Сетевая библиотекаСетевая библиотека
Приятное обещание Виктория Падалица Тринадцать лет им было дано, чтобы забыть. Еще тринадцать, чтобы любить. А после их навсегда разлучит судьба. Вернее, это судьба думает, что навсегда, ведь не в курсе, что он успел пообещать ей дочь, а она ему – стриптиз перед смертью. И оба не исполнили свои обещания…Содержит нецензурную брань. Для создания обложки были использованы фотографии с сайта https://www.maxpixel.net (https://www.maxpixel.net) по лицензии ССО бесплатно для личного и коммерческого использования. Глава 1.Город, где все начиналось Просто я открытая, Прямо под софитами на танцпол выйду я. Не понимаешь, это как быть раздетым. Выпускаю пламя я, Отменяю правила И танцую для себя… IOWA, «Плохо танцевать». Выскочив из поезда, Дженджи неуверенной походкой направилась к железнодорожному вокзалу, внимательно всматриваясь в лица прохожих. «Неужели Анжи не пришла? – суетливо мозговала она. – Или, просто не захотела прийти, мы ведь давно не виделись, тринадцать лет не поддерживали связи. Возможно, Анжелика и вовсе не захочет видеть меня после стольких лет молчания». – Джен! – окликнул ее женский тонкий голос Дженджи обернулась. Позади нее на расстоянии нескольких шагов стояла девушка. Среднего роста, худощавая, волосы цвета «платиновый блонд» коротко пострижены под супермодный нынче «боб». Открытый короткий топ белого цвета с черными цветами показывал стройную талию Анжелики и обнажал пирсинг в пупке. Джинсовые шорты не скрывали красивых ровных ног, обутых в громоздкие кеды, зашнурованные наружу. Завершала образ радостная улыбка. «Анжелика Ральдос, почти сестра». – Привет, Джен! – Анжелика подошла первая и обняла Дженджи, – Ты так изменилась! Хорошо, что ты наконец приехала! Дженджи немного отстранилась, чтобы рассмотреть Анжелику. – У меня нет слов, Анжи! Ты такая красавица! – Да я, как раз-таки, осталась прежней, а вот ты изменилась, – Анжелика обошла Джен кругом, с интересом разглядывая ее. – Раньше была толстухой, а теперь – звезда подиумов! Да тебя вообще не узнать! – Ты же узнала. Джен с улыбкой пожала плечами. Ей было приятно услышать подобные комплименты от Анжелики, хоть в обыденной жизни она давно перестала обращать на них внимание. – Если честно, крикнула наугад. Не думала, что ты обернешься. Вернее, я не думала, что ты – это ты! – Анжелика изобразила виртуозный прыжок в воздухе. – Вот мать обрадуется! И Тим в обморок упадет от счастья. – Как он? – улыбка спала с лица Дженджи при упоминании о брате Анжелики. – Собирался встретить тебя, но не смог, работа, понимаешь.... – Анжелика виновато отвела глаза. Она никогда не умела лгать. – Он сильно извинялся и просил передать, что увидится с тобой, как только сможет… Тим не живет с нами. У него свой дом. – Свой дом? Дженджи не была готова к такому повороту событий, но ей все же пришлось осознать, что тринадцать лет изменили не только ее одну. Раньше они все жили в одном доме, который приобрели их матери. Глупо, но Джен надеялась, что своим приездом на родину окунется в прошлое, где все осталось таким, каким и оставила. – И еще, – Анжелика неуверенно продолжала. – у Тима есть невеста, зовут Элис. – Рада за него, – с невозмутимым спокойствием бросила Дженджи, с трудом скрывая настоящую реакцию. – я думала, он уже женат и завел детей, раз не живёт с вами. – В голове у Тима только работа и гулянки. – данная тема была невероятно актуальной в семье Ральдос и озвучивалась довольно часто, как Анжеликой, так и ее матерью. Они обе пилили Тима, как только выпадал удобный для того случай. – Когда брат уже повзрослеет? – Тим сильно изменился? – Джен пыталась найти в ее словах что-то стоящее, что оттолкнет от Тима и изменит о нем мучительно приятные воспоминания. Она ведь влюблена в него с детства. Только вот Тим никогда не давал Джен ни намека на взаимность. Для того она и вернулась. Попытать собственное счастье, поскольку не смогла выбросить его из головы. – Наверняка, растолстел, полысел? – Ну, как сказать… – Анжелика остановила такси и помогла Джен затолкать чемодан в багажник. – Изменился, в принципе… Садись, поехали! Скоро сама увидишь! *** – Ничего пока, глухо, как в танке. – ловко увернувшись от расспросов Дорис, матери Анжи, о личном-наболевшем, Джен сразу оборвала нудную цепочку неприятного разговора о нещадно потерянном времени поиска спутника жизни. – А как поживает твоя мать? Дженджи замялась с ответом, искоса бросив взгляд на Анжелику. – Уехала. – нехотя солгала она. – Теперь у нее появился кто-то из Африки. – Как мило! – засмеялась Анжелика, запихивая в рот немаленький кусок пирога с лимоном. – А ты не поехала с ней, потому что не хотела, чтобы твой новый папуля стал негром? – Не совсем. – пропустив иронию Анжи мимо ушей, Джен с невозмутимым видом продолжила ковырять вилкой мясо в тарелке. – Я устала от той жизни. А с матерью мы не поддерживаем отношений с недавних пор… – Дакота всегда была сложным человеком. – охотно высказалась Дорис, ее лучшая и единственная подруга. – Похоже, даже старость не сделала ее более усидчивой. Сто лет в обед, а все в девках ходит. Седой трухлявый кошмар! – и тут же скривилась, потому что Дженджи и Анжелика с выпученными глазами уставились на нее. – Я что-то не то сказала? Дженджи и Анжелика синхронно кивнули вместо ответа. – Идите отдыхайте, время позднее. – Дорис закатила глаза, изображая недовольство. – Живи здесь сколько угодно, Дженджи. Если хочешь, оставайся насовсем. – Спасибо, но я не надеюсь уже, что останусь тут надолго. – голос Дженджи стал тише. Она удручённо кивнула, смущенно опустив глаза. – Пойдем, Джен! – Анжелика с набитым ртом неохотно поднялась со стула. – Я только руки помою, и вернусь. –Твоя мать умерла, да? – завела Дорис, как только дочь покинула кухню. – Не хотела говорить при Анжелике. Правильно, пусть она лучше не знает об этом. Ну а ты мне тоже дочь, я очень скучала по вам с Дакотой. Вы пропали, ни звонка, ни письма от вас. Сколько лет прошло? Десять? Двадцать? – Тринадцать с половиной, если быть точной. – Дженджи впала в глубокие раздумья, ударившись в давние воспоминания. – Меня забрали отсюда, когда мне было тринадцать. – Сложное было время тогда. Тяжело нам всем пришлось. – Дорис подсела поближе к Дженджи и осторожно взяла ее за руку. – Тогда все было иначе, не то, что сейчас. Мой сын, – она отвела противоречивый взгляд на стол, – повзрослел, получил успешную работу. Вот подыскивает себе дом побольше. Все говорит, что ему мало двух спален, нужны три! А также жизненно необходима ванная комната на каждом этаже, чтобы далеко не ходить, когда приспичит. Нынешний дом, по-моему, вполне устроил бы его и Элис, а также охапку будущих детей. Кстати, я как-то гадала, и мне выпало, что их будет пятеро. – она с охотой заворчала о своем наболевшем. – Представляешь, пятеро детей! Если верить картам, я уже несколько лет, как должна была стать хотя бы трехкратной бабулей! Но Тим назло судьбе не спешит обзаводиться семьей. – Большие запросы у Тима. – увлеченно подметила Дженджи, глядя на морщинистую руку старушки. – А сейчас он где живет? Далеко отсюда? – Не очень. И это тоже одна из проблем. Тим хочет быть ближе ко мне, потому что считает меня старой, а эту, – Дорис имела ввиду Анжелики, – не застанешь дома, особенно, по вечерам. Все шатается где-то! Надеюсь, что с тобой она образумится. – Тогда, если Тим так беспокоится о вас, почему не переедет сюда? Ближе некуда, да и деньги целее будут. Вы предлагали ему? – Да, конечно, я предлагала! Его аристократичная стерва Элис не хочет жить тут! Она, конечно, умная до скрежета в зубах, работает где-то программистом, хорошая хозяйка, все успевает, но есть у нее один минус: Элис до чертиков дотошная и ревнивая. Хотя поводы мой сын ей дает, конечно. – та вздохнула и огорченно добавила. – Что есть, то есть… – Хотите сказать, они не счастливы вместе? – Сложный вопрос… Они любят друг друга, да и мне кажется, что Тим скоро сделает ей предложение. Куда тянуть в его тридцать семь? Пора бы уже обзавестись семьей, внуков мне подарить, пока я еще в состоянии их нянчить! Потом уже поздно будет. А Тим непробиваемый, у него, видите ли, есть принципы! – Какие? Дженджи внимательно посмотрела на Дорис, желая как можно больше выпытать о ее сыне. Она должна была найти ту потайную нить, с помощью которой сможет заполучить его внимание. Ведь за этим она и вернулась сюда. Дорис покачала головой. Явно не даст ответа. – Почему он тянет? – не унималась Джен. – Действительно, возраст уже не молодой, почти сорок. – Не знаю, Тим не решается, хотя его подружка часто пилит по поводу этого. Ты только никому не говори, – Дорис тихо продолжала, – Элис не выносит меня на дух, а также всех его друзей, и, чуть что, сразу закатывает скандалы и требует сделать ей ребенка немедленно. Видимо, думает, что сможет удержать Тима на веревочке таким вот образом. – она отстранилась и грустно добавила, – Тима никто и ничто не удержит. Такой он своенравный… парящий в небе сокол! – Трудно ему жить с Элис, наверное. Тим ведь любит погулять, как я поняла из рассказов… – В яблочко! Это то, из-за чего Тим никак не поумнеет. Постоянные походы по кабакам и ресторанам… И откуда у него столько здоровья?! Если честно, я думаю, что он и она… – Что он и она? – Джен вся обратилась в слух. Дорис недоверчиво прищурилась. Слишком много хотела знать Дженджи о ее сыне, что казалось ей крайне подозрительным. – Ничего. Да я уже забыла, что хотела сказать. – Нет, вы помните! – уговаривала она старушку. – Дорис, что вы думаете? Вы что-то знаете о ней? – Я скажу, если пообещаешь сразу же забыть об этом разговоре, будто его и не было. – Обещаю. – нетерпеливо кивнула она, широко раскрыв глаза и приготовившись слушать главную тайну Тима Ральдоса и стервозного программиста по имени Элис. – Я думаю, что Тим ошибся, выбрав Элис в будущие жены. Они, конечно, идеальная пара, отлично смотрятся вместе, но только не она для него, Дженджи, не она…Тиму нужна другая жена. Та, которая заткнет за пояс все его выходки, или та, которую он действительно полюбит. Тим очень изменился за тринадцать лет, дорогая. Ты вряд ли в нем не разочаруешься, если он покажется тебе натуральным, то есть, гулящим балбесом. Женское общество испортило Тима с детства, его ведь всегда окружали одни только бабы. Ты пообещала молчать! – строго предупредила Дорис, пригрозив Джен пальцем. – Тим бесится, когда в его жизнь вмешиваются с советами. – Я не планировала что-то ему говорить и советовать. Кто я такая, чтобы что-то доказывать Тиму, тем более, если он родную мать не слушает! – Кто знает, – Дорис окинула потолок задумчивым взглядом. – возможно, вы были бы вместе и не расставались бы и по сей день. – затем встала и, собрав со стола грязные тарелки, бросила их в раковину и ушла. Анжелика все это время стояла у входа в кухню и молча слушала их разговор. *** Поднявшись по старой лестнице, Джен вскоре очутилась в знакомой комнате. Спальня совсем не изменилась еще с тех самых времен, как она жила здесь. Кровать Тима, стоящая на прежнем месте у окна, пустовала, но была опрятно застелена и выглажена, словно каждый день ждала своего хозяина. У противоположной окну стены стояла другая кровать. Кровать Дженджи. Поставив сумку на пол, Джен прошла к окну и взглянула на соседние дома. Чувство ностальгии одолевало и без того тоскливые мысли, и она, опустившись на кровать Тима, заплакала, кутаясь лицом в мягкий плед и тщетно пытаясь уловить хотя бы малейшие нотки присутствия любимого. – Можно? – Анжелика стояла в дверях. – Джен, ты чего расстроилась? – Я не расстроилась. Просто, – та воспроизвела глубокий вдох, помахав перед лицом руками, и попыталась улыбнуться. – воспоминания нахлынули… – Ты до сих пор любишь моего брата, так? – Анжелика закусила губу и нахмурилась. – Ну, ты сидишь на его кровати и плачешь, вот я и предположила. Что-то еще может означать такое поведение? – Я не видела Тима тринадцать лет, и думаю, что мои чувства рассеются, как только увижу его снова. Тим никогда не обращал на меня внимание, Анжи, – Джен, тяжко вздохнув, с виноватым видом пересела на свою кровать. – Я бы на месте Элис уже начала волноваться, как только ты вышла из поезда! – шутливо подметила Анжелика. – Ка по мне, ты гораздо привлекательней Элис. Насчет вкуса моего брата не знаю, не могу точно сказать. Он, конечно, не пропускает ни одной юбки, но всегда возвращается домой, к ней. Так что, Джен, – та подумала, что поступит благоразумно, если решительно сменит тему. – расскажи лучше о себе. И не тот бред про работницу библиотеки, что ты втирала нам с мамой внизу. – Я долгое время танцевала. – Дженджи опустила голову, а потом стыдливо добавила шепотом. – За деньги танцевала. Глава 2. Встреча, которую так ждала Дженджи Дженджи пробудил терпкий запах свежесваренного кофе. Наспех приведя себя в порядок, она натянула джинсовые мини-шортики, короткий старый топ, и с улыбкой двинулась на аромат. Анжи уже сидела на кухне, читая газету, параллельно о чем-то спорила с матерью. – Доброе утро! – торжественно произнесла Дженджи, усевшись рядом с Анжеликой и заставив их отложить важный разговор на другой раз. – Доброе. Будешь мой волшебный кофеек для отличного настроения? – Не откажусь! – улыбнулась Дженджи, поглядев на изрядно повеселевшую Дорис. – Я нигде больше не пробовала столь невероятного кофе. Запах и вкус родом из детства… Жаль, что мне удалось попробовать его всего несколько раз, и то тайком, потому что моя мама не разрешала мне пить кофе. Она говорила… – Это напиток для взрослых! – перебила ее Дорис, увлеченно колдуя над чашкой. – Все-таки странная она была, твоя мать… – Анжелика отложила газету в сторону и посмотрела на Джен. – Как можно было так издеваться над своим ребенком? – Она поступала так, как считала нужным. Прекращай эти разговоры! – отчитала ее Дорис, качая бедрами и что-то напевая под нос. – Ну все-таки, – не унималась Анжелика, – почему мы ели и пили все, а Джен то было нельзя, это нельзя? То не пробуй, это не ешь, это для чакр плохо, это ауру чернит… – Хватит! – прикрикнула Дорис. Можно было подумать, что ей совсем не повезло с характером. Старая мигера, как ни поворачивай. Но Дженджи считала ее справедливой, хоть и немного сварливой старушенцией. – То, что делала Дакота, не обсуждается! Она воспитала хорошую дочь, и я больше не потерплю плохих разговоров о ней в моем доме! Дженджи, вот скажи, есть что-то, что ты еще не пробовала? – Вообще-то, есть, – Дженджи, заметив каверзное выражение лица матери Анжелики, нерешительно продолжала, – мама не разрешала есть лимоны. Она говорила, что лимон притягивает негативную энергетику. Я до сих пор боюсь его пробовать. – Что за вздор? – взорвалась Дорис, отставив танцы до лучших времен. – Лимон полезен для здоровья! Хочешь попробовать? У тебя есть лимон, Дорис? – она сейчас спрашивала саму себя, почесывая седую макушку. – Он точно где-то завалялся! Я прямо чую его в этой комнате! Где-то он скрыт… – Лимон есть в пироге. – вмешалась Анжелика. – Ты вчера его ела, Джен? – Нет. Я ела фирменный мясной салат. До пирога не дошло. Не буду я лимон. – Ну как знаешь! – обиделась на нее Дорис. – Хотя я бы очень советовала тебе положить ломтик в кофе, посолить и кальмара туда бросить… – О Божечки, соленый кофе, да еще и с кальмаром… – Анжелика смешно скривилась, – Так, что у нас со временем? – та бросила взгляд на часы, – Джен! Как так, еще не собрана? Нам выходить пора! Прогуляемся по городу, пока совсем не разжарилось! Ты же не собираешься сидеть тут и слушать маман? – Хоть жару пересидите где-нибудь, Анжелика! – заворчала Дорис, убежденная, что ее непутевая доченька и Дженджи втянет в свои постыдные гулянки сутками напролет. – И не задерживайся допоздна! – Конечно, мам! – Анжелика чмокнула мать в щеку и повернулась к Дженджи, – Ты пойдешь так? – она вытаращила глаза на ее домашний образ. Дженджи немного смутилась, недоумевая, почему ее шорты и старый топ не подходят для прогулки, и утвердительно кивнула. – Ладно. Пойдем. – прикинув в голове, что на Дженджи что ни надень, ничего не испортит её привлекательности, Анжелика сразу отступила. *** – К чему такая спешка? Дженджи еле поспевала за быстрыми шагами Анжи-водомерки. Это прозвище привязалось к Анжелике с самого детства и которое она получила за несоразмерно длинные и худющие ноги, а также привычку вечно куда-то торопиться. Дженджи тоже имела прозвище, но называться «хомяк Джен или хомячок Джи-жирные щеки» было уже не актуально. Теперь Дженджи вовсе не хомяк. А жаль… – Потому что сейчас время обеда, и займут все места! Влетев в здание кафе, Анжелика тут же уселась за столик у окна, показав плечами подходящей паре, что место, увы, занято. Дженджи присела напротив нее лицом к выходу. – Мороженое, или, может, что-нибудь посущественней? – спросила Анжелика, не отрываясь от телефона. – Нет, пожалуй, буду кофе. Что посущественней вредно в такую погоду. – Да ладно! И с каких пор ты стала такая правильная, Джен? – С тех самых, как уехала от тебя! – сквозь смех выговорила Дженджи. – Ты кого-то ждешь? – Да, он сейчас должен подойти. – отвечала она, загадочно улыбаясь. Официант принес заказ. Три чашки кофе. – Он? Интересно! Кто этот он? – Дженджи с кокетством подтянула к себе чашку. – Может, у него есть еще кто из знакомых, только одинокий? Она опустила взгляд, активно помешивая тягучую жидкость ложкой, как вдруг почувствовала нечто странное. Внезапное волнение охватило пальцы Джен… Голос в голове убеждал ее поднять голову и посмотреть в сторону дверей. Джен послушно перевела глаза на того, кто только что вошел в кафе. Этого момента она ждала очень давно, и как только в мечтах не представляла! Тим Ральдос, из плоти и крови, самый настоящий и ни капли не выдуманный вошел в кафе. Высокий, складный брюнет, его зелено-карий взгляд искрился счастливыми огоньками, на пухлых чувственных губах застыла хитрая ухмылка. На нем деловой костюм и галстук – требование офисного дресс-кода, невзирая на дикую жару. Тим держал в руках телефон и бесшумно направлялся прямиком к Анжелике, которая даже не ожидала, что он подойдет из-за спины и испугает ее. С каждым приближающимся шагом, Дженджи ощущала в своей груди усиливающееся сердцебиение. «Все такой же милый и добрый очаровашка, как и раньше. Разве, что стал выше и плечистее, да и стрижку сменил на более короткую, а как ему шли кудряшки…» – Сейчас узнаешь… – Анжелика поднесла телефон к уху. – Ты где, брат? Тим подкрался сзади и ущипнул Анжелику за высушенные диетами бока. Та взвизгнула и мигом обернулась. Тим в ответ чмокнул ее в щеку и бросил краткий взгляд на Джен. Потом тут же отвернулся. «Он не узнал меня.» – приговором прозвенело в голове Дженджи. – Зачем ты позвала меня сюда? – спросил Тим, присаживаясь рядом с сестрой. – Да как же? – Анжи растопырила на него удивленные глаза. – Ты, что ли, не узнаешь Джен? – Кого? Тим снова обратил внимание на Дженджи, теперь уже более сосредоточенно. Некоторое время он молча всматривался в ее лицо, а потом в изумлении открыл рот. Теперь Дженджи была не одинока в своем глупом виде… – Джи! Ты ли это? А ну-ка! – Тим взял Дженджи за руку и вывел из-за стола. – Все та же Джи! – он покрутил ее, а затем крепко обнял за плечи, не отпуская радушной улыбки. – Нет, не та же… Что-то в тебе изменилось, не пойму только, что… Может, волосы стали длинные или… Его необыкновенный взгляд, чарующий голос и мягкие прикосновения наряду с великолепной, такой нужной ей улыбкой, продолжали околдовывать Дженджи. Ей не хотелось, чтобы этот момент когда-либо кончался. Она видит Тима спустя тринадцать лет. Это лучшее, что только могло случиться за сегодня! И пусть Тим в упор не замечает ее женственной красоты, над которой та годами усердно трудилась, Джен все равно приятно, что она хотя бы видит его и чувствует. – Садись, брат! Кофе стынет, тебе тоже заказала. – Хм, очень любезно, что потратилась на брата. – Тим присел рядом с Анжеликой, но не сводил глаз с Дженджи, которая, тем временем, вернулась на свое место. – Сестра, почему не оповестила, что Джи приехала? – Как не оповестила? Брат, ты что?! – возмутилась Анжи. – Я еще два дня назад предупредила тебя, чтобы забрал нас с вокзала! – Но ты не говорила, что приедет Джи! – Тим поджал зубами нижнюю губу, прищурено наблюдая за сестрой. – Ну и что?! Я говорила, что ко мне в гости едет одна давняя подруга! – Если бы ты сказала, что сюда едет Джи собственной персоной, я бы и работу пропустил ради такого. Эх ты, интриганка с тебя никудышная! – Тим слегка толкнул сестру в плечо, а потом перевёл тёплый, дружеский взгляд на красную от волнения Джен. Отпил кофе, затем украдкой поглядел на часы. – Черт! Совсем забыл о времени. Мне нужно вернуться на работу, кое-что доделать, а вечером буду свободен. Джи, кстати, что ты делаешь сегодня вечером? – Ннничего… – как могла, промямлила Дженджи, глаза ее цвета янтаря в предвкушении засверкали самыми шикарными бриллиантами. – Тогда приходи ко мне вечером. Заодно познакомишься с Элис. – С твоей невестой? – Невестой? – Тим хмыкнул, метнув странный взгляд в Анжелику. – Кто тебе сказал, что Элис моя невеста? Да ладно, потом поговорим. Жду вас у себя после шести. Попрощавшись, Тим поспешно скрылся за дверями кафе, и, спустя несколько мгновений, очутился на противоположной стороне улицы. – Что это было? – спросила Дженджи Анжелику. – Почему ты не предупредила, что мы идем на встречу с Тимом? Я бы привела себя в порядок! Если бы знала, что это будет он… – Ты бы что? – Не знаю, – Джен провела рукой по волосам и загрустила. – оделась бы приличнее… – Советую сегодня надеть самое неприличное, что у тебя есть в гардеробе. Посмотришь на реакцию Элис! Она очень ревнивая девчонка! Видеть ее в таком состоянии стоит того! Вот уж поверь, забавненько! Только я буду сохранять нейтралитет между вами обеими, понятно? Если что, я ничего не знаю! Джен опустила голову, обратив внимание на свои пальцы, автоматом стучащие по локтям по причине того, что больше нечем было занять руки. – Пойдем обратно? Нужно подготовиться к вечеру. Сегодня я увижу Элис. Хочу произвести на нее небывалое впечатление. – Джен ехидно ухмыльнулась. – У меня есть пара шокирующих костюмчиков… – Ух ты, покажешь? – Тебе не покажу. Я стесняюсь! – Дженджи, подмигнув, взяла с диванчика сумочку и встала с места, – Весь мой гардероб – твой гардероб. Как раньше, помнишь? – взявшись за руки, коварные подруги покинули кафе. Глава 3. Элис, ревность и волшебные деревья Дом Тима даже издалека казался не так уж мал, как предполагала Дженджи и как позиционировала Дорис со слов взыскательного сыночка. Дом располагался на другом конце города, возле озера, на котором многие любили порыбачить, а самые отчаянные горожане даже купались. Нельзя сказать, что озеро было грязным. Напротив, оно было даже слишком естественным, естественно запущенным, поросшим камышом и тиной. Анжелика и Дженджи топтались на пороге дома и шептались между собой, не решаясь позвонить в дверь. Они спорили и никак не могли определиться, кому из них достанется незавидная участь нажать на кнопку звонка. В итоге, Джен не выдержала и позвонила первой. Спустя пару минут послышался стук каблуков, и дверь открыла она – молодая брюнетка с точеным станом и четко очерченными губами. Она посмотрела на Дженджи, как бык на тореро, с презрением разглядывая ее с ног до головы тяжелым, ревностным взглядом. Дженджи, несомненно, показалась Элис очень даже нескромно одетой, но ведь именно это первое впечатление она хотела усадить в голове девушки Тима. Дженджи ликовала, сверкая глазами: она добилась своего. – Вы к кому? – спросила ее Элис грубым голосом. – Привет, Элис! А это… – Анжелика указала на Дженджи, – Джен, наша почти сестра. – Что значит, почти? – она снова недоверчиво покосилась на Дженджи. – Мы жили вместе, раньше, брат не рассказывал? Ну так вот, мы, как сестры. Впустишь? Тим ждет нас. Мы собирались прогуляться. – Мхм, Любимый! – Элис повернула голову назад и крикнула. – Тут пришла твоя вроде как сестра и Анжелика! – Пусть войдут! – отозвался Тим. Анжелика и Дженджи тут же двинулись к двери, но Элис преградила им дорогу. – Входи только ты. – она указала на Анжелику. Но тут их напряжение разбавил Тим. Он вышел из дома как всегда вовремя и при полном параде. Его счастливый вид нельзя было сравнить ни с чем. Обняв Джен за плечи, Тим потянул ее к старенькому автомобилю ярко-красного цвета