Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Берия. За что его не любят…

Берия. За что его не любят…
Берия. За что его не любят… Дения Валерьевич Кобба Вожди Советского Союза Личность Лаврентия Павловича Берия по-прежнему привлекает внимание историков и читателей. Легендарный нарком внутренних дел вызывает противоречивые оценки исследователей: одни считают его воплощением зла, «сталинским палачом», другие – лучшим руководителем советской госбезопасности за время ее существования. В книге, представленной вашему вниманию, подробно разбирается профессиональная деятельность Лаврентия Берия, – показана его работа по наведению порядка в органах НКВД, в разведке, в армии, в системе ГУЛАГа, создание атомной бомбы в СССР и т. д. Автор приводит свидетельства, которые не использовались ранее, ему удалось найти людей, работавших с Берия и оставивших о нем воспоминания, которые по разным причинам не публиковались до сих пор. Один из главных вопросов, на которые отвечает автор, почему имя Лаврентия Берия до сих пор вызывает такие бурные эмоции в России. Дения Кобба Берия. За что его не любят… Вместо предисловия Такое бывает в истории, в силу каких-то обстоятельств, человек, я подчеркиваю, человек и его человеческая судьба становятся образом, который живет в сознании других людей своей собственной жизнью. Это происходит по-разному и по различным же причинам. Иногда подобное случается еще при жизни. Это, конечно, самый тяжелый вариант. Тогда такой человек превращается в памятник самому себе. Он вынужден следовать тому «спектаклю», который сам же и затеял. В этом варианте, например, Туркменбаши или династия Ким Чен – это честные парни, да простят мне читатели этот американизм. Просто он тут как нельзя к слову. Они по крайней мере внешне демонстрировали довольство. И все-таки в такой ситуации ты ничего не можешь поделать, даже если захочешь, и в этом трагедия тирана. Но уж если тебе это не в тягость, то в честь тебя называют улицы и города, дни недели и новые сорта цветов. Тебе посвящают победы в спорте и покорения горных хребтов. Искренне счастливые детишки бойко по памяти читают о чем-то из твоей геройской жизни, и, конечно, в каждом кабинете чиновника висит твой порой даже «мироточащий» портрет. С иными история играет шутку спустя какое-то время. Тут тоже множество и причин почему и вариантов как, но итог примерно такой же: сам по себе реальный человек почти полностью истирается, и вместо него живет виртуальный двойник, тот, которого потомки для себя в силу каких-то необходимостей выдумали и зафиксировали в сознании как своего рода тег. Этот виртум очень крепок в своем образе, и он кочует из книги в книгу, становясь все сильнее, обрастая новыми деталями самого себя. Он практически реален, и все к нему привыкают настолько, что не представляют даже возможности иного взгляда. И тут может появиться и, конечно, появляется исследователь-«революционер»! Он говорит: «Нет, все не так, и даже более того, все вообще было по-другому. И человек был не такой и к тому, и к этому не причастен, и вот у меня есть документ или, в самом «кислом» варианте, свидетельство очевидца, а уж он-то точно не врет». Так возникает очередной виртум, потом они смешиваются, и появляется третий, четвертый, и так сколько угодно, вплоть до какого-нибудь мультяшного персонажа, когда нужен образ, например, злодея-колдуна, ну так пусть им будет Распутин! А почему нет? Очень даже может быть, он таким именно и был… Проблема в том, что совершенно искажается и ускользает реальность. Реальный человек с эмоциями, болью в желудке от несварения, поездками на дачу в рабочий день и нелепыми оправданиями этого поступка спустя пару дней… Меняется смысл и теряются причины принимаемых этим человеком решений. А если речь идет о персоналии, ответственной за какие-то дела общегосударственного масштаба, а именно такие люди обычно и интересуют, то это вообще-то беда. Нам нужна правда, основанная на фактах и логике, а вместо этого мы имеем обманку, и реальная история, то, что только и может дать пищу для размышлений и позволяет разобраться в путаной картине современности, оказывается так и не написанной и не обсужденной. Я не претендую на истину. Это