полный рост и ударил своим кулаком в плечо Глема. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/petr-blek/zavoevateli-geroi-legend-36980736/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 69.90 руб.