и напоследок крикнул Элис, что вернется поздно. – По-моему, Элис тебя невзлюбила, Джен. – заметила Анжелика, только они успели отъехать от дома. – Что за глупости? – Тим сразу вмешался в разговор, не дожидаясь ответа от Дженджи. – Она тебя полюбит, Джи. Вы поладите. – Она не впустила Джен в дом! Сказала, что я войду, а она останется! – продолжала возмущалась Анжелика. – Тебе послышалось! – Тим вздохнул и покачал головой. – Элис не могла такого сказать. Это мой дом и мне решать, кто туда входит, а кто нет. Ясно? – Ты это скажи своей подруге! – рявкнула Анжелика. – Она такая же твоя подруга, Анжелика! – Ты прав, не считая того факта, что я не сплю с ней, в отличие от тебя! Тим и Анжелика злобно переглянулись друг с другом и смолкли, оставив перетирание Элис и ее важности на более уместное время. Тим сердито уставился на дорогу, а Анжи – в телефон. Дженджи решила не вмешиваться в их спор и пытаться переубеждать Тима, хоть тоже довольно отчетливо расслышала слова Элис. Но Джен вовсе не расстроили эти слова, ведь она получила то, ради чего наряжалась в свой нескромный наряд. *** – За встречу! – Тим держал перед собой бокал. – За твой приезд, Джи! – За приезд! – подхватила Анжелика. Не прошло и часа, как опустела третья бутылка шампанского, и официант снова стоял у их столика в ожидании заказа. – Желаете что-нибудь еще? – спросил он Тима. – Девчат… – тот наклонился к подружкам. – На твой выбор. – медленно проговорила Анжелика, чтобы ответ ее был более понятлив. – Я, наверное, не буду. Мне хватит. – Дженджи вежливо улыбнулась Тиму, из последних сил стараясь не показать, что она мертвецки пьяна. – Да брось! – Тим не унимался, – Давай с тобой еще выпьем! Ну? – он посмотрел на Дженджи по-собачьи просительным взглядом. Невозможно было устоять. На этот раз официант принес бутылку скотча. Джен, сжав губы, понимала, что эта бутылка будет лишней, и после выпитого она не сможет справиться с желанием броситься к Тиму в объятия. Или, если сегодня ей в этом не повезет, с невозмутимым видом уснуть прямо за столиком. Тим с дружеской теплотой смотрел на Дженджи, изредка отворачиваясь, чтобы обратить внимание на сцену с танцующими девушками, при этом успевая нехотя отвечать Анжелике на ее редкие, но дюже провокационные вопросы. Но взгляд Тима в момент, когда настигал Джен, не был тем восторженным взглядом, на который надеялась она, надев шикарное коротенькое платьице с глубоким декольте. Не меняло расположения Тима и изрядно выпитое им количество алкоголя. Дженджи это огорчало с каждой поглощенной в себя рюмкой. Когда же Тим и вовсе стал отвлекаться на мобильные звонки, Джен в миг захотелось выхватить телефон из его рук и просунуть в бутылку со скотчем. Уже не сдерживаясь, она готова была излить Тиму все свои чувства, накипевшие за долгие тринадцать лет. Но тут Тим встал и неожиданно засобирался… – Извините, вынужден покинуть вас. Элис… – он виновато пожал плечами. – Сами знаете! – Ты, что, собрался сесть за руль? – обалдевшая Джен ухватила Тима за локоть. – Ну уж нет, не пущу тебя одного! – она прижалась к нему, ощутив боготворимое, но недосягаемое тепло под рубашкой, – Ты нужен мне живой. – затем крепче обняла Тима за талию, уткнувшись лицом в шею и теряя самообладание от роскошного аромата мужского парфюма с примесью алкогольного дурмана, которые, гармонично сочетаясь, придавали Тиму необыкновенный шарм. – Твоя взяла. – махнув сестре, Тим взял Джен за плечи и повел к выходу. – Заодно прослежу, чтобы вас никто не украл, невероятно ослепительных и изрядно надравшихся красавиц! *** Спустя несколько дней Тим позвонил Дженджи рано утром и назначил встречу. Она, конечно, же согласилась, ведь ожидала звонка от любимого очаровашки все эти долгие мучительные дни. Тим забрал ее из дома и привез на соседнюю улицу, чтобы показать новый дом. Этот дом был гораздо больше, чем тот, в котором Тим жил. Недовольная Элис и еще какая-то женщина ждали их у входа. – Вы еще не передумали покупать супердом? – спросила она Тима. – Еще нет. – ответил он, а затем поглядел на Джен. – Пойдем, Джи, скажешь, что думаешь по поводу этого местечка! – Он такой огромный! – восклицала Дженджи, уставившись на особняк. – Тут есть все, что нужно! – подхватила хозяйка, приметив ее интерес к постройке. – Три спальни: одна внизу, две наверху, две ванные комнаты, кабинет, просторная кухня со всей необходимой встроенной техникой и залы! Пойдемте же, не будем стоять в дверях! Хоть хозяйке недвижимости в любезности было не занимать, дом был и впрямь прекрасен и поражал своим величием в духе современных тенденций. Открыв парадную дверь, они попали в широкий коридор, совмещенный с кухней и столовой. Кухня отделена от общей комнаты стойкой бардового цвета с черными вставками. Посреди зала большой пузатый диван из белой кожи, рядом дверь, ведущая в спальню. – Я хочу поставить сюда аквариум. – заявил Тим, когда они вошли в спальню на первом этаже. – Думаю, он будет тут не лишним! – Но я была уверена, что наша спальня будет наверху! – возразила Элис, показательно надув губы. – У нас три спальни, любимая. Аж целых три! – Тим обнял Элис и подойдя ближе, шепнул ей что-то на ухо. Дженджи старалась не обращать внимание на заигрывания Тима и его девушки и поторопилась покинуть спальню, чтобы не увидеть того, чего ей совсем не стоило видеть. – А там что? – спросила она хозяйку, пытаясь отвлечь себя от неистовых мыслей. – Комната отдыха, телевизор и все такое… – Ясно. – нервно бросила она. – Хороший дом. – Один из лучших! Особняк полностью отремонтирован, вся сантехника и отопление новые, полы, обои – все свежее! Даже мебель была доставлена сюда на заказ. Абсолютно новая мебель! Дом полностью готов к появлению в нем хозяев. Приходи да живи, как говорится! Хотите посмотреть второй этаж? – Нет, я пойду, пожалуй. До свидания. – кивнув в знак прощания, Дженджи поспешила покинуть дом и всех его обитателей. Повернув на соседнюю улицу, она заметила один пропущенный вызов, высветившийся на экране мобильного. «Тим. Вероятно, заметил, что меня нет», – подумала Джен, остановившись у светофора в ожидании нужного света. – Джи! – Тим бежал за ней следом. Дженджи от неожиданности ахнула и повернулась на голос, любимый бархатный голос, слышать который стало ее самой заветной мечтой за долгие годы, горько-сладким миражом ее темной и неудачной судьбы. – Пойдем назад, – попросил Тим, поравнявшись с Джен, – мне хочется побыть с тобой. – в столь невинной просьбе она очень хотела бы услышать совсем не то, что Тим действительно имел в виду. Дженджи кивнула и кратко улыбнулась. Тим снова покорил ее и без того слабую волю. А что ей оставалось? Она не могла и не хотела иначе. Тим взял ее за руку и повел обратно к дому. Элис и хозяйка стояли на первом этаже и о чем-то говорили. Увидев Дженджи, у ревнивой подруги Тима тут же пропало настроение, как и дар речи. Джен решила не обращать внимание на поведение Элис, дав понять, что ей совершенно безразлично то предвзятое мнение насчет нее самой. Дженджи мило улыбнулась Элис в ответ на ее презрительный взгляд, сверкнув рядом белоснежных зубов, и остановилась возле Тима с невинным видом. – Как тебе дом? Нравится? – Тим похлопал Джен по плечу. – Почему ей должен нравиться дом? Не она же будет жить в нем! – взорвалась Элис, не обращая внимание на смущенную её репликами хозяйку «недвижимой прелести». – Элис, ее мнение мне дорого. – спокойно объяснил Тим. – Запомни это. Джи? Думаешь, стоит его купить? – А если я скажу нет? – Дженджи посмотрела на Тима глубоким проникновенным взглядом. Тот, не смутившись, ответил. – Тогда я передумаю. – Тим! Это ведь дом твоей мечты! – Элис обвила его вокруг шеи, нагло оттолкнув Дженджи в сторонку, чтобы та не мешалась. – Что ты скажешь? – Тим убрал с своих плеч руки Элис, ожидая ответа. Джен укоризненно поглядела на Элис и заставила себя улыбнуться. – Мне нравится! – Здорово! – Тим схватил Элис за ягодицы и приподнял над собой. – У нас теперь есть дом, Элис! – Да, есть! – Элис нежно гладила его по голове, – Только он слишком велик для нас двоих. Ты знаешь, на что намекаю. Мы ведь уже это обсуждали. Ты обещал мне, что как только мы переедем, этот вопрос снова поднимется! – Пока что мы не переехали, милая. Подожди до вечера, там и поговорим. Джи! – Тим все еще держал Элис на руках. – Спасибо тебе, ты настоящий друг! – Всегда рада помочь. Джен, стерев с лица желание расцарапать своим свежим маникюром рожу Элис и всю ее наружность, опустила взгляд. Она привыкла делать вид, что не обращает внимания на взаимоотношения Тима и его девушек. Дженджи частенько приходилось присутствовать при его поцелуях с другими, приходилось ждать за дверью или плакать в туалете, пока Тим развлекался с ними в их общей комнате. Этот раз не являлся исключением ни для кого. – Может, прогуляемся, пока грузчики доставят сюда наши вещи? —ласково спросила Элис Тима. – Как ты на это смотришь? – он в свою очередь перевел взгляд на Дженджи. – Ты с нами, Джи? – Я домой. Обещала помочь твоей матери. Сегодня день пересадки растений, к которому Дорис долго готовилась… – Спасибо тебе за то, что помогаешь маме. Она без тебя не справится. Ты хорошая и отзывчивая, Джи. – Порой даже слишком. – Джен нечаянно произнесла эту мысль вслух, но Тим сделал вид, что не расслышал. *** – Она тебя на дух не переваривает, не ошибаюсь? – Да, это так, Дорис. – достав растение из горшка, Дженджи вздохнула и принялась тщательно осматривать корни. – Этот нормальный. – Сажай. Отличный цветок! Сколько себя помню, он всегда был в этом доме. Этот цветок – связь наших поколений, поскольку хранит в себе информацию о прежних владельцах. Да и к тому же, живет не один век! Поговаривают, он обладает магическими свойствами… – Это же простой бонсай! – усмехнулась Дженджи, вертя в руках с виду обыкновенное, но сильно располневшее карликовое деревце. – Все в этой жизни просто для глупца, который не желает осознавать обратного. Ты ведь в курсе, кем была твоя мать. Как бы там ни было, это правда. Дакота была очень сильна в магии. Не знаю, какая болезнь или что-то еще сгубило ее стойкий организм, но… – Дорис в порыве ностальгической грусти опустила глаза. – мне не хватает Дакоты. Без нее все наши заклинания перестали работать. То, что мы с ней проворачивали вдвоем, перестало иметь смысл, когда она ушла. Догадываешься, о чем я? – Если честно, нет. И не хочу знать. – увернулась Дженджи, придумывая боле интересную тему, которая не затрагивала бы ее мать. – Тим сегодня купил дом. Недалеко отсюда, через две улицы. – Случайно не тот, во дворе которого цветет сирень? – Он самый. А вы видели этот дом? – Сам дом не представляет для меня интереса, а вот дерево… – Дорис с досадой покачала головой. – Очень плохо, когда во дворе растет сирень. Это кладбищенское дерево, оно притягивает потустороннюю энергетику. – Вы верите в эту чушь? – усмехнулась Дженджи. – Я думала, что эти увлечения должны были улетучиться с возрастом! – Конечно, верю. И ты должна, ведь в тебе живет дар! – Какой еще дар? Я ничего не замечала в себе с самого рождения. – Потому что ты не хочешь верить в то, что дано природой. Если бы ты хоть раз послушала свою мать, то знала, что ты, Дженджи, необычное дитя. У тебя есть то, чего нет у других. Даже моим детям не суждено было получить то, чем ты обладаешь. – Откуда вы знаете, что я отличаюсь, к примеру, от Анжелики? – Лимон. – сразу ответила Дорис. – Чертов лимон! Я с младенчества пичкаю Анжелику этим заковыристым фруктом в любом виде, однако, чуда не происходит. – Вот почему она такая худая… – Дженджи отшучивалась, как могла. – А что есть во мне? – А ты съешь лимон и узнаешь! – Так не честно! Я даже не представляю, что меня ждет! – А ты знала, что вернешься сюда спустя тринадцать лет? Нет. Но ты рискнула и вернулась. Уверена, ты правильно поступила. Здесь твое место. Тебе не быть счастливой, пока рядом нет моего сына. Так хотела твоя мать. – Дорис повернулась в сторону бонсая. – Она прокляла тебя, собственноручно закопав в ненависти другого. Ничего личного, просто твой отец плохо с ней обошелся. А теперь между тобой и Тимом существует незримая связь, которую трудно объяснить. – Так что же, получается, я не буду счастлива, пока Тим не со мной? – Дженджи крайне удивилась услышанному. – Почему мать увезла меня отсюда? Она знала, чем это кончится? – Дакота все знала. Да вот только не было выбора ни у кого из нас. Принеси-ка воды, дышать нечем стало… – Дорис схватилась за сердце, рывками глотая воздух. Глава 4. Откровения Тима Тим Ральдос примчался сразу после приезда скорой помощи. – Жить будет. – произнес доктор, с виду напыщенный старикашка с до жути проникновенным взглядом бывалого Казановы. – Давление снижено, угроза миновала. Берегите ее! – Спасибо, доктор. – Тим поспешно сунул ему деньги в кармашек халата. – Не за что, мистер Ральдос. Обращайтесь в любое время. Дженджи сидела на кухне, вертя в руках пустую чашку, где с минуту назад еще было успокоительное. – Как ты? – Тим присел рядом и взял ее руки в свои. – Пойдет. – отвернулась Джен, стыдливо убрав руки под стол. – Джи, не вини себя. – бархатный тембр Тима и его прикосновение к плечам здорово успокаивали. – Это могло случиться с мамой в любое время. – Нет, это моя вина. Мне не стоило расспрашивать ее о прошлом. – Вы говорили о Дакоте? Мама болезненно воспринимает все, что связано с ней. Я пытался образумить ее и заставить забыть, но она непреклонно стоит на своем. Ты ведь знаешь нашу маму, она неустанно твердит про какие-то заговоры и прочую хрень. – Так ты в курсе? Дженджи с удивлением поглядела на Тима. Тот пожал плечами. – Они обе были помешаны на магии, Джи. Если бы наши матери бросили свои волшебные штучки сразу же, у них бы сложилась другая жизнь, а у нас с тобой была бы полная семья. И не росли бы мы без отцов. – Моя мать прокляла меня. Тим, услышав это, сразу смолк. Некоторое время он думал, опустив глаза, затем посмотрел на кухонные шкафчики. – Твоя мать любила тебя, Джи. – спокойно продолжал он. – Выбрось эти поганые мысли из головы и подумай о чем-нибудь хорошем. – Прости, пожалуйста. У твоей матери случился приступ, а я тут распинаюсь про какие-то глупости. – Ничего, мама уже не в том возрасте, чтобы бегать кросс. – Тим увлеченно поглядел Дженджи в глаза и пододвинулся ближе. Сейчас его глаза казались ярко-зелеными. Загадочная улыбка Тима говорила о том, что ее обладатель желает узнать о Джен немного больше. – Кстати, бегаешь по утрам? – Бывает, но не часто. А ты? – Хотелось бы… Может, когда-нибудь, придешь ко мне в шесть утра и заставишь пробежать с тобой пару кругов? Я бы не прочь начать день в такой приятной компании. – Тим, повернувшись к чайнику, налил себе кипятка, затем потянулся за кофейной банкой. – Элис давно пилит меня по поводу спортивных занятий. Она считает, что с моим образом жизни я протяну недолго и не смогу своевременно обзавестись потомством. – Ааа, вот оно что. – понимающе закивала Дженджи, пытаясь понять, что на самом деле происходило в его голове в данный момент. Хотел ли Тим обзавестись статусом мужа и отца, но по какой-то причине отнекивался кому-то назло, либо отрицал семейные ценности в принципе? Эта тайна никак не поддавалась осмыслению женским окружением Тима. – Элис считает, что ты станешь импотентом от сидячей работы? От такого труда только геморрой можно заработать, и то, по большей части, на голову. – Ты права, Джи. Но, как бы там ни было, я работаю над тем, чтобы не стать овощем в плане сексуальных подвигов. – Тим заносчиво задрал голову, шутливо показывая перед Джен свою важность. – Веришь, я еще остаюсь привлекательным для женщин! – Наслышана. – удрученно произнесла Дженджи. – Интересно, и о чем еще тебе рассказала Анжелика? Или это была мать? – Не стану сдавать конкретно кого-то, но знаю, что ты любишь погулять в свое удовольствие. И еще ты много потребляешь алкогольных напитков. – Это не пьянство, Джи. – с досадой в голосе проскрипел Тим. По всей видимости, этой темой его изрядно достали. – Всего лишь средство от депрессии и нудной ежедневной волокиты. Кофе? – Можно бы. – Джен кивнула. – Так что скажешь в свое оправдание, Тим? – Не будь, как Элис. Ты ведь Джи. Не надо пилить меня. Я живу так, как хочу, и возможно, когда-нибудь, пожалею об этом. А