фраза, кончено, тоже клише, но действительно, читатель, я не претендую хотя бы в силу того, что фигура Берии – это как калейдоскоп. Повернешь в одну сторону – увидишь одно, посмотришь иначе – увидишь иное. Но раз уж мы все равно смотрим и смотреть будем еще долго, уж слишком много с чем важным этот человек в своей жизни соприкоснулся и много к чему был причастен, давайте разбираться вместе. В советской политической системе значение, которое придавалось организации и деятельности специальных служб, всегда было довольно высоко. ЧК – ГПУ – ОГПУ – НКВД – НКГБ – МГБ – МВД – КГБ на протяжении всей истории СССР выполняли роль «главного аргумента партии» в ее борьбе с внутренней и внешней оппозицией, в информационном обеспечении политического руководства страны стратегически важной разведывательной информацией, в выполнении специальных заданий, в контроле и сдерживании внутреннего спокойствия государства, причем делалось это, как мы сейчас уже знаем, самыми разнообразными методами – от простого давления на одного конкретного человека до насильственной депортации целых народов и организации отлаженной и, увы, экономически эффективной, как бы кощунственно это ни звучало, системы эксплуатации находящихся в заключении и лишенных прав граждан. В принципе эта система была оформлена и закреплена в сталинский период советской истории. Но деятельность спецслужб в СССР была строжайшим образом засекречена, и о том, как работал этот аппарат, какова его действительная роль в различных эпизодах отечественной и мировой истории, даже то, кто им руководил, практически долгое время вообще известно не было. После распада Советского Союза, когда в России начался процесс перехода к новой политической и экономической системе, общество ощутило необходимость получения ответов на разные вопросы. Споров тогда было хоть отбавляй… Но помимо пустопорожней болтовни была настоятельная необходимость в выяснении того, как в действительности функционировало Советское государство, кто стоял за теми или иными политическими решениями, какими на самом деле были люди, руководившие этой страной, кто и как отвечал за реализацию важнейших для государства стратегических программ. Тогда казалось, что эти знания совершенно необходимы были для того, чтобы, выстраивая новую модель, не допустить «перегибов», которые существовали в СССР, и создать систему, в которой общество могло бы контролировать власть, призванную служить его интересам. Сейчас уже 2000-е. Россия сформировалась. Как? Насколько удачно? Удалось ли на основании осмысленного исторического опыта построить ту самую государственную систему, «призванную служить интересам общества и ему же подконтрольную», не знаю, но это не предмет нашего разговора. С начала 90-х годов перед исследователями открылись более широкие возможности для деятельности. Многие засекреченные ранее архивные фонды высших органов государственной и политической власти страны стали доступны для историков, и с конца 80-х годов они начали постепенно вовлекаться в научный оборот. Были написаны горы всяческой беллетристики, однако до сих пор стоящих работ по персоналиям ближайшего окружения Сталина считанные единицы, а о некоторых деятелях, несмотря на множество глянцевых обложек на прилавках магазинов, по-прежнему мало что известно по-настоящему… Л. П. Берия уж точно из их числа. Работавший на ключевых постах в сталинской системе власти в течение пятнадцати лег, он на протяжении длительного времени возглавлял или курировал органы госбезопасности, работал в ГКО (инициатором создания которого в годы войны некоторые его и считают), Совете министров, входил в состав Политбюро и в число лиц так называемого «ближнего круга». В то же время в советский период отечественной истории Берия всегда был одной из самых неудобных фигур, так как специфический характер его работы и обстоятельства отстранения от власти делали нежелательным даже само упоминание его имени как в научной, публицистической, так и в мемуарной литературе. Известный факт: страницу со статьей «Берия» в уже вышедшем и разосланном томе Большой Советской Энциклопедии (в переплете синего цвета, ее еще называют «сталинской») после его ареста было рекомендовано удалить и вклеить другую, без его биографии, а в Советской Военной Энциклопедии о бывшем маршале не говорится ни слова. И Берия тут не единичное явление. Что мы вообще реального о них знаем? Маленков, Молотов, Микоян, Хрущев, Ворошилов, Булганин, Каганович, Вознесенский и другие, чья работа определяла развитие всего государства. А знать, конечно же, надо. Эти люди определили облик страны, в которой я родился и в которой, по сути, живу по сей день. Но как и сами эти люди были неискренними, так и образы, которые они создавали себе и уж тем более откорректированные победившими конкурентами, дошли до нас фальшивыми, имеющими мало что общего с реальными персонажами. Берия после его отстранения «товарищами» в результате политического заговора был демонизирован. До сих пор остается невыясненным, каким в действительности Берия был государственным деятелем, руководителем и какова степень его вины и ответственности за преступления сталинского режима. А уж вопросы о том, что это был за человек – умный ли, недалекий, импульсивный или холодный, аскет или сибарит, вообще кто это был?.. Такие вопросы, как правило, остались либо за скобками, либо так шунтируются кем угодно, что реальный человек во всем этом пропадает окончательно. Потому давайте разбираться. Берия и НКВД 22 августа 1938 г. Лаврентий Павлович Берия, первый секретарь КП(б) Грузии, был назначен первым заместителем наркома ВД СССР. Событие это, само по себе незаурядное для жизни любого человека, для Берии, конечно же, было поворотным. Молодому, немного до сорока лет, полному сил и умений мужчине предлагают работу в столице, да еще в таком ведомстве, какое в той политической системе было без преувеличения исключительным. Он, конечно, не был новичком. К этому времени Берия уже имел богатый управленческий опыт, но тут Москва! Это фантастический, феноменальный «лифт»! И он переезжает в Москву. Соответственно, получая и полное причитающееся обеспечение и жильем, и редким тогда автотранспортом, и дачей, и огромным по тем временам денежным довольствием… С этого момента можно начинать отсчет его деятельности как крупного государственного деятеля Советского Союза. В это время Сталин уже принял окончательное решение о замене руководителя НКВД. Он подбирал кандидатуру, которая должна была отвечать «новым требованиям». Да и вообще, нужно же было кого-то сделать виноватым за середину 30-х. Есть различные мнения по поводу того, кого Сталин хотел видеть в этом качестве. К примеру, существует версия, что этот пост предлагался В. П. Чкалову, прославленному летчику, популярному как в стране, так и за рубежом, имидж которого наверняка мог несколько сгладить неприглядную репутацию, заработанную НКВД в 30-е годы. Но, думается, Сталину скорее был нужен профессионал с опытом работы в ЧК, причем всесоюзно не запятнанный кровью репрессий 30-х годов, и Берия в данном случае был фигурой вполне подходящей: чекист, партийный работник высшего ранга, хозяйственник, достаточно образованный, квалифицированный и работоспособный. 17 ноября 1938 года выходит Постановление СНК СССР и ЦК ВКП(б) за подписью Молотова и Сталина «Об арестах в прокурорском надзоре и ведении следствия», в котором были отмечены крупные недостатки и извращения в работе органов НКВД. Наличие данного документа является самым красноречивым свидетельством того, что с Ежовым было уже покончено, а вот назначенный 29 сентября 1938 года начальником ГУГБ Берия, наоборот, вел активную деятельность и вникал в работу аппарата НКВД. Как вспоминает П. А. Судоплатов: «В июле 1938 года судно, на котором я находился, пришвартовалось в Ленинградском порту. Я тут же выехал ночным поездом в Москву… На следующий день рано утром я был вызван к Берия, новому начальнику ГУГБ НКВД, первому заместителю Ежова. До этого о Берия я знал только то, что он возглавлял ГПУ Грузии в 20-х годах, а затем стал секретарем ЦК КПГ… Моя первая встреча с Лаврентием Павловичем продолжалась, кажется, около четырех часов. Он задавал мне вопрос за вопросом, желая знать обо всех деталях операции против Коновальца и об ОУН с начала ее деятельности… Берия проявил большой интерес к диверсионному партизанскому отряду, базировавшемуся в Барселоне, и т. д.». Да, Берия настойчиво интересовался всеми сторонами текущей оперативной работы. Более того, первое, что он сделал, став заместителем Ежова, – переключил на себя связь с наиболее ценной агентурой, ранее находившейся в контакте с руководителями ведущих отделов и управлений НКВД. Это, возможно, было простым желанием продемонстрировать московскому аппарату, что приехал не провинциал, а деятельный профи. Вероятно, Берия, носивший пенсне, что делало его похожим на скромного служащего, специально выбрал для себя этот образ: в Москве его в то время никто не знал, и люди при встрече не фиксировали внимание на столь ординарной внешности. Это давало ему возможность посещать явочные квартиры в Москве для бесед с агентами, оставаясь неузнанным. В ноябре 1938 года Ежов Н.И. направил письмо в ЦК ВКП(б) на имя Сталина, в котором, указывая на целый ряд своих ошибок и просчетов, допущенных в период работы в должности Наркома внутренних дел, попросил освободить его от занимаемой должности. Разумеется, он прекрасно осознавал, что ему угрожает, и таким образом еще пытался смягчить неизбежную расправу. 24 ноября 1938 года последовало решение Политбюро ЦК ВКП(б), удовлетворившее его просьбу «ввиду изложенных в заявлении товарища Ежова Н. И. мотивов, а также принимая во внимание его болезненное состояние…» Кстати, С. Л. Берия в своих воспоминаниях утверждает, что в этот период Ежов сильно пил и даже отравил свою жену, не дожидаясь ее ареста. В общем-то, это вполне укладывается в логику того времени, реалии тогдашней повседневности, законности и стереотипы мышления. Ведь и сам Н. И. Ежов только в июне 1937 года представил на утверждение в Политбюро расстрельный список из 3170 фамилий политических заключенных, а в июле 1937 года был награжден орденом Ленина «За выдающиеся успехи в деле руководства органами НКВД и выполнение сложных и ответственных правительственных заданий». Сталин действовал последовательно: 25 ноября 1938 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Н. И. Ежов был освобожден от должности наркома НКВД, но сохранил за собой должности секретаря ЦК ВКП(б), председателя Комиссии партийного контроля и Наркома Водного транспорта СССР. Этим же числом Л. П. Берия назначается на должность Народного комиссара внутренних дел. Вот как описывает эти события его сын: «Отец категорически не хотел идти на должность наркома. Политбюро возвращалось к этому вопросу дважды, но так или иначе отец вынужден был согласиться, предварительно получив согласие на свои условия». Сложно проверить и выявить истинную мотивацию принятия Постановления от 17 ноября. Было ли это удовлетворением условия возможного кандидата на роль наркома, которое отвечало требованиям текущего момента для руководства Системы, либо же это была полностью идея Сталина, а Берия был лишь наиболее подходящим инструментом для ее реализации, но факт остается фактом: уже 26 ноября 1938 года, т. е. на следующий день после вступления в должность наркома, Берия подписывает Приказ «О порядке осуществления постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 17 ноября 1938 г.», которым обязывал немедленно прекратить производство каких-либо массовых операций по арестам и выселению без дифференцированного подхода к каждому из арестованных или выселяемых лиц и предварительного всестороннего рассмотрения всех имеющихся на него обвинительных материалов, вынося на каждое подлежащее аресту лицо специальное постановление. Отменить практику составления справок или меморандумов на арест, а аресты предварительно согласовывать с прокурором. Немедленно прекратить продления наказания находящимся в ссылке и лагерях и освободить всех заключенных, отбывших установленный для них срок наказания. Очень интересен пункт № 16 этого приказа, обязывавший немедленно снабдить весь состав оперативных работников центрального аппарата НКВД и на местах экземплярами уголовных и уголовно-процессуальных кодексов. Как до этого работал наркомат, выполняя правоохранительные функции, совершенно непонятно, зато понятно, как работал мaxoвик репрессий. Наличие данного и некоторых других документов, в принципе, является свидетельством, подтверждающим тезис о том, что политическое руководство страны в лице прежде всего И. В. Сталина сознательно сделало выбор в пользу проведения системных реформ внутри специальных служб, переориентировав их с карательных функций, бывших необходимыми в период становления советской государственности, на функции «государственного обслуживания», то есть внутригосударственный политический и уголовный контроль. В качестве приоритетов были обозначены: зaкордонная, как тогда говорили, разведка и контрразведка, а также – и это является особенностью спецслужб СССР – ведение колоссальной по объему работы в области народно-хозяйственного строительства. Исходя из текста данного документа, можно сделать вывод о том, что до этого момента власть пренебрежительно относилась к законности и, наоборот, беззаконие возводилось чуть ли не в ранг государственной политики. В приведенных выше выдержках из приказа от 26 ноября 1938 года неоднократно повторяются слова: «Отменить практику». Я подчеркиваю, не приостановить действие распоряжения, указа или постановления за номером, от числа и так далее, нет, именно «отменить практику» массовых арестов, справок на арест, продления наказания и т. д. Более того, можно сделать вполне обоснованный вывод, что даже работники центрального аппарата НКВД не имели представления, в рамках какой законодательной системы они функционируют, так как таким вопросом, как недостача экземпляров уголовного и уголовно-процессуального кодексов, пришлось заниматься на уровне наркома! Большинство заместителей Ежова постигла та же учесть, что и их руководителя. Агранов, Берман, Вельский, Жусовский, Ваковский, Прокофьев, Фриновский были расстреляны, Курский застрелился сам, Рыжов умер в тюрьме, находясь под следствием. Подверглись репрессиям также члены их семей. Расправа над людьми Ежова была неизбежна, так как они и являлись проводниками политики партии в период самых жестоких репрессий и от них, разумеется, совершенно необходимо было избавиться. Так что Берия тут действовал как бы по само собой разумеющемуся стереотипу. Он привел собственную команду: Меркулова, Круглова, Кабулова, Шарию и других, – и они заняли ключевые посты в реформируемом наркомате. Только теперь перед наркоматом, как уже говорилось, в первую очередь стояли несколько иные задачи, и Берии необходимо было наладить его работу таким образом, чтобы во главе стоял профессионализм сотрудников, направленный на решение новых государственных задач во всех сферах, ответственность за которые нес наркомат. На выступлении перед слушателями Высшей школы НКВД СССР в 1939 году заместитель начальника Особого бюро при НКВД СССР Коссой А. И. отметил, что с приходом в НКВД Берии Л. П. советская разведка очистилась, обновилась и пополнилась новыми профессиональными кадрами. Однако Берия не пытался изменить систему: он был ее неотъемлемой частью и прекрасно, может, даже более других осознавал ее выгоду, но для самих работников центрального аппарата, для профессионалов разведки и аналитиков, загнанных, как им казалось, Ягодой и Ежовым, в условия, когда они были вынуждены думать о том, как спасти свои жизни и жизни своих близких, Берия был гораздо более полезной фигурой. А ситуация, особенно в разведке, к тому времени развивалась крайне неблагоприятно. В 1938 году бежал в США советский резидент в Испании Орлов (Фельдбин). Жизнь этого человека – вообще отдельный многотомный роман, и они о нем, кстати говоря, написаны. В том же году отказался возвращаться в Москву нелегал Штейнберг, через которого осуществлялась связь с американским консульством во Франции. Есть и другие примеры, поэтому, как считали тогда в наркомате, «с назначением Берии в декабре 1938 года наркомом ВД ввиду его высокого профессионализма и в связи с известным постановлением ЦК допущенные перегибы в работе Наркомата будут выпрямлены». Берия был профессионалом разведки. Самоучкой, но все-таки профи, а разведка всегда считалась «передовой линией обороны», поэтому интенсификация и улучшение качества ее деятельности и стали основными приоритетами для наркома. В 1937–1938 годах в результате репрессий, проведенных внутри НКВД, в частности тогдашнего VII отдела (начальник – комиссар ГБ 2-го ранга А. А. Слуцкий), с 9 июня 1938 года – V отдела (иностранного отдела), начальник старший – отделе ГБ 3. И. Пассов, советская закордонная резидентура была крайне ослаблена; фактически были приостановлены разработки в области научно-технической разведки, прекращены работы по созданию сети агентов влияния на Западе, да и сами агенты, знавшие, что происходит на родине, чувствовали себя нервозно, а иногда, как мы говорили ранее, попросту бежали. В то же время значительные силы распылялись на борьбу с мало чего из себя представляющими мусаватистами, украинскими националистическими организациями и слежку за разношерстной русской эмиграцией по всему миру. Приоритетом же советской разведки партия считала борьбу с троцкистскими организациями, физическое устранение Троцкого Л. Д. (кодовая кличка Старик) и его ближайших соратников. Такое положение дел кадровых сотрудников удовлетворить никак не могло, но разведка, к сожалению, не та сфера, где одним распоряжением или внутренней инструкцией можно было быстро исправить или устранить недостатки. Кроме того, для качественной работы разведки необходимы высокопрофессиональные кадры, а их подготовка также занимает продолжительное время. Поэтому уже в мае 1939 года выходит приказ наркомвнудела СССР № 00476 с объявлением положения и нового штата отдела кадров НКВД СССР (во 2-м параграфе, озаглавленном «Задачи отдела», пункте 6-м и 7-м говорится, что «на отдел возлагается руководство подготовкой, переподготовкой и усовершенствованием командного и начальствующего состава войск НКВД в военных учебных заведениях, подчиненных отделу кадров НКВД СССР», в пункте 7-м возлагается в обязанности «руководство подготовкой и переподготовкой кадров в оперативно-чекистских школах и на курсах НКВД и усовершенствование начальствующего состава государственной безопасности НКВД. В подчинении отдела кадров НКВД СССР находятся межкраевые школы НКВД. Высшая школа НКВД подчиняется заместителю народного комиссара внутренних дел СССР по кадрам». Именно в этот период Школа особого назначения (ШОН) начинает активную подготовку специалистов разведки и контрразведки, которые в скором будущем проявили себя, добывая для страны стратегически важную информацию из США (Луков, Квасников), Великобритании (Барковский) и других стран. Появление ШОН также во многом обязано лично Берии. Сталин выступил инициатором создания подобного специального учебного заведения еще летом 1937 года и 8 июля поставил утвердительную резолюцию на записке, представленной НКВД. Но, несмотря на это, тогдашнее руководство наркомата посчитало это делом второстепенным, и еще больше года реальное планирование по созданию спецучреждения не проводилось. Нарком НКВД Ежов подписал приказ о создании Школы особого назначения только 3 октября 1938 года, но к этому времени всеми делами в наркомате руководил уже его первый заместитель. По инициативе Берии с начала 1939 года проводятся работы по расширению разведывательной сети в крупных капиталистических странах, действовавших под прикрытием фирм, как правило, занимавшихся торгово-закупочной деятельностью. Смысл данных акций сводился к непосредственной вербовке или привлечению к работе как можно большего числа иностранцев из разных социальных слоев, выявлению их связей и возможностей. Одновременно Берия ставил задачу по окончательному решению «проблемы» с Троцким. Лейба Давидович, конечно, был проблемой. В это время, да, впрочем, как в любое другое, консолидация левых сил на международном уровне была весьма сложным делом. Коминтерн был неоднороден как по своему составу, так и по взглядам на достижение общей цели – победы мирового коммунистического движения. Более того, каким оно будет, это светлое коммунистическое будущее, все эти разношерстные интеллектуалы видели совершенно по-разному. Созданная большевиками Советская Россия, изначально рассматривавшаяся лишь как плацдарм для концентрации сил, необходимых для свершения мировой революции, к 30-м годам фактически перестала быть таковой. Идеи свершения мировой революции отошли на второй план, по крайней мере для Сталина. Советский Союз, крепко вставший на ноги, начал построение собственной системы, направленной прежде всего на создание мощного, политически активного на международной арене государства. Исходя из данной конъюнктуры, коммунистическая идеология, по-прежнему весьма популярная в ряде стран как среди широких слоев населения, прежде всего наемных рабочих и служащих, так и среди части интеллектуалов, подчас даже представителей высшего общества и потомственной западноевропейской аристократии, являлась одним из серьезнейших факторов, помогавших Советскому Союзу, а вернее его политическому руководству, в реализации данной задачи. Другими словами, Сталину эти люди, их возможности были крайне необходимы. Дипломатический потенциал СССР в этот период был далек от полновесности, на которую мог претендовать, и поэтому Коминтерн был необходим как пятая колонна, и как агент влияния, и проводник политики СССР за рубежом одновременно. Поэтому Л. Д. Троцкий, откровенно презиравший Сталина и всех его выдвиженцев, которых Старик открыто называл недоумками, вынужденный в 1929 году покинуть СССР, представлял значительную угрозу как для имиджа самого Сталина, так и для Советского государства в целом. Его попытки расколоть мировое коммунистическое движение и ярая критика государственной бюрократической системы СССР, выстроенной «отцом народов», наносила серьезный ущерб СССР, политическое руководство которого считало себя единоличным лидером мирового коммунистического движения. Вот почему охоту советских специальных служб как за самим Троцким, так и за наиболее значимыми его последователями можно считать не оправданной, а политически объективной и понятной. И такая работа активно велась. Еще до своего бегства в 1938 году Орлов организовал и лично участвовал в ликвидации руководителя испанских троцкистов Андрея Нина – операция «Николай» – и ряда других деятелей. Несколько попыток ликвидации самого Троцкого предпринимались еще при Ежове, но оказались безуспешными. В январе 1939 года, полностью приняв дела наркомата в свои руки и начав его реорганизацию, Берия решается на проведение явно показательной операции. Новому наркому нужно было упрочнить свои тылы и приобрести вес в среде партийного руководства страны. Это ведь не был тот «демонический Берия», образ которого вызывает всю полноту определенного рода ассоциаций… Нет. Это был новичок-выдвиженец из провинции, которому нужно еще заслужить подлинную благосклонность, продемонстрировав полезность своей деятельности. Поэтому подготовка данного решения со стороны Берии была весьма тщательной. Об этом можно судить по тому, на кого нарком возлагает ответственность за проведение данной операции. П. А. Судоплатов к январю 1939 года уже целый месяц находился в подвешенном состоянии, так как в декабре 1938 года Партбюро ГУ ГБ постановило исключить его из партии за «связь с изменниками родины». Окончательное решение должно было быть принято в январе 1939 года на общем партийном собрании. Интересно то, как пишет об этом сам Судоплатов: «В те годы я жил еще иллюзией. Что по отношению к члену партии несправедливость может быть допущена лишь из-за некомпетентности или в силу простой ошибки, особенно если решение его участи зависело от человека, стоящего достаточно высоко в партийной иерархии и пользующегося к тому же полной поддержкой Сталина…. Когда арестовывали наших друзей, все мы думали, что произошла ошибка». Исходя из логики автора данных строк, по отношению к не члену партии всякого рода «несправедливости» являлись вполне обыденной вещью, причем, видимо, автор абсолютно четко это осознает и осознавал в то время. Интересные это были люди: они все видели и все понимали, а выводы, очевидные, лежащие на поверхности, выводы о том, что все окружающее тебя – иллюзия, причем опасная, они не делали. Более того, их самих или их друзей могли арестовать, что происходило с завидной регулярностью, но они скорее сами бы расстреляли без суда и следствия любого, кто попытался бы указать на абсурдную преступность подобной практики, чем признались бы себе, что это так и есть. Удивительно, как это происходит? Так или иначе, эта цитата «расцвечивает всей полнотой палитры» стереотипы поведения того времени. Так они себе видели, какие именно государственные задачи необходимо было решать и, что самое главное, – какими методами они решались. И вот именно на такого сотрудника, который сам считал, исходя из логики событий, что его арестуют в конце января или в крайнем случае в начале февраля 1939 года, Берия возложил руководство, пожалуй, с политической точки зрения, самой значимой для себя операцией, ведь, как сказано ранее, для партийного руководства страны устранение Троцкого являлось самой главной общегосударственной задачей. Понятно, что Судоплатов должен был во что бы то ни стало решить поставленную перед ним задачу, так как от этого зависела как его жизнь, так и жизни близких ему людей (жена Судоплатова была кадровой сотрудницей аппарата), как, впрочем, и некоторые другие участники данной акции: например, непосредственный руководитель и координатор боевых групп, устранивших Троцкого, Эйтингон до своего привлечения к операции находился в Москве под наружным наблюдением. Таким образом, в январе 1939 года началась операция, получившая кодовое обозначение «Утка». Акция по устранению Троцкого была сложной комбинацией, а разведывательная сеть, развернутая Эйтингоном в США и Мексике в период начавшейся Второй мировой войны, в последующем стала основой для создания нескольких каналов поступления стратегически важной информации, в частности и по созданию ядерного оружия в США и Великобритании. В 1939 году все усилия были направлены на то, чтобы внедрить в ближайшее окружение Троцкого своего человека, способного либо лично устранить его, либо помочь в реализации специальной боевой операции. Изначально действовали две группы, не знавшие о существовании друг друга: «группа боевиков мексиканского художника Сикейроса», кодовое обозначение «Конь», и группа Каридад Меркадер, кодовая кличка Мать. Группа Сикейроса, базировавшаяся непосредственно в Мексике, планировала боевую операцию по устранению Троцкого на его вилле в Койякане, пригороде Мехико (вскользь их деятельность упоминается в фильме Джулии Теймор «Фрида»); в то время как сын Каридад Меркадер – Рамон – сумел проникнуть в ближайшее окружение Старика под легендой канадского бизнесмена Фрэнка Джексона. В 1940 году состоялась первая попытка, санкционированная Берией, окончившаяся безрезультатно: 23 мая 1940 года группа Сикейроса прорвалась на виллу Троцкого и, как в гангстерском боевике, расстреляла его комнату через стены и дверь из Томми-ганов, но Старик остался жив, спрятавшись за кровать. Этот эпизод тоже есть в уже упомянутом фильме. Такие просчеты ранее никогда не прощались, но и Судоплатов, и Эйтингон не были наказаны. По всей видимости, Берия попросту не стал рисковать, так как критика действий руководства операции «Утка» серьезно дискредитировала бы его самого. Берия, как было сказано, наиболее ценную агентуру замыкал лично на себе. Таким образом он пытался держать в руках всю структуру внешней разведки и контрразведки. Операция по убийству Троцкого была одной из важнейших, если не самой главной, на тот период, поэтому она постоянно находилась на контроле у наркома. И начни он свирепствовать по поводу провала «гангстерского налета художников-муралистов», это не прибавило бы ему лично никаких очков, а наоборот, серьезно пошатнуло бы его еще не оформившийся авторитет в узком кругу, где он хотел убедительно утвердиться. А Берия и сам в налете был, что называется, «по уши». Еще в июне 1939 года Берия лично решил «усилить сеть наших нелегалов в Мексике» и ввел в состав основной группы своего человека – Грегулевича (кодовое имя «Юзик»), приехавшего в Москву после работы нелегалом в Западной Европе. Он был известен в троцкистских кругах своей политической нейтральностью, а его присутствие в Латинской Америке было вполне естественно, поскольку отец Григулевича владел в Аргентине большой аптекой. Именно он сумел сдружиться с одним из телохранителей Троцкого – Шелдоном Хартом, который помог 23 мая 1940 года проникнуть на виллу Койякане. В тот день Харт был на дежурстве и по просьбе Юзика открыл дверь. Операция, как известно, завершилась неудачей, при этом Харта пришлось ликвидировать, а Сикейрос был арестован. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/d-v-kobba/beriya-za-chto-ego-ne-lubyat-18116482/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 119.00 руб.