Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Кетодиета

Кетодиета
Кетодиета Олена Сергеевна Исламкина Фитнес Рунета «В этой книге я максимально просто (но со ссылками на исследования и лучших врачей) объясняю, почему есть жир – это хорошо, а много углеводов – не очень». Олена Исламкина – научная журналистка и сертифицированная специалистка по кеторациону, низкоуглеводному высокожировому питанию, приглашает – вас в мир, где на диете досыта едят сливочное масло и яйца, не взвешивают еду и не считают калории. Первая часть книги рассказывает о том, почему мы поверили, что здоровые и натуральные продукты – наши враги. Как войны, революции и даже советская идеология сформировали современные представления о «правильном питании» и почему они идут вразрез с человеческой физиологией и принципами кеторациона. Во второй части Олена объясняет, как работает кетодиета и дает конкретные инструкции по переходу: какие анализы сдать, что исключить из рациона, а что обязательно оставить, как справляться со срывами и кетогриппом. Здесь вы найдете примеры меню на каждый день и общие рекомендации по питанию. Даже если вы не планируете переход на кетодиету, эта книга станет вашим проводником в столь сложном и неоднозначном явлении, которое принято называть «здоровым питанием». Олена Исламкина Кетодиета © Исламкина О., текст © ООО «Издательство АСТ» Предисловие В конце 2018 года я приезжала в Москву рассказать о кетодиете. Я так рада, что низкоуглеводное питание становится популярным в России и помогает людям менять жизни. Правильно сформулированная кетогенная диета – это не просто методика похудения, но и инструмент исцеления. Люди часто спрашивают: «Почему я просто не могу питаться “нормально”?» Безусловно, существуют те, кто спокойно едят картошку, рис и макароны и не поправляются. Но это вовсе не означает, что им подходит высокоуглеводный стиль жизни. У меня было с десяток клиенток, которые весили по 50 кг, и при этом у них были высокие показатели сахара крови, им приходилось вводить инсулин для его контроля. Ограничить углеводы в рационе стоит всем, вне зависимости от веса или диагноза. Все мы, современные люди, предрасположены к диабету, потому что эволюционно не созданы есть много углеводов. Смотрите. Когда вы едите слишком много углеводов – сахара и крахмала, уровень глюкозы крови долго остается высоким, потому что она не может попасть в клетки мышц. Это опасное количество глюкозы как смола закупоривает кровоток и связывается с белками, образует повреждающие артерии КПГ – конечные продукты гликирования, вызывает воспаление, повышает триглицериды и увеличивает риск сердечно-сосудистых заболеваний. Повреждаются нервные клетки, что приводит к различным неврологическим симптомам – от покалывания в конечностях до потери зрения. Но это еще не все. В ответ на высокий уровень глюкозы и уровень инсулина будет постоянно высоким. Ваша поджелудочная железа будет думать: нужно еще больше инсулина, и еще, и еще. Плохая новость в том, что постоянно высокий уровень инсулина токсичен. Он повреждает клетки, провоцирует рак, образование «бляшек» в артериях (обратите внимание, что люди с диабетом, как правило, страдают сердечными заболеваниями). Дальше – больше. Тренируйтесь сколько угодно. Но пока вы едите перед занятием овсянку, вы не сможете сжигать жир. Потому что инсулин, который выделяется при употреблении сахара и крахмала, выключает жиросжигающий фермент липазу. Ни одно «жиросжигающее» упражнение не поможет, пока вы «жжете» сахар. Вы будете набирать вес, несмотря на всю активность, ваши жировые клетки будут все меньше и меньше восприимчивы к воздействию. И, простите, есть новости и похуже. Наши клетки становятся настолько поврежденными на диете из «полезных» хлопьев и обезжиренного молока, что на них еще образуется что-то типа корки, из-за чего в клетку не могут попасть аминокислоты – строительные блоки наших мышц. Когда вы едите сахар и крахмал, вы не можете полноценно наращивать мышцы. Мало того, так как глюкоза не попала в клетку, для организма это означает, что клетки голодают. И он становится «людоедом» – разрушает собственные мышцы, чтобы сделать глюкозу. Так вы теряете мышцы и жиреете одновременно. О, если вы думаете, что плохие новости на этом закончились… Ваша щитовидная железа тоже страдает. При инсулинорезистентности печень не может нормально трансформировать гормон T4 в T3. И вот откуда все эти «непонятные проблемы с щитовидкой». Зато понятно, как они влияют на вас: еще больше снижают ваш уровень энергии и метаболизм. В итоге, вместо того чтобы ощутить прилив энергии, каждый раз после еды вы чувствуете усталость и тягу к углеводам. Вы обрастаете жиром и теряете мышцы, тренироваться все сложнее. Замкнутый круг. А вот с этого места начинаются хорошие новости. Если вы решите сделать кеторацион частью вашего здорового образа жизни, вас больше не будет клонить в сон после обеда. Ваш упорный жир на животе удивительным образом исчезнет. Ваша кожа будет выглядеть великолепно. Вы забудете о боли в суставах. И мучительное чувство голода перестанет терзать вас сутки напролет. Я не говорю о том, что новый стиль жизни не потребует никаких усилий. Нужно время, чтобы научиться планировать, что и когда вы будете есть, научиться готовить. Но оно того стоит. Когда вы чувствуете себя отлично и выглядите соответствующе, понимаете, что потратили время не зря. Кетодиета поможет вам поддерживать правильный баланс гормонов, лучше спать, прекрасно себя чувствовать и быть в здоровом весе. Вот уже 20 лет я следую кетодиете и еще ни разу не пожалела, что выбрала стиль питания, в котором нет места сахару и крахмалу. Я предлагаю вам перевернуть страницу и начать новую главу вашей жизни. Как жирная еда изменила мою жизнь «Оленька, ты только маме с Настей не говори. Но они такие худые – смотреть не на что. А ты такая справная, красивая», – наградила меня изящным комплиментом бабушка восемь лет назад. Я бы хотела рассказать вам историю успеха, как я была огромным человеком, а потом изобрела диету, похудела на 28 килограмм, и вот теперь покупайте мою программу всего за 3 тысячи рублей. Но все было не так. Мой максимальный вес в 201 1 году, когда бабушка определила меня как «справную», составлял 54–55 килограмм при росте 160 сантиметров. Соотношение роста и массы тела в диетологии называют индексом массы тела, в норме для женщин он составляет 18,5–24,9, то есть мои 21,09 укладывались в норму. Фитоняшкой (девушкой, активно занимающейся фитнесом ради достижения определенных форм. – См. в инстаграме) я не выглядела, но при общей тонкокостности никогда и не производила впечатление грузного человека, многим, особенно старшему поколению, я как раз нравилась такой – мягонькой. Но в тот момент вопрос веса волновал меня далеко не в первую очередь. Я не вылезала из хворей. Сегодня у меня крошка сумка, в которую входят только карточки, телефон, блеск для губ и соска для поездок с дочерью на машине. Раньше моя косметичка с лекарствами, которую я всегда носила с собой, была чуть больше. У меня постоянно болела голова, я легко подхватывала простуды и даже умудрилась в относительно короткий срок переболеть воспалением легких и неслабым таким бронхитом. У меня была аллергия на котиков, кофе и помаду. Не знаю даже, что хуже. Я работала в глянцевом журнале и, когда участвовала в редакционных съемках, просила накрасить губы в самый последний момент. Как только я выходила из кадра, то снимала помаду – вместе с губами. Я закидывалась антигистаминными перед каждой поездкой за город к лучшей подруге: ее кот Эрих Мария Кузя уверен, что моя спальня – его спальня (возможно, он прав), от кота у меня зудело буквально все, включая мозг. И вот в какой-то момент я решила: надо что-то менять. Перестроила питание и активно занялась йогой и плаванием. Как и у большинства, у меня были смутные представления о том, что полезно, а что не очень. Я полностью отказалась от джанкфуда, сладкого, хлеба, риса, макарон и – конечно же! – жира. Столько лет нам рассказывали, что жир – это зло. Свой рацион я определяла как белок и овощи. Но вот беда: я очень люблю вкусно поесть. А сахар и жир – два главных компонента, придающих вкус продуктам. Уберите оба – и все, у вас на тарелке пресная гадость. Брокколи на пару – это буэ! Брокколи на сливочном масле – это гастросимфония. Обезжиренный творог приходится проглатывать через силу, но вот вы добавили в него «полезный» мед, и жизнь заиграла новыми красками. Я начала сама себя обманывать. Мои «белок и овощи» то и дело превращались в «жирный белковый продукт и овощи». В ресторане я заказывала баранью корейку. Вгрызалась в зажаренный кусочек жирка – ну а что, иногда, только в ресторане, можно. Потом мама подарила мне шмат сала. И по вечерам я отрезала себе тоненько-тоненько салко и наслаждалась запретным вкусом. Днем я брала в кафе рядом с редакцией салат с унылой курогрудью – хорошо, не вареной, но все же… По умолчанию к нему шел соус на основе майонеза. И я, кажется даже себе не признаваясь в этом, макала в него мясо. И вдруг в один прекрасный момент я обнаружила, что вешу 46 килограмм, при этом ем сытно и не испытываю чувство голода, у меня достаточно сил, чтобы делать двухтомные номера ELLE и при этом заниматься фитнесом пять – шесть раз в неделю, у меня не болит голова и вообще ничего не болит. Я не помню, что мне попалось на глаза: статья с dietdoctor.com? Lchf.ru? Какого-то случайного ресурса? Но все вдруг совпало. Оказалось, я изобрела то, что было придумано давным-давно, – кетодиету LCHF, высокожировой низкоуглеводный рацион, в котором мало углеводов, но много жиров. В аббревиатуру не попало, но подразумевается, что белков при этом умеренное количество. LCHF входит в большую группу низкоуглеводных рационов. Но есть разница. Например, диета Дюкана тоже строго ограничивает углеводы. Но и жиры. В итоге это белковая диета. И она неполезна. Когда-то давно я делала для Cosmopolitan интервью с Пьером Дюканом – этот «доктор» не отвечает ни на один прямо поставленный вопрос о безопасности своего подхода. И таких мертвых глаз я в жизни не встречала. Хоть это и не доказывает вред дюкановщины. Синоним LCHF – бантинг-рацион. А ближайшие «родственники» – диета Аткинса, палео- и bulletproof-диета с оговорками. Кетодиета, которую хвалят теперь и российские героини Tatler, и Ким Кардашьян, и ангелы Victoria’s Secret, – это один из вариантов LCHF-рациона, самый строгий, но при этом и самый эффективный, если речь о похудении, борьбе с нейродегенеративными и онкологическими заболеваниями. Чаще всего в этой книге я буду использовать LCHF и кеторацион как синонимы, но есть несколько принципиальных моментов, где про вариации надо говорить отдельно. Следовать кето очень просто. Никакие специальные продукты не нужны. Мы едим натуральные, цельные жирные продукты: мясо, рыбу, яйца, птицу, сливочное, оливковое и кокосовое масла, бекон, много овощей и зелени. Они отлично насыщают, при этом не откладываются на боках, не травмируют и не забивают артерии. На жирном рационе не нужны подсчеты калорий и БЖУ (белки, жиры, углеводы). Принцип очень простой: есть надо, когда испытываешь голод, до ощущения сытости. Никакой еды по расписанию, перекусов каждые 3–4 часа и пр. Проголодался – сел, вдумчиво поел. В итоге некоторые лоукарберы едят один раз в день. В этой книге я постараюсь максимально просто (но со ссылками на исследования и лучших врачей) объяснить, почему жир – это хорошо, а много углеводов – не очень. LCHF – это научно и эволюционно обоснованная система питания. Речь не о какой-то хитрой умной диете, которую придумал какой-то гениальный доктор, гуру, поехавший в Тибет и немного крышечкой. Этот способ настолько логичен и очевиден, что даже удивительно, как мы, человечество, дошли до такой жизни: питаемся наперекор кетопринципам. В результате во всем мире все больше людей страдает от ожирения. И даже те, кто перебивается с хлеба на воду и по сути голодает, страдают от лишнего веса и сопутствующих проблем. Дальше я разберу самые разные аспекты кеторациона. Но я хотела бы, чтобы, закрыв книгу, вы запомнили несколько принципиальных моментов. – Человек развивался и эволюционировал миллионы лет, получая энергию из жира и употребляя мало углеводов. Он охотился, ловил рыбу, откапывал корешки и срывал редкие овощи и фрукты. Не было вишневых садов или виноградников – только дикорастущие растения, которые были гораздо менее сладкими. Сельскому хозяйству примерно 9 тысяч лет, что, по сравнению с миллионами лет существования человека (можно считать 5–8 миллионов, когда наша ветвь отделилась от приматов, можно – 2,5 миллиона, когда появился род homo), примерно ничто. На протяжении всей нашей истории у нас не было шанса «привыкнуть» к углеводам, научиться их нормально использовать. 99 процентов нашей истории мы были охотниками и собирателями, а не пекарями и аграриями. Сахар, булки, хлеб и вовсе стали общедоступными только во второй половине ХХ века. И да, древний человек жил недолго (хотя это спорно), но умирал от травм и инфекций, а не от инфаркта и рака. – Пищевая пирамида, где в основании хлеб, крупы, макароны, а сверху – жиры, не имеет никаких научных обоснований. Она придумана, притянута за уши, некоторые ученые получили взятки за то, что «топили» жир и «обеляли» сахар. – С 1980-х годов, когда все стали ограничивать жиры и жить в соответствии с заветами классической пищевой пирамиды, в мире катастрофически растет количество людей, страдающих ожирением, сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ), раком, диабетом. – Если «правильное питание» (я буду использовать это выражение часто и для удобства и по инстаграм-привычке дальше буду обозначать его ПП) такое правильное, то почему миллионы людей по всеми миру не могут не просто похудеть на нем, но следовать ему постоянно? Почему одна из самых популярных тем на всех сайтах и форумах про вес – как не сорваться и как вернуться к ПП после срыва? Ответ очевиден: потому что это неправильное питание. – Сегодня знания о диетологии и нутрициологии необходимы врачам любых специальностей. Избежать и даже вылечиться от многих заболеваний, включая очень тяжелые, можно, если пересмотреть рацион. Еда может и должна быть лекарством. – Чтобы следовать кеторациону, вам не нужны какие-то особенные продукты, порошки и питание из баночек. В большинстве случаев вам даже не нужна помощь никаких специально обученных людей. Это не система, основанная на сложных принципах, это базовое питание натуральными продуктами. – Мы очень долго жили с антижировыми установками, кеторацион только завоевывает популярность. Это новая территория, а значит, там много «спорных земель». В кетомире вы столкнетесь с большим количеством противоречивой информации. Помидоры – убийцы. Нет, помидоры можно. Можно, но только сырые, в приготовленных больше углеводов. Ожесточенные споры, ссылки летят в оппонента, как копья! Помните: портят здоровье и ведут к набору веса не только углеводы, но и стресс. Ни один помидор не стоит нервов и разрушенных отношений. Ешьте что угодно, главное, без сахара (зачеркнуто), людей не ешьте. Гид по LCHF-рациону. Простые ответы на вопросы о самом главном LCHF – это диета? Нет, это образ жизни. На жирной диете реально похудеть (очень похудеть!), но килограммы вернутся, если вы начнете есть как прежде. LCHF – рацион, которого можно придерживаться всегда. Что обозначает LCHF? Low Carb High Fat – мало углеводов, много жира. При этом подразумевается, что белков на таком рационе – умеренное количество. Какое соотношение белков, жиров, углеводов (БЖУ) рекомендовано? 5–10 процентов углеводов, 15–20 – белков, 70–80 процентов жиров. Чем отличается кето от LCHF? Известный шведский врач Андреас Энфельдт разделяет LCHF рацион по количеству углеводов: – на строгий LCHF – кетодиету, при которой ежедневное потребление углеводов ограничено 20–25 граммами (это примерно 500 грамм зеленых овощей в течение дня); – умеренный LCHF – 25–50 грамм углеводов в день; – либеральный вариант – 50–100 грамм углеводов в день. Когда вы строго ограничиваете углеводы, до 20–25 грамм в день, ваш организм переходит с обычного вида топлива – глюкозы – на кетоны. Они производятся из жирных кислот: как из тех, что вы получили с пищей, так и ваших собственных. Это и есть кетодиета, или кетогенная диета. Люди на умеренном LCHF-рационе обычно используют оба вида «топлива». Такое возможно благодаря метаболической гибкости, о которой мы поговорим дальше. То есть если вы на кето, то вы и на LCHF. Но если вы на LCHF, вовсе не обязательно, что вы на кето. Какой вариант подходит вам, зависит от вашего здоровья, целей и уровня физической активности. Если у вас хорошая чувствительность к инсулину, то есть вы хорошо усваиваете углеводы, у вас не бывает мучительных приступов голода и тумана в голове, вы не устаете на ровном месте (а еще у вас нормальный уровень глюкозы крови натощак, нормальная концентрация инсулина и небольшое количество триглицеридов), тренируетесь несколько часов в неделю, у вас нет избыточного веса, то можете употреблять до 100 г углеводов в день. Если у вас инсулинорезистентность, диабет второго типа, ожирение, сердечные заболевания, стоит снизить ежедневную норму углеводов до 25 г в день. При этом необходимо обязательно посоветоваться с врачом, который в курсе последних данных о жире и низкоуглеводных диетах. В некоторых случаях, например при диабете, возникает необходимость уменьшать дозы лекарств, делать это нужно под контролем специалиста. Кому подходит такой стиль питания? Тем, кто любит вкусную еду, устал считать калории, есть постную курогрудь и огурец и при это хочет похудеть или держать стабильный здоровый вес. Тем, кто готов убивать, когда голоден, и хочет избавиться от этого чувства. Тем, кто перепробовал миллион диет и не очень преуспел в поддержании стабильного веса. У меня нет лишнего веса и я не хочу худеть, могу ли я придерживаться LCHF? Да. У этого метода есть масса преимуществ, и похудение далеко не первое в списке. На LCHF улучшается здоровье: нормализуются давление, уровень сахара, показатели холестерина. Уменьшаются воспалительные процессы в организме и риск сердечно-сосудистых заболеваний. Решаются проблемы с кишечником. Уходит тяга к сладкому. На кето улучшается самочувствие: откуда-то появляются силы, думается на жирном рационе лучше и быстрее. Это мощный инструмент биохакинга. Многие успешные предприниматели и спортсмены выбирают кето, чтобы быть производительнее и не тратить лишнее время на сон. LCHF-рацион подходит всем? Детям, беременным, пожилым? Да и нет. Есть люди с прекрасной переносимостью углеводов, которые обожают рис и терпеть не могут сливочное масло. Их немного, но они существуют. Им нет смысла переходить на жирный рацион. И дети, и беременные, и кормящие могут следовать LCHF, но их рацион имеет некоторые особенности. Детей не рекомендуют ограничивать во фруктах и крахмалистых овощах (тут тоже речь все-таки о разумных количествах и больше о батате, чем о картошке), а беременным, даже если они успешно следовали кеторациону, можно есть чуть больше ягод и сезонных фруктов, чем обычно. Впрочем, примеры беременностей на строгом кето тоже есть. Кормящим женщинам необходимо следить за питьевым режимом и не голодать, если они придерживаются кето. (Это важно для мам на любом рационе, но особенности кето для мам мы проговорим в главе про кетоз и кетоацидоз.) Исследования показывают, что пожилые люди, которые отказываются от углеводов в пользу жиров, живут дольше, помнят больше, реже страдают от болезней Альцгеймера и Паркинсона. LCHF-рацион показан тем, кто страдает метаболическим синдромом, инсулинорезистентностью, сахарным диабетом (СД), ожирением, неалкогольной жировой болезнью печени, синдромом поликистозных яичников (СПКЯ). Нужно взвешивать еду и считать калорийность? Нет. Высчитать точную калорийность продуктов невозможно. Как и то, сколько нужно энергии каждому. А калории не созданы одинаковыми. Для тех, кто выбрал рацион как образ жизни, единственный показатель – самочувствие. На начальном этапе можно считать углеводы, потом свою норму легко определить на глаз. Что можно есть? Ответ кроется в названии Low Carb High Fat – мало углеводов, много жира. Мы едим натуральные продукты с низким содержанием углеводов, белки и жиры. Овощи, мясо, рыбу, птицу, яйца, масла (оливковое, сливочное, кокосовое), животные жиры, орехи, семена, жирные молочные продукты. LCHF – это какая-то недавняя модная придумка? Нет, такой подход к рациону обоснован эволюционно, а вот пищевая пирамида и концепция ПП – это новомодная и неполезная придумка. Уже больше 100 лет строгий вариант LCHF – кетодиету – используют для уменьшения количества приступов у детей, страдающих эпилепсией. Толстяк гробовщик Уильям Бантинг похудел на жире и рассказал о своей методике в 1863 году. Поэтому часто можно встретить название «бантинг-рацион». Отцом