может, и нет. Некоторые полагают, что я поступил неправильно, связав жизнь с Элис, и она не способна дать того, что мне нужно. Возможно, они правы… – Но? – Дженджи уловила в речах Тима долгожданные сомнения. Похоже, он и сам жалел, что выбрал именно Элис, а не кого-то еще. – Не всем жить так, как следует. – Тим устало улыбнулся. – Иногда нужно отступать от правил. Так живется интересней. – А ты не думал, что жизнь дается всего раз? Второго шанса не будет. – Никогда. – честно отвечал он. – Я выбрал себе то, что мне нужно. О большем и мечтать не приходится. Вот, посуди! Дом своей мечты купил, машина есть, девушка есть. Работа хорошая тоже есть. Кстати, я подумываю уволиться, хочу открыть собственное дело. Куплю магазин. Даже присмотрел один в центре города. Уверен, что сделаю правильный выбор. Нельзя же потратить всю жизнь на клеточную работу с бумажками… Дженджи покачала головой. Какой все-таки непростой ее любимый Тим! – Ты непостоянный. В этом проблема. – В точку! – подхватил Тим. – А ты так ничего о себе и не рассказала. Все, что нам с сестрой удалось из тебя выдавить в баре, было слишком расплывчатым и невнятным. Джи, что с тобой стало за годы разлуки с нами? Где тот буйный огонек в глазах? Где те отвисшие щечки, которые были видны даже сзади и за которые я постоянно трепал тебя, хомячок? Ты помнишь свои щеки? – Помню! Рассмеявшись, Джен подняла на него глаза и тут же покраснела. Жар ударил в лицо, дыхание остановилось на полвдоха. Их взгляды встретились очень близко. Тим задумчиво изучал Дженджи, ложка с сахаром застыла в руке. Его глаза, сверкая мокрой зеленью ближе к зрачкам, постепенно переходили в карие с желтизной, таившие в своей глубине некую животную дикость, с виду неприметную, но, если приглядеться, она выглядела необычно и крайне завораживала. Джен не могла понять, что означала та его эмоция, и почему у Тима глаза молниеносно и довольно контрастно переходили из одного цвета в другой. Неожиданный стук в дверь заставил их мысленно возвратиться в эту комнату. – Потом расскажешь, да? – Тим неуклюже встал из-за стола и пошел открывать непрошеным гостям. В это же мгновение на кухню вошла Дорис. – Вы уже встали? – Дженджи подала ей руку, чтобы помочь присесть на табурет. – Не могла позволить любимым деткам пить растворимую дрянь из пакета. Решила сварить вам настоящего кофе и самой выпить чашечку-другую. – Вам только что сбили высокое давление! – волнительно причитала Дженджи. – Какой вам кофе? Если и можно, то только растворимый, и всего четверть ложки, чтобы воду подкрасить! – Не вороши пыль за зря! – Дорис с полным беспристрастием махнула рукой и поглядела в сторону коридора. – Тим уже драпанул домой? – Нет. Кто-то постучал, и он пошел открывать. – Жаль. Ох, и ругает меня за это… – она порылась в ящике у плиты и достала оттуда пачку сигарет. – Что ж, сегодня я потерплю его наставления о вреде курения. Будешь? Дженджи брезгливо поморщилась и отрицательно покачала головой. – А зря! – мать Тима подняла вверх указательный палец. – Очень полезная вещь. Для мозгов, имеется ввиду! – Ммм… – Дженджи скривила губы, с укором косясь на старушку-веселушку, – сигареты убьют ваш мозг быстрее старости? – Они помогают более складно подумать, чего хотелось бы изменить завтра. Особенно, если в табак добавить кое-каких необходимых для того травинок… Да не о том ты подумала! – Дорис с недовольством закатила глаза от пугливой реакции Джен. – Мы же с твоей матерью увлекались травами, вот и знаю пару сборов, помогающих при определенных недугах. – А травы, которая помогает забыть, у вас нигде не завалялось? – У меня все запасы почти иссякли. Осталось только, по-моему, против тараканов и хмельное. Но его не дам, оно слишком ценно для меня! – Мама! Ты опять за свое! – Тим вошел на кухню и, отобрав у матери сигарету, потушил ее о раковину. – Вот же адский цербер ты, сын! Я пока не лишилась разума, чтобы ты мог указывать, что мне делать, а что нет! – Дорис следом невозмутимо подожгла вторую сигарету. – Кого там принесла нелегкая? – Элис. – Тим погладил себя по волосам и протяжно вздохнул. – Ах, госпожа королева пожаловала в мой взлохмаченный курятник. И что же она не переступила порог? Боится подцепить очередную заразу? Тим был удивительно спокоен, несмотря на жесткую провокацию со стороны матери. – Я отправил Элис домой. Моя девушка, вообще-то, беспокоилась за тебя, мама. – С чего бы это? Ах да, пришла справиться, не подохла ли я. – Дорис изобразила на лице обиду, задрала голову к потолку, а затем медленно сделала глубокую затяжку. – Ладно, молчу. – Я сегодня останусь здесь на случай чего. – Тим обратился к Джен. – А где Анжелика, кстати? Почему ее нет? Ее поставили в известность? – Нет. – Дженджи неуверенно встала из-за стола, чувствуя вину перед ними обоими. – Я не стала ее беспокоить. У Анжи важная встреча сегодня. – Важная? – Тим раздраженно хмыкнул. – А насколько важная, она не говорила? – Ты же не отчитываешься сестре, с кем и когда ты видишься по ночам, вот и она не стала. – буркнула Дорис, активно не уступая сыну. – Мама! – повысил голос Тим. – Лучше бабушка! – У нас в семье, что, пополнение ожидается? Тим, вспомнив о том, что обещал сделать, но так и не сделал, быстро заварил кофе и подал Дженджи. Затем подставил сахарницу поближе, присел рядом, с удивлением посмотрев на ее плоский живот. – Нет! – почти сразу ответила Дорис. – К превеликому горю, пока не случилось! Когда, сын? – Ах, вот оно что… – Тим в раздражительности изобразил звук, что не слишком отдаленно напомнил ржание лошади. – А почему я?! Почему не Анжелика или не Джи? Почему сразу я? Тима до тошноты допекла эта тема. Он нахмурился. – Я что же, умру, так и не увидев внуков? – продолжала ворчать Дорис. – Вон, Дакота уже не дождалась! – Да ты что? – Тим вновь поглядел на Джен. – Прими мои соболезнования. Не знал. Значит, это правда? – он повернулся к матери. – Дакота и впрямь прокляла Джи? – Да, сын. Это чистейшая правда! – заметив его изумление, Дорис виновато скривилась. – Хочешь сигаретку? – Нет уж! – Тим презрительно поморщился. – Вот вы нежные… Одна не хочет, второму вредно. Возьми, расслабься! – Что там внутри? Наркотики? – Не дождешься. Какой ты мнительный, прямо как Дженджи! Вы стоите друг друга! Два сапога пара! Кстати, Тим, – Дорис присела напротив, поставив пепельницу перед собой. – у тебя жизнь тоже шла криво, пока Дженджи не приехала. Работа была, но повышения ты ждал долго. Дом купил только сейчас, а семья… – она покачала головой. – Милый мой сынок, разве это можно назвать семьей-то, а? Это же сплошная битва за рай на земле! – Да брось! – неуклюже рассмеялся Тим, строя из себя дурака, но все вокруг заметили, что от этих провокаций он ощутил неловкость. – Проблемы были и есть у каждого. Я сам разберусь! Не лезь в это! – Вот! – Дорис изобразила на лице несчастье с хитрющим прищуром. – Слышишь, Дженджи! Тим каждый раз так говорит! Не лезь, не твое дело, не приставай, я умный… Я же мать! Разве я могу посоветовать плохое? Дженджи и Тим хором ответили «Да», а потом так же синхронно рассмеялись, потешаясь друг над другом. – Идеальная пара… – мечтательно воспроизвела Дорис. – Что? Какая пара, мам? – Тим с трудом подавил смех, – Джи как сестра мне! О чем ты вообще? – он отрешенно глянул на Дженджи, потом снова на мать. – Знаю, таблетки, которые ты выпила, вызвали побочные эффекты. Давай-ка в кровать, и без разговоров! – он взял Дорис под руку и повел наверх. Дженджи осталась сидеть на кухне и изучать узоры скатерти, интенсивно размышляя над услышанным. «Почему мать Тима так сказала? Может, это как-то связано с проклятием? А если оно и Тиму досталось? Дорис упомянула, что у него жизнь не клеилась, пока я не вернулась в город. А что, если она права? Но… есть одно весомое «но»! Разве заставишь человека, который столько лет не обращал на тебя внимания, наконец-то сделать это? Нет, насильно мил не будешь. Тим и сейчас не хочет даже подпускать мысли о близости со мной. Для него я все та же сестра-малявка, хомяк Джи с жирными щеками, которые видно из-за спины. Может, у Тима не ладилось, пока не умерла моя мать, а после ее смерти проклятие ослабло или исчезло вместе с моей матерью? Что я несу… Мне пора бы подумать о чем-то более важном, чем магия и неразделенная любовь.» Тим вскоре вернулся и примостился рядом с Дженджи. – Похоже, в этом доме успокаивать нужно не маму. Вид у тебя уж слишком печальный, Джи. Я могу чем-то помочь? Может, угнетают стены этого дома? Слушай, а переезжай ко мне! Дом большой, тесно не будет. – Чтобы твоя девушка совсем озверела и живьем меня сожрала? – Элис добрая. – Тим задумчиво почесал затылок, выдавив виноватую ухмылку, – Обычно добрая… Но, мне кажется, что она ревнует к тебе. – он перевел взгляд на дверь, потирая нижнюю губу подушечкой указательного пальца. – Глупо, да? – Очень. – слова Тима задели Дженджи за живое, но она, проглотив комок обиды, не подала виду, продолжая с восторгом глядеть на его мягкие и чувственные губы, которые очень давно мечтала поцеловать. – Вот и я о том же. Мы с тобой росли вместе, знаем друг о друге все. – Тим откинулся на стуле и с любопытством продолжал. – Так в чем же дело? Может, расскажешь о своей жизни? А если я признаюсь, что моя жизнь наладилась, но не с твоим приездом, а чуть раньше… Но, все-таки, полагаю, что твой приезд не прошел мимо моей фортуны, поведаешь то, что скрываешь? – Скажу, что моя жизнь настолько жалкая, что и думать о ней нечего. Не о чем вспоминать, да и говорить не хочется лишний раз. – Хорошо, я понял. – Тим вздохнул и поглядел на свои скрещенные пальцы. – Мама рада тебе. – Да. Она говорит, что я ей, как родная дочь. – Дженджи отвела глаза в сторону. – И я рад тебе. Ты меня понимаешь, с тобой легко общаться, ты простая и открытая. Мне не хватало этого. – Не совсем понимаю… – Дженджи устремила все внимание на Тима. Она боялась, что упустит нечто важное, что он собирался сказать. – Ну, моя жизнь напоминает забег на длинной дистанции. Проснулся себе, и бежишь, бежишь, ничего и никого не замечаешь. Не думаешь ни о чем другом, кроме как угодить близким тебе людям. Единственное место, где могу остановиться и подумать о себе – это бар. Там друзья, знакомые, новые люди. – Тим прокашлялся. – Ты знаешь, иногда попадаются и интересные! Не обращала внимания, сколько людей интересных? Одни забавные, другие странные, третьи примитивны. Но есть интересные! Они отличаются. – Какая же тогда я? – Ты? – Тим придвинулся поближе. Пальцы его с нежностью коснулись кончиков ногтей Джен и щекотливо доползли до запястья. – Ты особенная, Джи, не похожа ни на кого. В тебе есть что-то… – Ты имеешь в виду какие-то чудо-способности? – Нет, я говорю то, что думаю о тебе. А что ты умеешь? – Не знаю. А ты как думаешь? – Как думаю я? Хм… – Тим оценивающе поглядел на Джен. – Мне кажется, ты лучший в мире друг. От тебя веет чем-то умиротворенным. – Наверное, поэтому в моей жизни все скучно и пресно. – проглотив его слова с искривленным лицом, Дженджи с укором уставилась на скатерть и пробубнила. – Надо бы что-то поменять в себе! – Не надо. Ты и так самая лучшая. – тихо продолжал он. – А друзья? У тебя есть друзья? Ну, может, коллеги? – Коллеги мои очень своеобразные. Я находила общий язык с ними, пока находилась на работе, а вот в жизни не хотелось видеть их совсем. Хотелось убежать подальше от себя и от всего, что окружало каждый день. – Понимаю. У каждого есть такие коллеги. Так, где ты работала? – В ночном клубе. – Ух ты, как интересно! – его глаза заблестели. – Моя стихия! Администратором? Барменом? – Тим, моя работа слишком, как бы сказать… – Джен неловко посмотрела куда-то сквозь него. – не хочется вспоминать об этом. Бывают и постыдные работы. – Значит, стесняешься говорить, кем работала. А знаешь, я бы гордился тем, что у меня хотя бы есть работа. Нет стыдной работы. Ну… – Тим в задумчивости почесал висок. – Если ты о проституции, то это, скорее, не работа, а запрещенная деятельность, правда, не во всех странах. А другие работы хороши сами по себе. Некоторые бывают, порой, непосильно тяжелы, но все же терпимы. Работа приносит деньги. Иначе, для чего вообще работать? – Но не всем выпадает возможность сидеть в офисах. Я знала тех, у кого жизнь сложилась куда хуже, чем можно было представить. Они не выбирали эту жизнь, она сама их выбрала и горько наказала. – Ты о проститутках, что ли? Откуда ты знаешь их жизненные истории? – Я же сказала, что работала в ночном клубе. Деньги платили хорошие, а мне нужно было содержать мать. Она последние несколько лет стала совсем плоха. – Бедняжка. Почему же ты не нашла меня раньше? Я бы мог помочь тебе. – Я думала, что решу все сама. – Скажи, Джи. Что думаешь обо мне? – его карие глаза продолжали сковывать ее волю. – Я уже сказал, какая ты для меня. Может, теперь поведаешь о своем мнении? Не огорчилась, увидев меня снова? Дженджи замялась, борясь с желанием выложить перед Тимом свои настоящие чувства, как на духу, а потому решила начать издалека. – Знаешь, почему я уехала? – Дакота нашла очередного ухажера, который жил вдалеке от нас. – Это не так. На тот момент мама была совершенно одна. Почему она разлучила нас? – Нас с тобой? При чем тут мы? – Тим залился краской. Он отторгал любые попытки как-то соединить себя и Дженджи. – Джи, ты считаешь, что банальное совпадение в наших именах могли как-то повлиять на судьбы? Брось! Это было смешно лет двадцать назад, а теперь это простая ирония. – Или сарказм. – возразила Дженджи. – Пойду спать. Прости, но я очень устала. – Иди. Я тоже скоро приду. – Ты будешь спать в той комнате? – Как в детстве! Хочешь, я могу даже покидаться в тебя леденцами, если найду их. У мамы в любом случае есть заветное место, где она прячет особо вредные продукты. Ты в душ? Давай. Я следом. – Тим, поймав удивление на лице Джен, задорно подмигнул в ответ. Глава 5. Одна постель на двоих Дружелюбный настрой Тима и неумолимое игнорирование пересудов, касающихся их двоих, очень огорчали Дженджи. Ведь она ничего не могла поделать с тем, что есть. И это что-то даже не думало сдвигаться с мертвой точки. Джен не понимала, почему Тим игнорирует ее, как девушку, не считает привлекательной, не ведется на соблазн, ведь остальные мужчины, с которыми она имела возможность общаться, беспросветно сходили от нее с ума. По крайней мере, Тим будет ночевать с Дженджи в одной комнате. Он рядом, как раньше. Тогда не было ни забот, ни Элис, ни долгих лет позора и тяжб. Приняв душ, Джен, наспех просушившись полотенцем, прошуршала в комнату, оставляя мокрые следы босых ног на паркете. Войдя в спальню, она включила свет и увидела Тима, лежащего на своей кровати, скрестив руки над головой и смотрящего на нее. – Я думала, ты еще внизу. – Джен стыдливо прикрыла наготу. – Нет, жду тебя. – произнес Тим несколько скрипуче. – Затем, что тоже хочу принять душ. А ты чего в одном полотенце? – Скажи спасибо, что я его не успела снять. Не думала, что ты уже здесь. – Спасибо. – Тим изобразил невозмутимо-бесчувственный вид, метнув взгляд в потолок. – Опять забыла взять трусы? Ты не меняешься, Джи. Все, как и раньше! Босиком, не вытираясь, блукать по дому могла только ты. Я частенько поскальзывался в ванной после твоего купания, однажды даже нос разбил. Кстати, ты затерла лужу? – Нет! – громко захохотала Дженджи, вспоминая тот случай и радуясь, что Тим тоже помнит что-то из их общего детства. – Ну вот видишь. Я знаю тебя, как себя. Ладно, – Тим встал с кровати. – пойду поскользнусь. А потом ты меня вылечишь. А если не вылечишь, дам тебе подзатыльник! – Боюсь, кусаюсь! Иди уже! Пока Тим купался, Дженджи старательно перебирала свой гардероб в поисках наиболее подходящей одежды для сегодняшней ночи. Ей хотелось, чтобы эта ночь стала особенной для нее и Тима, но прекрасно понимала, что этому не бывать. По крайне мере, наяву, а не в ее бурной сексуальной фантазии. Услышав, как хлопнула дверь ванной, Джен схватила первую попавшуюся майку и натянула ее на голое тело, едва успев перед тем, как дверь в спальню открылась. Тим медленно и надменно, копируя женскую походку, прошел к своей кровати в одном полотенце. – Похож? – Не совсем. – Дженджи скептически оценила его саркастические старания исказить ее саму. – Я не виляю так, как ты. И полотенце у меня повыше будет. – Прости! Тим стряхнул полотенце с бедер и, подняв выше, закрепил его на груди. Этой доли секунды Дженджи хватило, чтобы впасть в прострацию и некультурный шок. – А теперь? – Тим обернулся и скривил смешную гримасу. – Джи, чего застыла? Никогда голых мужиков не видела, что ли? – Нуу… – Дженджи проглотила проклятый ком, все время застревающий в горле, и который, судя по всему, плавно перемещался на свое место снова и снова. – То есть, я не ожидала. – А ты еще не видела, как я буду одеваться! – Тим бросил полотенце на кровать и, став в профиль, принялся натягивать черно-белые боксеры. – Теперь все, я готов. – с гордым видом увалился на кровать, и та заскрипела всеми своими несчастными пружинами под тяжестью его тела. – М-да, расшатанная старушка, однако. Многое повидала за свой короткий век. – заявил он, постучав по спинке кровати. – Если хочешь, ложись ко мне. – предложила Дженджи. – А ты не будешь против? – Почему я должна быть против? – Мы можем не поместиться, большие стали уже. Помнишь, как раньше было? Ты боялась засыпать одна и просила, чтобы я побыл рядом, пока ты не проваливалась в сон. Мы засыпали с тобой вместе, а утром я уходил на свою кровать, чтобы нас не застукали. – Нет, – соврала Дженджи. – Я ничего такого не помню. Но знаю причину, почему твоя кровать превратилась в груду скрипучего хлама. — Это мое упущение. Так пустишь? – Все ж лучше, если ты перестанешь скрипеть. – Дженджи готова была верещать от счастья, но внешне показывала спокойствие и даже неумелое безразличие. – Этот звук действует мне на нервы! Тим быстрым шагом направился к кровати и запрыгнул на нее, чуть не спихнув Дженджи на пол. – Тим! Ты как слон! – шутливо возмутилась она, не сдерживая смеха. – Да. Я маленький слон по имени Тим. Будто ты доска! Двигай телеса, хомяк Джи! – Куда? Я на самом краю лежу! – Тогда это я разлегся. Повернусь к тебе спиной, так будет удобнее. Спокойной ночи, хомяк Джи. – Спокойной ночи, Тим. – Кстати, – произнес он спустя несколько минут молчания. – я не расшиб нос. – Я заметила. Глаза Дженджи сверкали, а губы дрожали в немом смехе. Она затаила дыхание, чтобы Тим не заподозрил, что с ней происходит. Тим вскоре размеренно засопел, а вот Дженджи никак не могла отвести глаз от его спины, крепкой и широкой. Ей так хотелось коснуться Тима, хоть на миг прижать к себе, зарыться пальцами в его волосы, но она не смела этого сделать. Пролежав в своих мечтах о несбыточном еще пару часов, Дженджи захотелось попить воды, и она, тихонько встав, направилась в кухню. Когда вернулась, Тим, сменив положение, занял собой почти всю кровать. Легонько толкнув его, Джен легла на другой половине, тем самым, заставив Тима мигрировать к стене. Он крепко спал, но послушно уступил ей место. Дженджи легла к нему спиной и закрыла глаза. В полудреме она почувствовала, как Тим переворачивается на другой бок и притягивает ее к себе, во сне потираясь бедрами об неприкрытые майкой голые ягодицы. Джен не успела надеть ничего, кроме футболки, что немного раскрепостило ее скованность. Она, не теряясь, тут же положила руку на ладонь Тима, лежащую на ее голом пупке, и крепко прижала к себе, затаив дыхание. Тим, промычав что-то несвязное, машинально чмокнул ее в шею, погладил по животу и размеренно засопел. А Джен в эту секунду испытала, что же такое настоящее счастье! Как сладко ей засыпать в объятиях любимого мужчины… *** Болтовня за стеной заставила Джен открыть глаза. Кто-то приближался к спальне. – Они спят, Элис! Ты понимаешь слово «спят»? – не переставая, твердила Анжелика. – Они? – истерический голос девушки Тима был узнаваем даже в глубоком трансе. – Так они вместе спят, что ли?! – Да. Это их комната. Они всегда спали вместе. – Я пойду посмотрю. – прозвучал голос Анжелики перед самой дверью. Дженджи зажмурилась. Дверь тихонько скрипнула. Анжелика посмотрела на них и тут же вышла в коридор. – Они спят. Лучше подожди Тима внизу. – Правильно, не будем им мешать! Вы спускайтесь вниз, а я пока тут полотенца поменяю! Дорис громко выпроваживала взбудораженную Элис подальше от спальни. Половицы заскрипели, и дверь снова отворилась. – Мои хорошие, спят, как ангелочки! – вовсе не тихо «прошептала» глуховатая Дорис самой себе и хлопнула дверью. – Сейчас, Элис!!! Я в миг сварю свой фирменный кофе, он и мертвого разбудит!!! – недалеко отойдя от комнаты, завопила непревзойденная она. – Мама действительно думает, что ее никто не слышал? – сказал бархатный полушепот в ухо Дженджи. – Точно, совсем не думает. – с улыбкой согласилась Джен. – Ты не спишь? – Нет. – шепотом отвечал Тим. – А ты? – Как тут уснешь? Все ходят с утра, спать мешают. – Не говори. Еще Элис тут. Если бы она вошла сюда, я был бы уже трупом. Она бы убила меня, увидев, что мы спим в обнимку. – Тогда почему ты меня еще обнимаешь? – щеки Дженджи вспыхнули. Она спросонья совсем не придала значения тому. – Тут уже никого нет… – Потому что ты зацапала мою руку. – Тим тихо захихикал. – Ой, прости! Освободившись от захвата, Тим забросил руку над головой. – Привычка, да? – спросил он Джен, рассматривая узоры на потолке. – И у меня привычка. Ты тоже меня прости. Он протер глаза, сладко зевнув, встал с кровати и направился в ванную комнату. Дженджи повернулась на спину, потянув затекшие за ночь мышцы и обдумывая то, что произошло ночью. Вряд ли еще когда-нибудь ей выпадет возможность спать с Тимом на одной кровати. Хоть Джен и не выспалась, да и кровать оказалась тесна для двоих, она будто проснулась на седьмом небе. А узкая кровать сыграла Джен на руку, потому что спать на ней иначе, кроме как не в тесных склеенных объятиях, было просто неосуществимо. – Ты чего развалилась? – Тим вернулся в спальню, быстро застегивая пуговицы на джинсах. – Опять дрыхнуть собралась, что ли? – Куда спешить? – лениво пробормотала Дженджи. – И правда. Это мне пора на работу. Кстати… Что ты делаешь вечером? Пойдем в клуб? – Тим оценивающе посмотрел на себя в зеркало и громко добавил. – Удивлен! Почему я не в зубной пасте? – Могу задать тебе аналогичный вопрос! – захохотала Дженджи, радуясь, что их отношения переходят на новый уровень. – Я позвоню и вечером заберу тебя отсюда. Дженджи дождалась, пока Тим и Элис покинут дом, и спустилась на кухню. Анжелика сидела на своем любимом месте у окна, а ее мать готовила завтрак. – С добрым утром! Чудесное утречко, правда? – Анжелика бросила загадочный взгляд на Дженджи. – Обычное утро, как и все утра. Или утры! – Дженджи присела за стол, отчаянно борясь с подступившей зевотой. – Не каждое утро просыпаешься в объятиях любимого мужчины, Джен. Ты мне должна! Если бы Элис вошла туда, то… – Да-да, нас бы уже не было. – понимающе кивнула она. – Да тут бы дома уже не было! – Дорис не могла не вставить свою лепту с лопатой черного юмора. – Элис бы целый квартал оглушила своим воплем и неподдельным удивлением с редко употребляемым матерным словцом! Пришлось бы и глаза ее подбирать с асфальта! Так, значит, у вас с Тимом все складывается? – У нас с Тимом? Вы не так поняли. – Джен принялась с чувством доказывать их с Тимом невиновность. – Его кровать сломана, и я предложила поспать на моей! – Отличный аргумент! Кто его придумал? Он, сказав тебе, что кровать неисправна, или ты, предложив ему составить компанию? – Оба виноваты. – с аппетитом жуя колбасу, Анжелика вынесла собственный вердикт. – Да ничего не было между нами! – возмущение Джен продолжало набирать обороты. – Я просто предложила Тиму сделать, как лучше! А насчет позы, в которой вы нас застали, так на той кровати по-другому не приляжешь вдвоем! – Кровать Анжелики гораздо шире, могли бы ею воспользоваться. Лучше расскажи мне, как он тебе? Не зря ты по нему сохла столько лет? – Что вы такое говорите, Дорис? Я же сказала, мы просто спали, и все! – Просто спали? С Тимом? Это невозможно! Он уж точно не упустит такого шанса! – Значит, вы плохо знаете своего сына! – Дженджи вспылив, выскочила из-за стола и покинула дом. *** Вечером ей позвонил Тим и сказал, что пропустить по стаканчику сегодня не получится. – Жаль, – грус
СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО