Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Двери, всегда закрытые настежь

Двери, всегда закрытые настежь
Двери, всегда закрытые настежь Виталий Сон О чём эта книга? Затрудняюсь сказать определенно. О людях, о выборе который они делают. О мире и своем месте в этом мире. Детские приключения двух мальчиков, которые неожиданно получат продолжение во взрослой жизни. Поставив перед ними выбор Быть или жить. Некоторые главы имеют в качестве эпиграфа стихи по теме главы. Стихи автора. Огромное спасибо Романовой Татьяне Ивановне и Юркевич Наталии Владимировне за помощь в создании этой книги. Без них бы она не появилась на свет. Надеюсь, вам будет интересно. Глава 1 «Билет в один конец» вместо эпиграфа: Шуршит во тьме невидимая птица Балконный сумрак вязок как мазут Весь мир уснул. Мне одному не спится Пока ты там, верней пока я тут Но тишь, давно беременная воплем, ничем не разродится до утра А слезы непременно сменят сопли и мятная, немая дурнота… В которой пустобрюхие собаки с глазами незнакомых мне людей Лакают жадно мерзости и страхи стыда бессонной памяти моей И хочется махнуть за край заката в кильватере бумажных кораблей, идущих по маршруту из "когда-то" в "куда-то" там за три-девять морей Рвануть, оставив, боль и сожаленье Порожних, недовымученных строк В страну, где обретается прощенье, и где по слухам был прописан Бог Где солнечные зайцы на ладошке, рассказывая сказки ни о чем "Хомячат" тучки и роняют крошки (внизу их назовут грибным дождем) В страну где ждут – знакомые мне лица, где нет нужды в земных календарях… С тех пор, как ты – мне реже стала сниться я круглый год блуждаю в январях… Зима вошла в город на мягких лапах, когда тот ещё крепко спал. В час когда не спят только ППС, таксисты и влюбленные… Но и они утонули в пуховой сказке, которая бесшумно опускалась на город мириадами огромных, белых хлопьев. Проснувшись от внезапной, противоестественной для городского жителя тишины, я подошел к окну и обомлел. Весь мир заполонил белый цвет. Очарованный красотой открывшейся картины я вышел на балкон и погрузился в безмолвную эйфорию снегопада. Не знаю сколько я простоял там, ловя снежинки губами: может минуту, а может и час… – Проснись любимая. Проснись малыш. Посмотри, ты только посмотри какая красота… – Ты что плакал? У тебя мокрое лицо… – Глупышка, я не плакал, я собирал для тебя снежинки. Ты посмотри сколько я их тебе насобирал… Посмотри в окно… И вообще одевайся. Мы идем в сказку прямо сейчас. – Прямо сейчас? Сумасшедший. Четвертый час. А что мы там будем делать? – Что делать? праздновать.. мы будем кидаться снежками, валяться в снегу, лепить снежную бабу. Мы будем праздновать снегопад… – Ой. Валь. Как ты меня напугал. Ты чего торчишь у окна? и вообще чего не спишь? – Да так, не спится, что-то. Иду уже иду. Сейчас только докурю. – Фу, какой ты холодный. У тебя ноги ледяные, простудишься же ненормальный. Тапки не мог надеть? – Где их искать в темноте? Ладно не ворчи. Всё. Спим… – Валь, а Валь… – Ну что ещё? – А что ты там рассматривал во дворе? – Да сосед с третьей квартиры, снеговика лепит, пьян похоже в зюзю, разговаривает сам с собой, улыбается. – Правда? Слушай, а я заметила, что с тех пор как его Нина (царствие ей небесное) померла, он странный какой-то стал,  если б всю жизнь не знала, подумала бы чокнутый. Глаза у него пустые стали, как будто не на тебя смотрит, а куда-то во внутрь себя… Иногда даже страшно становится… – Не выдумывай, нормальный мужик… Да и два года уже прошло… Наговоришь ерунды. Спи давай… – Спокойной ночи… – Спокойной ночи. … Снегопад продолжался до самого утра… А посреди пустого двора, какой-то странный мужик лепил снеговика, разговаривая с самим  собой, он иногда счастливо смеясь, делал нелепые жесты руками, как будто кого-то обнимал и кружил в медленном, неуклюжем танце… Впрочем, если бы кто-нибудь присмотрелся повнимательней, то он бы без труда понял, что это Вальс… И