LCHF называют Уильяма Эбштейна, немецкого врача XIX века. Аббревиатура LCHF пришла из Швеции, где рациону оказывается поддержка на государственном уровне и где ему следует четверть населения. Низкоуглеводная высокожировая диета из 1970-х, диета доктора Аткинса, сейчас переживает вторую волну популярности. Именно ее выбрала для похудения Ким Кардашьян. Британская королева, кстати, тоже вроде бы на кето. Официально никто не подтверждал, но информация, которая периодически просачивается, подтверждает это. Во всех этих диетах есть небольшие различия, но их объединяет сокращение углеводов (сахара и крахмала) и зерновых масел (подсолнечного, кукурузного и пр.). Получается LCHF-питание – несбалансированное? Это экстремальная диета? Смотря что мы подразумеваем под словосочетанием «экстремальная диета». Львы едят только мясо, полярные медведи – только жир, а панды жуют бамбук (и, кстати, страдают от этого и не размножаются, потому что панды не созданы для бамбука, так же как и люди. Панды – медведи и, по идее, должны есть все подряд. Науке неизвестно, что их сподвигло 2 миллиона лет назад перейти на зелень, но с тех пор жизнь умильных зверушек – боль). Ни одно млекопитающее не питается «сбалансированно». Баланс – это то, что работает для каждого вида на протяжении миллионов лет. В рекомендациях большинства стран говорится, что 30 процентов дневной калорийности надо получать из жиров, 15 – из белков и 55 – из углеводов. Разве это «сбалансированнее» жирового рациона? Статистика говорит: с тех пор как мы пытаемся следовать этим рекомендациям и есть в соответствии с пирамидой правильного питания, в основе которой очень много углеводов, здоровье человечества только ухудшается. Существуют незаменимые аминокислоты и незаменимые жирные кислоты, незаменимых же для человека углеводов нет. Поэтому мы их урезаем. Однако они все равно присутствуют даже в самом строгом кеторационе. Многие лоукарберы едят гораздо больше зелени, чем ПП-шники. Животные жиры представляют угрозу для здоровья? Нет, если вы едите их с овощами и зеленью, а не с булкой, картошкой и колой. Одной из важнейших причин сердечно-сосудистых заболеваний (наряду со стрессом, курением и малоподвижным образом жизни) сейчас считается воспаление, а его провоцируют в том числе и высокоуглеводные продукты. А как же фрукты? В них же столько витаминов! В овощах и зелени их не меньше, только без сахара. Лоукарберы умеренно едят ягоды. И совсем редко, в сезон, – немного местных фруктов. Съесть бабушкину антоновку с дерева – норм. Покупать манго, летевшее до супермаркета 10 тысяч километров, – нет. Могут ли вегетарианцы следовать LCHF? Да. Много зелени, авокадо, кокос, орехи, полезные масла (оливковое, масло кокоса и авокадо, а не подсолнечное, кукурузное, льняное) – и вегетарианцы с нами. LCHF подходит только богатым людям, которые могут позволить себе купить дорогие продукты вроде авокадо? Нет. Следовать LCHF может даже студентка, живущая на стипендию. Можно устраивать себе читдей? Или хотя бы один читмил раз в 7–10 дней? Кто вам запретит. Но зачем? Читмилы (от английского to cheat – обманывать, мухлевать, meal – еда) – не соответствующие рациону блюда, например «Сникерс», нужны ПП-шечкам, чтобы не сойти с ума на пресной, невкусной пище. Жир же делает еду яркой, насыщенной, интересной. Мы используем огромное количество натуральных ингредиентов. Поэтому каждый день лоукарбер получает удовольствие от пищи. Тяга к сладкому уходит сама собой. Для ностальгирующих всегда есть полезные версии классических рецептов: хочешь – тирамису, хочешь – шоколадный мусс. Ложь и сахар, которыми нас кормят ученые Я очень рано заговорила. А еще я была миниатюрная, от такого гнома не ожидаешь ничего разумного, а уж тем более вопроса: «Тетенька, а у тебя печенка не болит?» Но именно так я однажды дестабилизировала бабушкину приятельницу. У бабушки постоянно болела печень. Как она говорила, от жира. В середине 1980-х это была непреложная истина, поэтому бабушка Дуся ела в основном рыбное рагу, воняло оно так, что сшибало с ног. Рагу тушилось с водой практически без грамма жира. Рацион моей бабушки сейчас мог бы стать эталоном ПП – «правильного питания». А она сама могла бы служить примером несокрушимой воли, поскольку придерживалась рациона без срывов. Она прожила долгую жизнь и всегда была очень стройной. К сожалению, последние 10 лет она провела в глубоком маразме. Как я теперь знаю, такая история закономерна, если следуешь обезжирен ному «правильному питанию». Кролики и холестерин Истоки жиробоязни стоит искать в начале ХХ века – в 1913 году. Тогда российский ученый Николай Аничков выдвинул «холестериновую теорию». Суть ее в следующем: потребление продуктов, содержащих холестерин, приводит к образованию атеросклеротических бляшек. Для экспериментов Аничков взял стандартных лабораторных животных – кроликов. Ушастых кормили раствором холестерина в масле. Довольно быстро у них обнаруживались атеросклеротические изменения сосудов. Но стоило вернуть зайцам траву, как их здоровье налаживалось. «Холестерин опасен для здоровья», – сделал вывод Аничков. Тут было бы логично добавить: «Для здоровья кроликов», но нет. Во второй половине ХХ века именно работы Аничкова вдохновят Анселя Киза на исследование «Семь стран» и продуктам с высоким содержанием холестерина будет объявлена война. Президент и жир В 1955-м американский президент Дуайт Эйзенхауэр хватается за сердце, у него диагностируют инфаркт. Его врач Поль Дадли Уайт собирает пресс-конференцию, рассказывает о состоянии здоровья главы государства и о причинах произошедшего. В сообщении он ссылается на работу Анселя Киза из Университета Миннесоты, который как раз в тот момент активно ищет ответ на вопрос, почему вдруг в США так резко вырос уровень сердечно-сосудистых заболеваний. Тот видит причину в употреблении жирных продуктов, красного мяса, яиц. И хотя на тот момент существуют другие исследования и теории, diet-heart hypothesis (гипотеза «диета-сердце», или липидная теория), в которую верит Киз, одобряется на государственном уровне. Эйзенхауэр меняет рацион, начинает питаться по заветам доктора и в 1969-м умирает от болезни сердца. Киз же проводит исследование «Семь стран». С 1958 по 1964 год его команда собирает данные о пищевых привычках в Италии, Греции, Нидерландах, США, Финляндии, Югославии и Японии. Работа показывает связь употребления насыщенных жиров и уровня сердечно-сосудистых заболеваний. Сегодня к этому исследованию много вопросов. Самый очевидный – по какому принципу выбирались страны? Почему, например, в выборку не попала Франция, где едят много жирной пищи, но при этом уровень инфарктов относительно низкий (это называется «французский парадокс»)? Вторая проблема заключается в том, что, как и скандально знаменитое «Китайское исследование» (КИ) Колина Кэмпбелла (об этом мы поговорим в книге позже), работа «Семь стран» показывает корреляции, а не причинно-следственные связи. Пищевые привычки существенно влияют на наше здоровье, но их нельзя рассматривать в отрыве от других факторов. Можно сколько угодно сравнивать потребление мяса греками и финнами, но у одних 300 солнечных дней в году, а у других (в некоторых регионах) – 30. Как разный уровень витамина D будет влиять на усвояемость холестерина и уровень сердечно-сосудистых заболеваний даже при одинаковой диете? К 1980-м работы Киза стали золотым стандартом диетологии. В Америке были впервые приняты «Диетические рекомендации», в которых жир на государственном уровне признали главным врагом человечества, и полки магазинов заполнили обезжиренные продукты. Итог? В начале 2000-х заговорили о пандемии ожирения. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), к 2014 году 1,9 миллиарда взрослых жителей земли имеют лишний вес, из них 600 миллионов страдают ожирением и, как следствие, сердечно-сосудистыми заболеваниями, диабетом, раком, заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Взятки и жир 1960-е. Америка сталкивается с резким ростом сердечно-сосудистых заболеваний. Два главных подозреваемых – жир и сахар. «Расследование» идет в отношении обоих. Ансель Киз изучает вред насыщенных жиров и холестерина. Джон Хиксон, одна из шишек «сладкого мира», обращает внимание на эту работу и понимает, что нужно всего лишь подтолкнуть научное сообщество к «правильным исследованиям», которые сместят фокус критического взгляда с сахара на жир. Вскоре Sugar Research Foundation (SRF; сейчас The Sugar Association) находит ученых, готовых посмотреть на проблему под нужным углом. 1967 год. В престижном журнале New England Journal of Medicine выходит статья Dietary fats, carbohydrates and atherosclerotic vascular disease (Пищевые жиры, углеводы и атеросклеротические заболевания сосудов). Ее авторы – трое ученых из Гарварда Марк Хегстед, Фредерик Джей Стэр и Роберт Макганди. Они приходят к выводу, что эпидемия сердечно-сосудистых заболеваний спровоцирована потреблением жиров. Как выясняется сегодня, рекомендацию, какие именно исследования использовать для анализа, ученым дает Sugar Research Foundation. За свои труды троица получает 6,5 тысяч долларов, это примерно 49 тысяч долларов в перерасчете на 2018 год. Фредерик Джей Стэр, глава Департамента питания Гарварда, по некоторым данным, регулярно получал спонсорскую помощь от General Foods, Nestlе, Kellogg’s, Nabisco. Он также утверждал, что кока-кола – отличный «перекус». 1977 год. Марк Хегстед, к тому моменту глава Департамента питания Министерства сельского хозяйства США, участвует в разработке диетологических рекомендаций для всей страны. Исследование о сахаре и жирах становится весомым аргументом в дискуссии о вреде и пользе продуктов. Официальная позиция США отныне – уменьшать потребление жиров. Обезжиренные продукты стремительно набирают популярность. У них только два недостатка: они безвкусные и не насыщают. Тут-то на сцену и выходит сахар, который быстренько компенсирует все проблемы: сахар появляется буквально во всех продуктах – от творожков до ветчины. 2016 год. В JAMA Internal Medicine выходит статья Sugar Industry and Coronary Heart Disease Research: A Historical Analysis of Internal Industry Documents (Сахарная промышленность и исследование сердечно-сосудистых заболеваний: исторический анализ внутренних отраслевых документов). Исследователи Университета Калифорнии изучают внутренние документы Sugar Research Foundation и убеждаются, что организация спонсировала исследование о том, что жир и холестерин – основные причины сердечно-сосудистых заболеваний, а опасность употребления сахара по указке SRF была намеренно преуменьшена. Калифорнийцы обнаруживают, что это далеко не единственный раз, когда сахарная индустрия вмешивается в научные исследования: в 1960–1970-х годах SRF регулярно выделяет гранты на работы, которые ожидаемо приходят к выводу, что жир – главный виновник ишемической болезни сердца, в то время как сахар – белый и пушистый. Правило указывать в публикации источник финансирования исследования появляется позднее. В частности, New England Journal of Medicine принимает его в 1984 году. Наши дни. Качественные исследования не подтверждают связь употребления жиров и сердечно-сосудистых заболеваний, зато находят доказательства, что рацион, богатый сахаром, углеводами, растительными и трансжирами опасен для здоровья. Мясо и подтасовки В XX веке вместе с животными жирами под раздачу попало мясо. Здоровый рацион стал ассоциироваться с небольшим количеством постного мяса, минимумом жиров (лучше всего, если их источник – растительные масла), большим количеством цельнозерновых продуктов, овощей и фруктов. Веганство и вегетарианство продвигается как сбалансированное питание долгожителей. Большую роль в демонизации мяса сыграл Колин Кэмпбелл. В 2004 году почетный профессор кафедры пищевой биохимии Корнелльского университета в соавторстве с сыном, врачом Томасом М. Кэмпбеллом, издает «Китайское исследование». С тех пор книга постоянно «переворачивает жизни»: огромное количество людей по всему миру отказывается от пищи животного происхождения, а некоторые блогеры практически в каждом антимясном посте ссылаются на этот труд. «Исследование», «профессор» – как тут не поверить? Существует огромное количество научных разборов «Китайского исследования», некоторые из них даже включают дискуссии с Кэмпбеллом. Как правило, все спорящие ссылаются на десятки научных публикаций, а в ответ получают лишь общие рассуждения. Например, можно почитать The Protein Debate (Дебаты о белке) между профессором кафедры здоровья и спортивной науки Университета Колорадо Лореном Кордейном и Колином Кэмпбеллом. 134 ссылки против… ни одной. Если у вас нет времени читать подробные разборы Кордейна, или, например, Криса Мастерджона, профессора Nutritional Sciences Университета Коннектикута, или нутрициолога Криса Крессера, вот основные претензии к «Китайскому исследованию». • Кэмпбелл проводил лабораторные исследования казеина, белка из молока. Обвинил его во всех смертных грехах, затем сообщил, что «весьма вероятно, другие животные белки, возможно, наиболее канцерогенные вещества из тех, что мы потребляем» (в английском оригинале не просто «другие», а «все» – all animal proteins – канцерогены). На основании чего уравнены казеин и все прочие животные белки, непонятно, и данных, подтверждающих это допущение, не приводится. • Окей, пусть только казеин несет смерть и разрушения. Но, исходя из лабораторных исследований Кэмпбелла, несет его крысам. Эти грызуны очень умные и социальные, у нас действительно много общего, но не настолько, чтобы утверждать: все, что вредно крысам, опасно и для человека. • Ладно, предположим, люди – это почти грызуны, только побольше и без шерстки. Но для своих опытов Кэмпбелл взял породу Спрег-Доули. Это специальные зверьки для медицинских нужд, которые вообще склонны к раку. С научной точки зрения, это равносильно исследованию в онкологическом отделении: там почти у всех рак, чем ни корми пациентов. • Вторая часть «доказательной базы» книги основана на данных China-Cornell-Oxford Project. Это наблюдательное исследование: было опрошено 6 500 человек из 65 регионов Поднебесной. В рамках наблюдательного исследования выдают анкету и участники пытаются отвечать на вопросы: сколько вы едите мяса, сколько овощей. А в прошлом году? А 10 лет назад? Во-первых, далеко не каждый человек может вспомнить и (или) адекватно оценить, что и в каком количестве он ел. Во-вторых, такой человек может и приврать, даже неосознанно. На сайте Корнельского университета можно посмотреть видео, как собирались данные для China-Cornell-Oxford Project: анализы крови и мочи, плюс опросник, плюс образцы еды с реальных кухонь. Сам по себе такой формат не плох. Просто он не дает возможности сделать вывод: в этом регионе едят много мяса и часто умирают от инфаркта, а значит, употребление мяса ведет к инфаркту. Если мы сделаем такой вывод, то получится как в примере с мороженым: летом увеличивается количество съедаемого мороженого и утонувших, из этого вытекает, что люди тонут от мороженого. Такого рода исследования не ищут причинно-следственные связи. Они лишь дают толчок, позволяют сформулировать гипотезы, которые дальше нуждаются в проверке. Но в книге Кэмпбелла цифры и факты China-Cornell-Oxford Project преподносятся не как корреляции, он намеренно и очевидно увязывает их в причинно-следственные связи. Мало того: когда факты не подтверждают его теорию, он их просто игнорирует. Например, про регион Туоли, который фигурирует в научном исследовании, профессор почему-то «забывает». Может быть, потому, что там едят много мясного и жирного, при этом процент сердечных заболеваний и рака очень низкий? Вот, например, согласно другому исследованию («Употребление мяса и причины смертности: объединенный анализ проспективных когортных исследований в Азии), никакого увеличения смертности у мясоедов не происходит. В рамках этой работы ученые извлекли данные из большого числа работ и проанализировали связь заболеваний и употребления мяса среди почти 300 тысяч человек в восьми странах Азии. Примерно на каждое, ничем не подкрепленное утверждение Кэмпбелла есть десятки научных ссылок, утверждающих обратное. Однако же «Китайское исследование» по-прежнему переворачивает и переворачивает жизни. Особый русский путь в мир без жира В эпидемии мирового ожирения принято винить Анселя Киза, американского доктора, который продвигал антижировую догму, идеи которого легли в основу пирамиды «правильного питания» FDA (US Food and Drug Administration – Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов). Но как работы и установки Киза, который стал активно строить карьеру в 1960-е, и диетологические рекомендации американцев 1980-х дошли до Советского Союза, если железный занавес накрыл наши широты еще в 1946-м? Вряд ли кто-то из советских ученых сверялся с исследованиями Киза и перерисовывал «пирамиду правильного питания». А итог примерно тот же. Как и до всего прочего, до метаболических проблем в масштабе нации мы дошли своим особенным путем. Ладно, в начале ХХ века Российская империя шагала вполне себе в ногу со временем. В том смысле, что индустриализация заставила людей переехать в города и существенно поменять пищевые привычки. Появилась необходимость перевозить продукты, сохранять их при транспортировке, а еще – удешевлять, чтобы прокормить стремительно растущее население. «Начало XX века в нашей истории не самые простые времена. Экономические кризисы, Русско-японская война, революция 1905 года. Положение, как это говорили при социализме, «широких народных масс» ухудшалось. А отсюда что? Многие блюда сознательно утяжеляются, делаются более насыщенные версии. Появляются суррогаты, маргарин например, и подделки, используются самые примитивные ингредиенты. Все это приходит к апофеозу к началу Первой мировой войны», – рассказывает историк русской кухни Павел Сюткин, автор нескольких бестселлеров о русской и советской кухне, написанных вместе с женой Ольгой. До основанья мы разрушим, а затем… Давайте на секунду представим, что происходит в молодом Советском государстве в начале 1920-х годов, с какими вызовами сталкивается страна и как они влияют на питание. 1. Гонимые войнами, революциями, голодом, желанием заработать в больших городах, все снимаются с насиженных мест. Перемешиваются люди, кухни. «Сибиряки и уральцы принесли в быт москвичей пельмени и шанежки, белорусы и украинцы – свиное соленое сало, ранее совершенно не принятое среди русского населения севернее линии Смоленск – Тула – Пенза – Куйбышев и тем более в наполовину мусульманском Поволжье и Заволжье», – пишет один из главных экспертов в русской кулинарии Вильям Похлебкин. 2. Железный занавес официально опустится только в 1946 году, но Совдепия окажется в изоляции гораздо раньше – у нее просто нет денег на иностранные товары. «Одна из главных проблем советской кухни заключалась в отсутствии общения со всем миром, в отсутствии понимания того, как он развивается. Не было ни современных продуктов, ни способов кулинарной обработки, ни техники соответствующей», – объясняет историк русской кухни Павел Сюткин. 3. Войны, голод и антисанитария серьезно подрывают здоровье нации. Возникает потребность – на государственном уровне – не только в сытном питании, но и в лечебном. 4. Постепенно исчезают лавки, частные или, как мы сейчас сказали бы, фермерские хозяйства, пропадают магазины шаговой доступности. Зато появляются большие государственные продуктовые комбинаты. То есть к продуктам теперь предъявляются определенные требования, чтобы они в целости и сохранности могли доехать до потребителя. При этом логистика пока не налажена, а холодильников у граждан нет. 5. Сохранность – это отдельный разговор. Чем сложнее блюдо, например, в столовой и чем больше в нем ингредиентов, тем больше у несознательных советских граждан шансов что-нибудь «подрезать» для дома, для семьи. Постепенно рецепты становятся все примитивнее. «Отсюда порой доходящий до странностей подсчет калорий, углеводов, белков в каждой ложке борща в столовой. По-другому, наверное, в те годы наладить это массовое питание было проблематично», – резюмирует Павел Сюткин. 6. Советское государство знало, как лучше. Не важно что. Как трудиться, как заниматься сексом, рождать и воспитывать детей. И, конечно же, питаться. Причем мотивы государства заключались в том, чтобы не только сытно накормить население, но и сделать это по-советски, а не по-буржуйски – без рябчиков и ананасов. Идеологическая составляющая меню в общественных местах и продуктов в магазинах тоже имела значение. Роль личности в истории: Мануил Певзнер Настоящий ученый с прекрасным образованием. Стажировался в Германии. Страна, наиболее сильно пострадавшая в результате Первой мировой войны, вынужденно стала передовым краем диетологической и гастроэнтерологический науки. И именно с теми же проблемами голода и антисанитарии, но в большем масштабе пришлось столкнуться Певзнеру, когда он стал формулировать принципы здорового питания в Союзе. Важный момент: наука того времени не соответствует современным стандартам проведения исследований. И Певзнер, и его немецкие учителя были учеными-практиками. А потому где-то их предположения, как пища влияет на здоровье, попадали в точку, а где-то совершенно не соответствовали тому, что мы знаем сейчас. Певзнер прекрасно понимал, что еда должна быть лекарством. Но количество трудностей, свалившихся на молодую страну, было слишком большим, чтобы разбираться с каждым пациентом. Его решением было «лечить болезнь, а не конкретного больного», ввести групповые рационы, а не внедрять персонализированный подход. «99 процентов населения даже не знало слова «санитария». Внедрять стандарты здоровой пищи так, чтобы она была еще и вкусная, было сложно. Советская власть, убедившись в невозможности сделать в каждой столовой от Киева до Владивостока пищу вкусную, скатилась к концепции „наша пища должна удовлетворять потребности рабочего человека восстанавливать его силы“», – объясняет Сюткин. Мало того, кроме медицинских и экономических резонов, были у Певзнера и политические соображения. Жирная, пряная, жареная еда для него была атрибутом буржуазной кухни. «М. И. Певзнер решительно выступал против применения пряностей и приправ в советской кухне как возбуждающих и вредных (чуть ли не наркотических веществ!) и рекомендовал спокойную здоровую кухню, свободную от любых вкусовых добавок, в основе которой должны лежать нейтральные по вкусу блюда: отварное мясо, макароны, рис, сырники, молочные каши, куриные бульоны как самые якобы полезные и здоровые из всех возможных продуктов питания. Все это спасет людей от желудочных заболеваний, предотвратит или не обострит уже имеющиеся гастриты и колиты – эти главные заболевания, на которых было сосредоточено внимание медиков 30-х годов. М. И. Певзнер яростно проклинал все жареные блюда и рекомендовал их приготавливать в крайнем случае на сливочном масле или маргарине, что с кулинарной точки зрения как раз и было самой грубой ошибкой, своего рода вопиющей кулинарной неграмотностью, о чем «теоретик» кулинарии, конечно, и не подозревал!», – рассказывает Вильям Похлебкин в «Кухне века» (но, кажется, гневно обличает, да?). Ирина Глущенко в книге «Общепит. Микоян и советская кухня» пишет, что идея трехразового питания – завтрак, обед, ужин – и классического набора «первое, второе, компот» тоже принадлежала Певзнеру. Вместо питания по потребностям – еда по расписанию и в строго регламентированных количествах. Борьба с голодом и его последствиями, унификация лечебных протоколов и «коммунистический взгляд» на питание – и вот мы получаем набор лечебных столов по Певзнеру. Постных, пареных, как правило, низкожировых. При этом часто высокоуглеводных. Тем более что идеалы красоты – этот не сухосочные красавицы и красавцы. По Нонне Мордюковой, Римме Марковой, Николаю Рыбникову и Михаилу Ульянову видно, что сил у них достаточно и БАМ строить, и коммунизм. Актеры символизируют сытость и способность к тяжелому физическому труду. С сытостью, круглыми щечками ассоциируется здоровье. «Что ни день – сто грамм, что ни день – сто грамм, а то и сто пятьдесят», – радуется директор лагеря в «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен». Дети в лагерь едут «на откорм» – едят манную кашу, пьют компот. Именно Певзнеру я должна сказать спасибо за то, что моя бабушка Дуся всю жизнь ела все постное и обезжиренное, дабы не повредить печень. И за то, что в 70 лет она впала в глубочайший маразм – сегодня доказана связь употребления большого количества зерновых и обезжиренных продуктов и болезней Альцгеймера, Паркинсона и старческой деменции. Роль личности в истории: Анастас Микоян Этот политический деятель занимал самые разные должности, но нам, конечно, интересен как человек, который сформировал советский общепит и создал предприятия питания по всему Союзу. «Первый московский колбасный завод» в его честь стал «Микояновским мясокомбинатом». В книге Ирине Глущенко о Микояне его невестка вспоминает, что сам он питался скромно: «Завтрак – шпинат с яйцом или рисовая каша с тыквой, один кусок поджаренного черного хлеба и чашка кофе с молоком. Обед – овощная закуска, немного супа и мясо или рыба». А внук Владимир рассказывает, что Анастас Иванович знал, что от картошки полнеют. «…Очень следил за весом – он считал, что не должен весить больше 60 килограммов. Клал себе на тарелку 3–4 ломтика картошки. Ел он неторопливо. Он воспитывал в себе привычку впитывать вкусовые ощущения». Интересная деталь о человеке, который переведет весь Советский Союз на полуфабрикаты и консервы. Еще до того, как рухнул железный занавес, Анастас Микоян успел побывать в США и привезти нам оттуда гамбургер – котлетку, колу – квас, лимонад – и апельсиновый сок – за неимением апельсинов в банки стали разливать сок томатный. Главной же целью американской поездки в 1936 году было освоить технологии консервации и изготовления полуфабрикатов. Страна у нас большая, дорогие плохие, с логистикой еще хуже, идею домашних холодильников Сталин отверг, со свежими продуктами были серьезные перебои. Внедрить консервацию и технологии заморозки в ту пору было, наверное, действительно правильным решением. Из американской поездки Анастас Микоян привозит оборудование и рецептуры для заводов по производству консервов: мясных, овощных, рыбных, – различных хлебобулочных изделий, шоколада и конфет, сгущенки, сахара из свеклы. В книге «Так было. Размышления о минувшем» Анастас Микоян писал: «И уже к 1936 г. у нас было построено и введено в эксплуатацию (только новых!) 17 крупных мясных комбинатов, 8 беконных фабрик, 10 сахарных заводов, 41 консервный завод, 37 холодильников, 9 кондитерских фабрик, 33 молочных завода, 11 маргариновых заводов, 178 хлебозаводов, 22 чайные фабрики и ряд других промышленных предприятий. Кроме того, было произведено техническое перевооружение многих старых предприятий». Оуч! Сахарные, маргариновые, кондитерские заводы. Хорошо еще, нас всех не перевели на сою. Микоян приводит в книге диалог с Генри Фордом: «– Зря вы изучаете вопросы строительства мясокомбинатов и развития мясной промышленности. Мясо есть вредно. Надо питаться овощами, соей и фруктами. Соя содержит белки и полезнее мяса. Мы в семье мяса не едим, а вместо него употребляем сою в разных видах. Я ответил, что наш народ привык есть мясо, да и суровый климат этого требует, но ведь и американцы отнюдь не вегетарианцы». Отдельная история – рыбные консервы. До революции они не были так распространены, развиваться эта сфера стала в 1930-е годы в рамках микояновской реформы. Ответственной за направление стала Полина Жемчужина, супруга Молотова. Она стала главой Наркомата рыбной промышленности СССР. Под ее руководством на Дальнем Востоке стали строиться рыбоперерабатывающие предприятия. Появляются консервы «Печень трески», «Шпроты», «Сайра в масле», «Крабы». «Страна узнала вкус этих консервов и ну не то чтобы полюбила, но как-то смирилась с ними, – говорит Сюткин. – Народ к этим консервам относился с подозрением. И Молотов прибег к… Сегодня это назвали бы «PR-технологией». На одном из компартийных форумов, он обличал врагов народа в обычной стилистике – «вот они, враги, расхитители социалистической собственности. Они даже приспособили… Вот смотрите: консервы наши обычные приспособили для того, чтобы переправлять через границу драгоценности, представляете? Для контрабанды». И взял баночку консервов, открыл ее прямо за трибуной и достал оттуда жемчужное ожерелье. Стоит ли говорить, что на следующий день потребление этих консервов резко возросло. Я много раз слышал эту историю от ветеранов, правда, нигде не видел документальных подтверждений». По словам Сюткина, применять пиар-технологии пришлось и в случае с яйцами. Во время Великой Отечественной войны Америка поставляла СССР яичный порошок по ленд-лизу, американской программе помощи союзникам. Государству пришлось подключить пропаганду: газеты писали о кишечных инфекциях из-за натуральных яиц. То ли дело порошок – сбалансированная чистая еда будущего. «Уже в 1950-х яйца постепенно возвращаются в продажу, но народ естественно с подозрением к ним относится. И тут опять пришлось газете «Правда» выступать с разоблачением: с привлечением специалистов – диетологов, врачей и профессоров – писали, что яйца все-таки правильная натуральная еда, и сейчас мы их выпускаем по-новому: чистыми, здоровыми и прочее. Фаина Раневская, услышав об этой новости, позвонила своим знакомым и сказала: „Поздравляю: яйца реабилитировали!“» – пишет Сюткин. Если полистать кулинарную библию советского человека «Книгу о вкусной и здоровой пище», то вместо привычных нам сейчас фотографий ингредиентов и блюд мы увидим банки консервов рядом с тарелками. «Главная задача «Книги о вкусной и здоровой пище» состоит в том, чтобы помочь хозяйке, при наименьшей затрате труда и времени, приготовить для семьи вкусную и здоровую пищу, используя для этого в первую очередь разнообразный и богатый ассортимент пищевых продуктов, вырабатываемых пищевой промышленностью». В первом абзаце предисловия к «Книги о вкусной и здоровой пище» (это второе издание – 1952 года, первое – 1939 года) – примерно все, что надо знать о питании в Советском Союзе. «Помочь хозяйке» (нехотя оставим в стороне феминистическую повестку) – то есть разгрузить ее хоть немножко, потому что ей надо не только кормить семью, но и трудиться на благо общества, «используя богатый ассортимент, вырабатываемый пищевой промышленностью». Текст кричит: «Используйте полуфабрикаты!» «Важнейшее дело – развивать у населения новые вкусы, создавать спрос на новые пищевые продукты. Нужно сделать томатный сок массовым народным напитком. Надо создать у населения привычку и вкус к полуфабрикатам, к сухим завтракам, концентратам, консервам. Эти, безупречной свежести, продукты высокопитательны и укрепляют здоровье, они не требуют большой затраты труда и времени для приготовления в домашних условиях вкусной и здоровой пищи», – вот микояновская установка из «Книги о вкусной и здоровой пище». Просто погуглите иллюстрации книги: вместо привычных нам изображений приготовленной еды – борщ в банке, голубцы в консервах, суп-пюре гороховый в коробочке, мясная тушенка. Правда, надо признать, банки и коробки яркие и интересные. Одна только упаковка банки сгущенки, придуманная Ираидой Фоминой, достойна дизайнерского приза Red Dot. Приемщиком айдентики советской пищевой промышленности тоже был Микоян, человек, остававшийся у власти «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича», но в значительной степени повлиявший на статистику инфарктов и других заболеваний в СССР. Куда нас привел особый русский путь «СССР в цифрах. Краткий статистический справочник» публиковал из года в год, сколько продуктов съедают советские граждане. Но Николай Дорин и Эдвард Беллинджер в работе 2005 года Climate Dependence and Food Problems in Russia 1900–1990: The Interaction of Climate and Agricultural Policy and Their Effect on Food Problems (Климатическая зависимость и продовольственные проблемы в России 1900–1990 гг.: взаимодействие климатической и сельскохозяйственной политики и их влияние на продовольственные проблемы) показывают, что государство сильно преувеличивало цифры потребления. Поэтому, возможно, более честные и информативные данные будут… в отчете ЦРУ! Он охватывает период с 1928 по 1952 год. Из него мы узнаем, что потребление мяса падает аж на 24 процента, а молока – на все 52 процента. Зато сахара едят – внимание! – на 159 процентов больше. Картошки – на 42. Овощей – на 41 (хорошо это или плохо, мы не знаем, нет уточнений, о каких именно овощах речь). И – отличные новости – советские люди едят гораздо больше морепродуктов. В 1952 году на 1 1 1 процентов возрастает количество рыбы в рационе, по сравнению с 1928 г. В докладе говорится об увеличении производства обработанной пищи и полуфабрикатов. Наглядная иллюстрация успешности микояновских реформ. По данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), год от года растет и калорийность рациона советских граждан. Ничего удивительного. Сегодня мы знаем, что потребление высокоуглеводной пищи заставляет нас есть больше. С 1960 по 1975 год калорийность рациона возрастает с 3 100 до 3 400 килокалорий. В пределах 3 300–3 400 килокалорий он так и остается до 1993 года, когда происходит очень резкое снижение энергии, получаемой с пищей (привет, лихие 1990-е и зарплата плюшевыми игрушками!). Благодаря Микояну Советский Союз, так же как и Америка, перешел от натуральных продуктов к рафинированным, стал употреблять больше сахаров, растительных масел. Певзнеров-ские установки задали антижировой тренд в питании, особенно лечебном. Его стараниями люди стали есть не по голоду, а по расписанию. А общее состояние сельского и животноводческого хозяйства и тяжелый период восстановления после войны привели к тому, что калорийность пищи оказалась важнее макронутриентов. Проще всего население огромной страны оказалось накормить хлебом, картошкой на кукурузном и подсолнечном масле, котлеткой из мякиша, манной кашей и киселем. Что происходит при этом со здоровьем граждан СССР? Американский врач Ричард Купер в работе Rising Death Rate in Soviet Union («Рост смертности в Советском Союзе») говорит, что с 1960 по 1977 год смертность от сердечно-сосудистых заболеваний выросла с 36 до 41 процента, а вообще смертность – на 95 процентов! Безусловно, питание тут было не единственным, даже не главным фактором. Очевидно, что война не прибавила здоровья людям. Курили примерно все мужчины (они умирали от ССЗ в четыре раза чаще женщин), а единственной формой снятия стресса был алкоголь. Статистику по ожирению и диабету в Советском Союзе в открытом доступе мне найти не удалось. Диагноз «ожирение» ставится, если объем талии у мужчины больше 102 сантиметров, у женщины – больше 88. Я еще застала немного трансляцию партийных съездов, где немолодые люди в костюмах утопали во вторых подбородках. Диабет был диагностирован у Хрущева и Горбачева. От болезни сердца умер Брежнев – весьма вероятно, и этого грузного человека в орденах не обошли стороной метаболические нарушения. Россия сегодня В 2017 году официальный диагноз «ожирение» был поставлен почти двум миллионам россиян – 1,3 процента населения страны. Реальные цифры гораздо выше. «Существует исследование, проводимое на указанную тему каждые пять лет (речь об «Эпидемиологии сердечно-сосудистых заболеваний в различных регионах России»). Так, по состоянию на 2013 год распространенность ожирения среди мужчин в возрасте от 25 до 64 лет составила 26,9 %, среди женщин в возрасте от 25 до 64 лет составила 30,8 %», – объясняет положение дел Минздрав. Всего избыточным весом страдает 60 процентов взрослого населения страны. Эндокринологический научный центр отмечает, что заболеваемость сахарным диабетом второго типа с 2000 по 2012 год росла в среднем на 6,84 процента в год. Ситуация с детьми и подростками еще хуже, им все чаще ставится не только ожирение, но и сахарный диабет второго типа. В 2013-м в статье «Эффективная фармакотерапия», опубликованной в журнале «Эндокринология» (№ 4, 201 1), С. Евстафьева пишет, что, по статистике, «в России… заболеваемость ожирением составляет 436,9 на 10 тыс. детского населения, реальные же цифры, безусловно, гораздо выше». При этом риторика официальных представителей Минздрава, модных диетологов и фитнес-тренеров будет сводиться к тому, что вам нужно просто лучше контролировать то, что вы едите, и больше двигаться. Как будто бы люди с лишним весом сознательно выбрали быть толстыми и просто ленятся. Накладывают себе вторую порцию со словами «Да здравствует боль в суставах!». Едят печенье и думают: «Мне так идет плохая кожа и кариес». Когда их раздувает, как шар, от «правильной еды», получают удовольствие от распирающего давления в кишечнике. И после месяца правильного питания обнаруживают себя ночью у холодильника, сметают из него все, упиваясь безволием, чувством вины и предвкушением утренних отеков. Большинство полных людей не хотят быть полными. Сонливыми. Вялыми. Раздражительными. Они вовсе не обязательно мечтают быть фитоняшами. Но вот не пробивать каждый месяц новую дырку на ремне, а лучше начать двигаться по нему в обратном направлении – это было бы неплохо. И главное, в этом нет нашей вины. Мы не виноваты в том, что бабушка, пережившая голодные годы, во главу угла ставила сытость внучков. В том, что в 1990-е, когда зарплату выдавали мукой и картошкой, мы питались одними только пирожками с картошкой (тру стори – моя). В том, что к семейным советским пищевым привычкам мы получили западное сахарное изобилие – «Ты не ты, когда голоден». Это, кстати, очень точно подмеченное состояние. Человек на высокоуглеводном питании в состоянии голода – зверь. А голодный он практически всегда. Овсянка на завтрак – сахар крови поднимается и уже через пару часов падает, организм дает сигнал добыть еду. «Убить», но добыть. Возможно, поэтому в метро, в пробках, в ЖЭКе и поликлинике все такие злые? Мы не виноваты в том, что диетологи по-прежнему учатся по учебникам, в которых во всех бедах мира винят жиры. В том, что корпулентные эндокринологи рассказывают нам, что надо есть медленные сложные углеводы, чтобы похудеть, рекомендуют хлеб при инсулинорезистентности, а кардиологи – назначают обезжиренную диету. Мы не виноваты, но в наших силах все исправить. Врачи против жира Здесь и дальше я буду постоянно приводить ссылки на исследования – большие, качественные, опубликованные в крупных журналах, у авторов этих работ нет конфликта интересов со спонсорами исследования. Эти исследования активно обсуждались в зарубежных профессиональных кругах, врачи и ученые-популяризаторы публиковали посвященные им колонки в таких газетах и журналах, как The New York Times, Guardian, Huffington Post. Другие ученые в ответ соглашались с выводами или ставили их под сомнение, приводили ссылки на другие работы, извлекали цифры статистики из правого рукава и из левого сыпали биохимией для чайников. И знаете что? Все эти международные научные публикации и дискуссии вокруг них, как санкционная пармская ветчина, до России не доезжают. Наши специалисты (не все, но можно сказать смело, что большинство) не интересуются или сознательно игнорируют передовой край науки. Я готова смириться с тем, что врач против кетодиеты, потому что прочитал тонну литературы и ему есть что сказать. На деле это «не читал, но осуждаю». Вот две показательные истории. «Китайское исследование» против науки В конце августа 2016 года на фестивале Life Picnic сразу после лекции «Жиры VS Углеводы» Сэма Клебанова, основателя LCHF. ru, я зашла на стенд к Лидии Ионовой – «топ-диетологу (Forbes), постоянному консультанту на ТВ», как представили ее организаторы мероприятия. На стенде Клиники доктора Ионовой лежала брошюрка «Полезная информация для здоровья и легкости», где вторым пунктом в «Общих целевых привычках здоровьях» значилось: «минимум животных жиров и простых углеводов в рационе». Так как Сэм пять минут назад сыпал фактами, ссылками на исследования и демонстрировал графики, убедительно доказывающие, что ничего плохого в животных жирах нет, я, конечно же, не могла не спросить Лидию Леонидовну о контраргументах. Увы, ни одного мета-анализа или крупного клинического исследования, которое бы доказывало, что минимум животных жиров в рационе делает человека здоровее, привести по памяти доктор не смогла. Равно как и сказать, почему данным, которыми оперировал Клебанов, нельзя верить. Мы договорились, что я соберу ссылки, которые доктор Ионова прокомментирует. И вот что из этого вышло. From: Cilantro To: Ионова Лидия Леонидовна На Life Picnic мы с вами договаривались, что я пришлю ссылки на исследования, где сравниваются низкожировые и низкоуглеводные диеты, а вы прокомментируете, почему они в недостаточной мере «реабилитируют» животные жиры и почему вы рекомендуете своим пациентам ограничить потребление животных жиров. Ссылки ниже. Спасибо! Я прислала доктору больше ссылок на исследования, но не буду здесь приводить все, чтобы вас не утомлять (для любознательных – они в конце главы). Здесь я в паре строк для вас расшифровываю, о чем каждое исследование, но доктору я просто отправляла ссылки – ведь она умеет читать научные работы без комментариев от журналиста. Credit Suisse Research Institute. «Жир: новая парадигма здоровья» (несколько глав из отчета с говорящим названием). Is Butter Back? A Systematic Review and Meta-Analysis of Butter Consumption and Risk of Cardiovascular Disease, Diabetes, and Total Mortality. («Сливочное масло возвращается? Систематический обзор и мета-анализ потребления масла и риска сердечно-сосудистых заболеваний, диабета и общей смертности»). Гигантский мета-анализ, собраны данные по 636 151 человеку, который показал, что связь между употреблением сливочного масла и возникновением сердечно-сосудистых заболеваний и диабета крайне незначительная или отсутствует). Weight Loss with a Low-Carbohydrate, Mediterranean, or Low-Fat Diet. (Снижение веса на низкоуглеводной, средиземноморской и низкожировой диете). Одно из самых убедительных клинических исследований – двухлетний эксперимент на израильской электростанции. Сотрудники жили прямо там же, так что было легко проконтролировать, что все питаются как нужно. Низкоуглеводный рацион по Аткинсу и средиземноморская диета убедительно выиграли у обезжиренной). Я рассчитывала на захватывающую дискуссию, но в ответ получила следующее: From: Ионова Лидия Леонидовна To: Cilantro ОК, посмотрю и напишу вам, только чуть попозже, после 1 сентября, хорошо? Пока могу порекомендовать вам блог Майкла Грегора и книгу «Китайское исследование». В принципе, на этом и стоило бы закончить нашу переписку. О том, что не так с «Китайским исследованием», мы выше разобрали, Кэмпбэлл очень вольно интерпретировал данные собственно научного «Китайского исследования» – China-Cornell-Oxford Project, выдал корреляции за четкую причинно-следственную связь, неугодные ему цифры попросту вычеркнул, а эксперименты на мышах проводил с нарушением методологии. Понятно, когда на КИ ссылаются новообращенные вегетарианцы. Но врач? Доктор Майкл Грегор, которого порекомендовала доктор Ионова, известен как автор книги How Not to Die: Discover the Foods Scientifically Proven to Prevent and Reverse Disease[1 - Майкл Грегер. Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь. – Москва: Издательство МИФ, 201 9.], блогер, лектор. Изучить все, что он написал, прямо скажем, одному журналисту сложновато. Но вот, например, на какие исследования ссылается доктор Грегор, когда объясняет, что жир провоцирует инсулиновую резистентность: The dietetic factor determining the glucose tolerance and senility to insulin of healthy men (1934); The diet of diabetics prior to the onset of the disease (1935); Mechanism of free fatty acid-induced insulin resistance in humans (1996); Effects of an overnight intravenous lipid infusion on intramyocellular lipid content and insulin sensitivity in African-American versus Caucasian adolescents (2013); Rapid impairment of skeletal muscle glucose transport/ phosphorylation by free fatty acids in humans (1999); Intramyocellular lipid concentrations are correlated with insulin sensitivity in humans: a 1 H NMR spectroscopy study (1999); Dietary Factors that Influence the Dextrose Tolerance Test a Preliminary Study (1927); Free fatty acids and skeletal muscle insulin resistance (2008); Overnight lowering of free fatty acids with Acipimox improves insulin resistance and glucose tolerance in obese diabetic and nondiabetic subjects (1999). Меня смущает, что из девяти исследований только два сделаны в XXI веке. При том что три датированы началом ХХ! Дальше я опущу личные моменты нашей переписки, где не фигурируют исследования и ученые. Финальное письмо. From: Ионова Лидия Леонидовна To: Cilantro Моя публичная позиция строится на рекомендациях ВОЗ, их «Глобальной стратегии по питанию, физической активности и здоровью», а именно: «В отношении питания рекомендации в общем для населения и для отдельных лиц должны включать следующее: добиваться надлежащего энергетического обмена и здорового веса; ограничить потребление энергии из всех видов жиров, перейти от потребления насыщенных жиров к потреблению ненасыщенных жиров и исключить потребление трансжирных кислот; повысить уровень потребления фруктов и овощей, бобовых, цельного зерна и орехов; ограничить потребление свободных сахаров; ограничить потребление соли (натриевой) из всех источников и обеспечить иодирование соли». Также моя позиция подтверждается Диетологическими рекомендациями (2015, США), а именно: The overall body of evidence examined by the 2015 DGAC identifi es that a healthy dietary pattern is higher in vegetables, fruits, whole grains, low- or non-fat dairy, seafood, legumes, and nuts; moderate in alcohol (among adults); lower in red and processed meat; i and low in sugar-sweetened foods and drinks and refi ned grains. The DGAC encourages the consumption of healthy dietary patterns that are low in saturated fat, added sugars, and sodium. The goals for the general population are: less than 2,300 mg dietary sodium per day (or age-appropriate Dietary Reference Intake amount), less than 10 percent of total calories from saturated fat per day, and a maximum of 10 percent of total calories from added sugars per day. Перевод: Общее количество фактических данных, исследованных Консультативным комитетом по диетическим рекомендациям к 2015 году, указывает на то, что в здоровом рационе преобладают овощи, фрукты, цельнозерновые культуры, молочные продукты с низким содержанием жира или обезжиренные, морепродукты, бобовые и орехи; умеренно присутсвует алкоголь (у взрослых); в небольшом количестве красное и обработанное мясо; в малом количестве подслащенные продукты питания и напитки и обработанные зерновые. Консультативный комитет по диетическим рекомендациям поощряет здоровые рационы питания с низким содержанием насыщенных жиров, добавленных сахаров и натрия. Цели для населения в целом: менее 2300 мг диетического натрия в день (или соответствующее возрасту количество потребляемой диеты), менее 10 процентов от общего количества калорий из насыщенных жиров в день и максимум 10 процентов от общего количества калорий из добавленные сахара в день. Диетологические рекомендации, которые каждые пять лет составляет Министерство сельского хозяйства США, – это очень весомый аргумент. В качестве контраргумента приведу один-единственный график с сайта американского Национального института диабета, заболеваний пищеварительной системы и почек. Показатели избыточного веса/ожирения в США График показывает рост ожирения в США. Обратите внимание, когда происходит скачок кривой. С чем это связано? В 1977 году публикуется Dietary Goals for the United States («Диетические цели для Соединенных Штатов»), во многом построенные на diet-heart hypothesis Анселя Киза и на исследовании трех гарвардских ученых Dietary Fats, Carbohydrates and Atherosclerotic Vascular Disease (том самом, за которое ученые получили взятку 49 тысяч долларов от сахарных магнатов, о которой я рассказывала выше). Оба труда ученых говорят, что жиры, особенно животные, – это верная смерть. К 1980 году по мотивам Dietary Goals for the United States появились диетические рекомендации ограничивать жиры, особенно животные и холестерин. Снова смотрим на график. Кажется, с этими рекомендациями что-то пошло не так. Почему ВОЗ до сих пор придерживается подобной позиции по поводу животных жиров? Честно, я не знаю. Стратегия, на которую ссылается Ионова, принята в 2004 году. За прошедшие 14 лет появилось много новых доказательств безопасности животных жиров. Могу лишь сказать, что рекомендации ВОЗ не истина в последней инстанции. Это большая бюрократическая организация, им надо и с голодом бороться, и с ожирением. Вот сейчас они напишут, что жир можно и нужно, и все голодающие страны потребуют у гуманитарных организаций не макароны, рис, галеты и маргарин, а тушенку и масло. А где взять на это бюджет? Это мое предположение. А вот еще одно. Допустим, человек работает много лет диетологом, бьется против животных жиров, назначает своим пациентам обезжиренный рацион, на телевидение ходит экспертом, а тут ему говорят: концепция поменялась, животные жиры оказались не такими уж страшными. Неудобно как-то получается: что теперь рассказывать в телешоу? Может, скажете, тем, кто не похудел, деньги вернуть? Но – еще раз – это только моя теория. Представить, что врач-диетолог не знает о существовании всех исследований последних лет, я просто не могу. Ссылки, которые остались без ответа: Dietary Intervention for Overweight and Obese Adults: Comparison of Low-Carbohydrate and Low-Fat Diets. A Meta-Analysis (Диетические подходы для людей с избыточным весом и ожирением: сравнение низкоуглеводных и обезжиренных диет. Мета-анализ). В работе говорится о том, что низкожировая диета на протяжении долгого времени считалась здоровым выбором, предотвращающим сердечно-сосудистые заболевания. Однако, проанализировав данные с 1966 по 2014-й, ученые пришли к выводу, что низкоуглеводные жировые рационы полезнее для сердца. Работа сделана при поддержке фонда Аткинса (это указано в публикации), однако выполнена по всем научным стандартам. Работа в открытом доступе, можно походить по ссылкам внутри. Например, прочитать про одну из самых провальных попыток доказать антижировую теорию – the Women’s Health Initiative. A Randomized Trial of a Low-Carbohydrate Diet vs Orlistat Plus a Low-Fat Diet for Weight Loss (Рандомизированное исследование диеты с низким содержанием углеводов и Orlistat Plus диеты с низким содержанием жиров для снижения веса). 48-недельное исследование, показавшее, что похудение на жире ничуть не хуже обезжиренного варианта и по килограммам, и по анализам, а если брать показатели давления – то даже лучше. Метаанализ 2016 года Effects of Low-Carbohydrate Diets v. Low-Fat Diets on Body Weight and Cardiovascular Risk Factors: a Metaanalysis of Randomised Controlled Trials (Эффекты низкоуглеводных диет и низкожировых диет на вес тела и риски сердечно-сосудистых заболеваний: Мета-анализ и рандомизированное клиническое исследование), опубликованный в British Journal of Nutrition. Это исследование сравнивает низкоуглеводные и низкожировые диеты и объединяет данные 1 1 работ, в которых приняли участие 1 369 человек. Что интересно, метаанализ, хоть и отмечает, что низкоуглеводный жирный рацион эффективнее для снижения веса, обнаруживает у участников повышение липопротеинов низкой плотности – «плохого холестерина». То есть теоретически доктор могла бы использовать это исследование против меня. Public Health Collaboration (Сотрудничество общественного здоровья). Снижение веса на низкожировой и низкоуглеводной диете: угадайте, кто победил? A Randomized Trial of a Low-Carbohydrate Diet for Obesity (Рамдомизированное исследование низкоуглеводной диеты при ожирении). Годовое клиническое исследование сравнило разные диетические подходы. И если в вопросах потери веса низкоуглеводный подход незначительно обошел соперников, то сердечные показатели улучшил ощутимо. Effects of Low-Carbohydrate and Low-Fat Diets: A Randomized Trial (Эффекты низкоуглеводной и низкожировой диет. Рандомизированное исследование). Аналогично предыдущему. Важное пояснение. Как правило, в подобных исследованиях под низкоуглеводными рационами понимают диеты, в которых от 20 до 130 г углеводов в день, при этом количество и источник жиров не ограничивают. Кстати, интересная деталь. Хотя доктор Ионова называет себя диетологом и создателем авторской методики похудения, ординатуру она проходила по кардиологии. А мы помним, что гонения на жиры начались потому, что ученые предположили: именно они виноваты в росте сердечно-сосудистых заболеваний. У меня нет никаких личных счетов с Лидией Леонидовной. Просто так получилось, что именно на ее стенд я набрела на Life Picnic и попросила прокомментировать вред жиров. На ее месте мог оказаться практически любой другой популярный диетолог и ровно с тем же результатом. Следующая история тому подтверждение. Диетологи против жира Далеко не все врачи в нашей стране против низкоуглеводных высокожировых диет. Если кардиологи на генетическом уровне не переносят это наше кето, то неврологи реагируют на жир, как Рокфор на сыр. Уже более 100 лет кетогенная диета применяется при эпилепсии – весьма успешно. А сегодня появляется все больше данных об использовании ее при болезнях Альцгеймера, Паркинсона, деменции. Один из таких неврологов – энтузиастов своего дела – профессор Василий Генералов, руководитель клиники «ПланетаМед», телеведущий. Когда-то он даже подменял Малахова, который Геннадий, на Первом канале. Сегодня у него свое шоу на медицинском канале Med2Med. В фейсбуке я увидела, что Генералов зовет врачей поучаствовать в дискуссии о вреде и пользе кетопитания, и напросилась в студию. В передачу попадает только часть разговора, а мне очень хотелось целиком послушать, что думают традиционные диетологи о LCHF, как будут аргументировать, что низкоуглеводная диета опасна для здоровья, и что им противопоставят кетофрендли доктора. «Олена, вы далеко? Вам придется встать в кадр», – звонит мне в день съемки продюсер канала Med2Med Александра. Третьего на «нашей стороне баррикад» в нужный день не нашлось. Было принято срочное решение заменить врача на реального человека, который расскажет о своем опыте кетодиеты. И вот я в гримерке вместе с Юлией Чехониной, старшим научным сотрудником Института питания РАМН, кандидатом медицинских наук, и Александрой Назаровой, врачом-терапевтом, младшим научным сотрудником отделения болезней обмена веществ клиники НИИ Питания РАМН. Радуюсь, что по счастливой случайности не с панк-рок-гнездом на голове. Пока Юлию красят, мы с Сашей присматриваемся друг к другу. «Вы где-то учитесь?» – решает нарушить молчание Саша. – «В смысле?» – не сразу соображаю я. – «Ну учитесь где-то?.. Или уже работаете?» Мы с Сашей идем на студийную кухню. У меня на завтрак была привычная жирная яичница с помидорами и сыром, я беру воду. Саша – два кофе с молоком, в один стаканчик добавляет сахар. Его она отдает Юлии. После грима идем в просторный холл. Там сидят гости следующей записи (в один день снимают несколько передач) и Анна Киселева, гастроэнтеролог-гепатолог Европейского медицинского центра. Посреди помещения бурно жестикулирует Генералов: «…похудела на 6 килограмм за полтора месяца, стала чувствовать себя значительно лучше. А до изначального состояния ее довели вы своими рекомендациями по книжкам!» Анна видит Юлию и Сашу и вырывается из-под «огня» Василия: «Мы пока договоримся по позиции против». Идем в студию, встаем за стойки друг напротив друга, Василий Генералов и продюсер Александра объясняют, как будет происходить съемка. По сторонам от меня оказываются Тимур Садыков, врач-невролог, эпилептолог, кандидат медицинских наук, и Александр Мирошников, руководитель отдела нутрицевтики РГУФКСМиТ, кандидат медицинских наук, и я немножечко выдыхаю. Все-таки LCHF-практику участвовать в медицинской дискуссии на равных с врачами сложно, а вот двум кандидатам наук есть что сказать. И точно: когда Александр начинает рассказывать про то, как работают макронутриенты и ответ организма на них или типы кетоновых тел, я чувствую себя так, словно попала на концерт Radiohead в первый ряд. Девушки напротив как по команде складывают ладошки на стойке, словно одновременно выставляют защиту и направляют в нашу сторону пики. Мы, не сговариваясь, широко расставляем руки. Съемка начинается. Время от времени продюсер просит посмотреть на экран телевизора: «Сейчас там пусто, но будет следующий текст…» – и зачитывает про пирамиду правильного питания и рост ожирения, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний во всем мире. Вскоре после начала записи мои переживания по поводу того, что с врачами мне будет сложно вести дискуссию, испаряются. Кажется, между нами и противоположной стойкой не 2 метра белого фона, а пропасть. О существовании последних исследований о насыщенных жирах, лечении заболеваний с помощью кетодиеты, пересмотренных и принятых в других странах рекомендациях на той стороне пропасти не слышали. «Кетогенная диета не используется в клиническом питании и диетологии, и, вообще, в медицинском сообществе как лечебная диета она не используется… – говорит Юлия Чехонина. – Высокое содержание жиров противопоказано при атеросклерозе, потому что потом повлечет за собой целую цепочку сердечно-сосудистых заболеваний (тут оператор переводит камеру на мое лицо, на котором читается плохо скрываемое недоумение): инфаркт, атеросклероз. <…> Мы видим наших пациентов, которые приходят к нам в клинику Института питания после того, как они попробовали на себе массу диет. Лидируют среди их диет именно кетогенного плана диеты, потому что они вкусные, на них вроде хороший результат, хороший эффект, но долгое время, длительно находиться на них нельзя (камера дает общий план нашего кетоуголка, на лицах всех троих недоумение и уныние: это сейчас всерьез?), потому что начинают болеть суставы, начинаются проблемы с органами пищеварения, заболевания поджелудочной железы, печени, почек, камни в почках, подагра развивается, потом уже человек живет с постоянными обострениями». Плохо скрываемое уныние и на лице продюсера Саши: «Ребята, вы такие интеллигентные тут все. Как я потом динамичную передачу-то нарежу? Не могли бы вы хотя бы иногда перебивать друг друга? Эмоциональнее, эмоциональнее!» До реальных эмоций доходит, когда Юлия предлагает свою стратегию правильного питания: «Много белков, много пищевых волокон!» Василий хватается за голову: «Все наши гормоны – это жиры, система нейронов – это жиры. Когда у нас их нет, мы и получаем все осложнения – гормональные, мы видим деменции, нейродегенерации. И мы даже не пытаемся сменить эту парадигму!» Приходит очередь продюсера Александры схватиться за голову: «Ведущий должен быть нейтральной стороной!» Самое удивительное открытие передачи: традиционные диетологи считают, что чувство насыщения зависит от заполненности желудка. Если «дать объема» – супом и большим количеством клетчатки, то можно снизить калорийность рациона и благодаря этому похудеть. «Жир не насыщает!» – «дает эмоцию» Юлия. «Коллега, есть несколько понятий голода и насыщения. Есть fullness – растяжение, то есть наполнение желудка… пять – шесть понятий. Мы сейчас говорим о голоде – возможности головы давать сигнал, что я хочу есть…, – пытается растолковать диетологу азы Александр Мирошников. – Так вот гормон насыщения выделяется только на жиры и углеводы. Белки рецепторы не чувствуют. Вы проведите такой эксперимент: весь день ешьте один белок. Вы есть каждую секунду будете хотеть». Все участники действительно эмоционально включаются. «Жирный угол» не может поверить в реальность происходящего, классическая диетология пытается убедить нас, что в России граждане едят не так уж много углеводов. «92 килограмма картошки на человека!» – чеканит Мирошников. «Потрясающе!» – радуется Чехонина. К концу записи Анна Киселева признается: «Я правда хочу разобраться. Может, в этом плюс этой программы. У нас есть системы, и эти системы придуманы генетически. Может, нам просто перестать любить есть?» Когда после окончания съемки мы все по очереди передаем телефоны, чтобы нас сфотографировали, именно Анна пару раз порывается встать рядом с нашей стойкой. «Давайте, давайте, переходите на «жирную сторону»!» – Анна смеется вместе с нами, Сашу и Юлию эти шуточки явно не веселят. После передачи я прошу Александру Назарову в WhatsApp ответить, как ей передача, как выглядит ее типичное меню и какое количество жиров в рационе она считает допустимым. «1. Впечатления удовлетворительные. Некоторые моменты мне были интересны (невролог – умный мужчина). 2. Оно различное, в зависимости ото дня. 3. Предпочтение необходимо отдавать полиненасыщенным жирным кислотам в умеренном количестве индивидуально для каждого человека». С гастроэнтерологом-гепатологом Анной Киселевой мы созваниваемся уже после выхода передачи. «С научной точки зрения, я как не была согласна с тем, что там пропагандировалось, так и не согласна до сих пор. Я врач клинический, и я использую то, что одобрено международными гепатологическими организациями. И жировые диеты не являются чем-то доказанным. Я не смотрела исследования, я руководствуюсь международными клиническими рекомендациями, и, пока в них нет руководства к использованию кетодиет, я не имею права использовать. Если с пациентом что-то случится (а пациенты с жировым гепатозом – они полиморбидные, у них еще много сопутствующих заболеваний, включая гипертоническую болезнь и лишний вес), то я не смогу обосновать данное назначение». Анна признала, что Тимур Садыков показался ей убедительным – в рамках его специальности больших исследований много. «Я не категорический человек. Я понимаю, что медицина не стоит на месте. По мере того как накапливаются данные, знания, все может измениться. Возможно, когда-нибудь это войдет в клинические рекомендации. Я слежу за общими тенденциями и медикаментозным лечением как врач, я чаще всего все-таки назначаю лекарственные препараты». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/olena-islamkina/ketodieta/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Майкл Грегер. Не сдохни! Еда в борьбе за жизнь. – Москва: Издательство МИФ, 201 9.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 249.00 руб.