раз, два, три… Раз, два, три… Раз, два, три… Зимний вальс… Наступила полная тишина. Поочередно исчезали предметы на заднем плане, снежинки застывали в полете и незаметно таяли растворяясь на фоне стремительно бледнеющего ночного неба. Запах морозной, похрустывающей свежести сменился стерильным ничем не пахнущим воздухом привычным для обитателей нулевого уровня. Только музыка еще звучала, аккорды становились все тише и глуше и всем присутствующим стало слышно как всхлипывает закрыв лицо руками невысокая блондинка, последняя из посетителей еще не отключившая сенсоры переноса и адаптации. –Мэри, отключитесь пожалуйста. Время сеанса прошло. Вы нас демаскируете. – Сейчас… сейчас… это так здорово. Дайте мне еще немного времени. Я хочу в полной мере насладиться этим восхитительным состоянием. Боже мой. Какая изысканная грусть и тоска. Это симфония печали и тоски! Вы просто волшебник!…. Блондинка откровенно зарыдала. – Мэри! Если вы сейчас же не отключите сенсоры, вы будете исключены из сообщества. – Всё… всё… вот… готово. Простите. Гости покидали галерею по одному. Кому как было удобно. Со стороны это выглядело немного комично (естественно на взгляд жителя земли). Пестрая толпа женщин и мужчин в одеяниях разных эпох и стран. По одному (перед исчезновением возвращаясь в естественный для своего мира облик), они проскальзывали в появлявшиеся в шаге от них двери и исчезали вместе с ними. Вот высокий мужчина в цилиндре и фрачной паре имевший практически портретное сходство с А.С Пушкиным, щелкнув клешнями вывалился в пенную полоску прибоя у какого-то атолла. Вот женщина в хитоне и внешностью древнегреческой поэтессы Сафо взмахнув разноцветным оперением нырнула в густые тропические заросли. Вскоре в помещении галереи не осталось никого кроме двоих ещё сохранявших земной облик. Мужчина похожий на Гоголя и женщина с внешностью Мэрилин Монро. – Мэри… Ваше поведение в последнее время мне очень не нравится. Вы уверены в том, что у вас не возникло привыкания к сеансам на психологическом уровне? Вы должны понимать насколько это опасно. Почему вы ещё до сих пор здесь? Боюсь вы не оставляете мне выбора кроме как запросить у бюро внеочередную проверку вашего состояния. – Мастер, пожалуйста… подождите… я сейчас все вам объясню. Я уверена вы меня поймете правильно. Только не торопитесь сразу меня осуждать… попытайтесь понять… я вас очень прошу. Мне больше не у кого просить помощи. А мне это жизненно необходимо. Вы ведь поможете мне верно? Вы не можете поступить иначе. Вы чуткий и отзывчивый, а я… я… Тут женщина снова разрыдалась.. а мужчина беспомощно развел руками. Некоторое время спустя мужчина резко отстранил даже скорее оттолкнул от себя женщину, что-то горячо шептавшей ему в ухо. – Вы с ума сошли! Да если кто-нибудь узнает о том, что вы мне сказали и я об этом не доложил, то самое меньшее что меня ожидает это лишение лицензии! А вас… вас просто отправят на третий уровень… навсегда! – Но, мастер… я ведь хочу как раз именно это. Я хочу вернуться обратно. Вы должны меня понять… ведь в отличии от других членов сообщества это наша с вами родная планета. Я устала от вечности. Мучение длиной в бесконечность. Как вы не понимаете? Я хочу быть кому-то нужной и нуждаться в других. Я попала сюда по ошибке… Я не творец. Не самодостаточна как остальные. Мне нужно ЖИТЬ! – Не лукавьте Мэри… вы прекрасно знаете в чем заключается разница между ссылкой и самовольным замещением краткосрочного. И в первом и во втором случае возвращение обратно для вас заказано. Но в первом случае вас ждет случайная (без права выбора) череда замещаемых персонажей по мере окончания их срока, а в первом… подумайте Мэри… всего один земной срок! Да по вашему выбору. Но один! А после… ничего. Песочные часы и мельница. Вы станете песчинкой. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/chastnyy-sluchay/dveri-vsegda-zakrytye-nastezh/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб.