Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Кольцо Тритона

Кольцо Тритона
Кольцо Тритона Лайон Спрэг де Камп Звезды интеллектуальной фантастики Л. Спрэг де Камп вновь поражает наше воображение историей о борьбе смертных с богами. Боги древнего Пусада замышляют уничтожить королевство Лорск, расположенное на континенте Посейдонис. Царь Лорска, узнав об угрозе, отправляет своего сына Вакара на поиски артефакта, который может спасти страну. Божества боятся Кольца тритона, так как оно отражает магию и защищает от богов. Вакар же не видит богов во сне, он единственный человек, действия которого они не могут предугадать. И вот начинается поиск кольца, сделанного из металла, упавшего со звезд. На пути героя встанет много препятствий и искушений… Лайон Спрэг де Камп Кольцо Тритона L. Sprague de Camp The Tritonian Ring * * * Все права защищены. Книга или любая ее часть не может быть скопирована, воспроизведена в электронной или механической форме, в виде фотокопии, записи в память ЭВМ, репродукции или каким-либо иным способом, а также использована в любой информационной системе без получения разрешения от издателя. Копирование, воспроизведение и иное использование книги или ее части без согласия издателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность. Copyright © 1953 by L. Sprague de Camp © Г. Корчагин, перевод на русский язык, 2019 © Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019 Глава 1 Божество королевства Горгония Когда боги Запада собрались в зале заседаний, Дракс, тритонский бог войны, прошипел по-змеиному: – Если мы не вмешаемся в ход событий, в следующем веке нам несдобровать. Боги задрожали, и эта дрожь передалась Вселенной. А потом заклокотал горлом Энтигта, морской бог Горгонии, королевства столь древнего, что окуталось покровом легенд еще в те времена, когда Имхотеп строил первую пирамиду для царя Цосера. Изо рта, что прятался в бахроме щупалец, донеслись слова: – А ты нам не скажешь, в чем истинная суть этой угрозы? – Нет, – ответил Дракс. – Моя наука указывает лишь на то, что угроза исходит с континента Посейдонис, из королевства Лорск. Она как-то связана с одним из членов правящей семьи. Подозреваю, что здесь замешан и мой народ, но с уверенностью сказать не могу. С тех пор как это проклятое кольцо попало к царю Ксименону, он для меня недоступен. Энтигта повернулся к Окме, богу мудрости Посейдониса, или Пусада, как его называли в древности. – А это, коллега, уже по твоей части. Кто правит сейчас Лорском? – Царь Забутир, его сыновья, Курос и Вакар, и их маленькие дети. Я подозреваю принца Вакара, но он находится на столь низкой ступени развития, что я не могу говорить непосредственно с ним. Энтигта свернул щупальца. – Если мы не способны разговаривать с этим смертным, как же заставим его свернуть с выбранного пути? – Надо помолиться нашим богам, чтобы подсказали способ, – произнесло маленькое существо с ушами летучей мыши – бог коранийцев. Эта фраза вызвала смешки и скептические ухмылки. – Есть еще один способ, – прошипел Дракс. – Натравить на него других смертных. – Я возражаю, – объявил Окма. – При всех своих недостатках Вакар, принц Лорска, – мой преданный почитатель, он сжег на моих алтарях много жирных волов. Кроме того, нельзя исключать, что этот порядок вещей – не что иное, как неизбежный рок, а его не под силу изменить даже богам. – Лично я никогда не подпишусь под этой рабской философией. – Дракс высунул из пасти гибкий раздвоенный язык и повернул к Энтигте клиновидную голову. – Коллега, тебе достались самые воинственные приверженцы. Прикажи им уничтожить семью правителей Лорска, да и весь Лорск, если понадобится. – Погоди! – встревожился Окма. – Остальные боги Посейдониса… – Он огляделся и заметил Тандилу, закрывшего все три глаза, и Лира, почесывающего свои «очки». – Необходимо посоветоваться, прежде чем обрушивать эту гибельную силу на наших… Остальные боги, по крайней мере, те, что были родом не из Посейдониса, завопили, вынуждая Окму замолчать. Последнее слово досталось Драксу: – Кальмароголовый, не отнимай у нас время, ибо гроза близка. * * * В Седерадо, столице Огуджии, что в Гесперидах, королева Порфия не пожелала покинуть своих покоев. Блеск смарагдов в прическе подчеркивал ночную мглу ее волос, а глаза были зеленее изумрудов. В этот час она держала совет со своим министром Гаралем. Невысокий, плотный и лысый, он, казалось, излучал добродушие и уверенность в себе. Но это впечатление было обманчивым. Гараль развернул папирусный свиток и сказал: – Так-так, государыня. Твой отказ выйти замуж за короля Зиска не подлежал обсуждению. Зачем же уделять внимание таким пустякам, как его нынешние три супруги и четырнадцать наложниц?.. – Пустякам! – воскликнула королева Порфия, выглядевшая для вдовы слишком молодо. – Пока Ванчо не стал богом… по крайней мере, пока этот толстый неряха позорил наш двор, он принадлежал мне. Я не желаю выйти замуж за одну семнадцатую мужчины, будь он хоть царем всех царей. – За одну восемнадцатую, – поправил Гараль. – Но… – И к тому же, кто возьмется править Огуджией, пока я буду томиться в Амфере, в золотой клетке? – Но, государыня, разве бы ты не могла проводить большую часть времени здесь, в приятном обществе молодого Тьегоса? – В самом деле? И сколько времени королю Шво понадобится, чтобы узнать об этом и зарезать нас обоих? Более того, вопреки всем его клятвенным обещаниям уважать нашу независимость, скоро он пришлет какого-нибудь хваткого зиского наместника, и тот выжмет нас как лимон. Гараль слегка вздрогнул, но затем спокойно произнес: – Рано или поздно тебе придется выйти замуж. Даже самые верные твои сторонники ропщут, ведь во главе государства стоит женщина. Они согласны даже на Тьегоса… – Я не вижу причин для недовольства. Остров процветает, а Тьегос… хоть он и неплохой любовник, король из него никогда не получится. – С этим я согласен. Но поскольку тебе все равно необходим консорт, лучшую кандидатуру, чем Шво, король Зиска, вряд ли удастся найти. Или у тебя есть виды на другого мужчину?.. – Нет. Разве что… – Кто? – Гараль подался вперед, его глаза заблестели от любопытства. – Да так, просто нелепая идея. Когда еще девчонкой, лет десять назад, я отправилась в Амфере, на свадьбу дочери Шво, мне приглянулся молодой принц, Вакар из Лорска. Не скажу, что он писаный красавец или могучий атлет, но что-то в нем было… Непочтительное остроумие, полет воображения, недюжинная проницательность. Все это выгодно отличало его от большинства туповатых соотечественников. Конечно, я нисколько не сомневаюсь, что с тех пор у него были десятки женщин и он забыл неуклюжую Порфию… Ну а теперь, что касается подъема воды в бухте… * * * Целууд, король островов Горгоны, предавался послеобеденному сну на кушетке с ножками из слоновой кости. Живот его равномерно вздымался, а шелковый носовой платок, прикрывавший лицо, подпрыгивал всякий раз, когда королевское горло исторгало могучий храп. Чернокожий карлик, много лет назад похищенный с Тартара пиратами Целууда, на цыпочках вошел в покои. В руках он держал мухобойку из тростника и истрепанную пальмовую ветвь; в его обязанности входило оберегать покой короля от надоедливых насекомых. Королю Целууду снилось, что он стоит перед черным базальтовым троном Энтигты, кальмароглавого морского бога горгон. По темной окраске Энтигты король определил, что бог пребывает не в самом любезном расположении духа, а мелькание цветных узоров на пестрой шкуре Энтигты привело Целууда к выводу, что бог охвачен яростью, несвойственной высшим существам. Энтигта наклонился вперед на саблевидном троне, оплел скользкими щупальцами резные подлокотники в форме морских драконов и пронзил короля Целууда холодным взглядом. Его рот, очень похожий на клюв попугая, раскрылся, и зазвучал булькающий голос – с такими звуками лопаются пузыри газа в мрачных топях Черной Земли. Головой Энтигте служил бесформенный вырост; от него во все стороны отходило восемь щупалец. – Король, ты повинуешься мне? – пробулькал Энтигта. – Как всегда, мой бог. – Целууда затрясло, он был уверен, что Энтигта сейчас потребует невыполнимого. – Ну так вот, с севера на нас надвигается беда, и тебе поручается ее предотвратить. Опасность угрожает не только Горгадам, но и всей расе богов. – Что за беда, владыка? – Мы не знаем, что конкретно она из себя представляет. Могу лишь сказать, что она гнездится на Посейдонисе и источник ее – один из членов королевской семьи Лорска. – Мой бог, но что я могу поделать? – вопросил король. – Лорск отсюда далеко, его столица в глубине материка, надежно защищена от лихих набегов моих корсаров. Энтигта в раздражении изгибал щупальца. – Есть два способа. Во-первых, можешь отправить моего жреца Квазигана, чтобы он занялся этими принцами. Он хорошо обучен, благоразумен, надежен, у него крепкие нервы и богатый опыт путешественника. Кроме того, ему служат две способные твари. – А второй способ? – Ты подготовишься к завоеванию Посейдониса. Потрясенный Целууд отступил на шаг. – Боже! Горгады – всего-навсего три маленьких островка, а Посейдонис – огромная страна, людей там в пятьдесят раз больше, чем у нас, и вдобавок этот народ знаменит своими атлетами. Кроме того, бронза там в столь широком обиходе, что из нее делают даже наконечники для стрел. Клянусь семью преисподними, ты не вправе требовать от нас… Шкура Энтигты зловеще почернела, и Целууд умолк. – Неужели твоя вера столь слаба? – пробулькал бог-кальмар. – Скажи-ка, кто до сих пор помогал тебе безнаказанно грабить побережья Посейдониса и главного материка, кто дарил тебе суда богатых гесперийских купцов? – Ну, коли так… Что я должен сделать? – Захвати Лорск, и тогда остальные падут, ибо Лорск – сильнейшее из пусадских государств, среди коих нет единства, а есть лишь взаимная ненависть и подозрительность. У тебя самые могучие воины в мире, а если это и не так, то у моих жрецов самое смертоносное оружие – порабощенные медузы. С твоим воинственным народом и металлами Лорска можно покорить мир. И ты это сделаешь! А я, – прошептал Энтигта, – стану морским богом не только Горгад… – И все-таки… – с сомнением начал Целууд, но Энтигта перебил: – Есть у Лорска одно уязвимое место. У короля Забутира два сына-близнеца, Вакар и Курос. Вакар на четверть часа моложе, но по праву младшего сына он наследует отцовский трон, ибо в Посейдонисе устаревшие законы. Курос смертельно ненавидит брата, поэтому может стать твоим слугой, если взамен ты пообещаешь ему трон, пусть даже соломенный. А как только захватишь власть, убей всех троих. – Но как я договорюсь с этим Куросом? Он слишком далеко, послам до него не добраться, а бог Пусадского моря не позволит тебе обратиться к его приверженцу. – Лира я беру на себя. На западном побережье Посейдониса, в заливе Корт, живет горгонский рыбак. Согласно договору между мной и Лиром я имею право побывать в снах этого рыбака, как если бы он находился у себя на родине, в Горгонии. Следовательно, ты можешь обратиться к Куросу устами этого человека. – Воистину, ты самый могущественный среди богов, но даже боги не ведают всего, иначе бы ты гораздо больше знал об угрозе, что нависла над тобой. Что, если нас постигнет неудача? – Тогда рухнет владычество богов… либо Посейдонис погрузится в морскую пучину. – Что?! – Известно ли тебе, островитянин, что за последний век уровень моря у берегов континента поднялся на три фута? Мы способны ускорить этот процесс, и тогда через несколько веков над волнами не останется ничего, кроме высочайших горных вершин. – Бог смотрел в пустоту, словно не замечая короля. – Лик земной изменится на всей протяженности от болот Черной Земли до снегов Туле. Но с гибелью Посейдониса беды людские не закончатся. Лишившись меди из материковых копей, люди, возможно, забудут литейное и кузнечное ремесла и вернутся в каменный век. Но и это предпочтительнее для нас, чем иной роковой исход, ибо как вы выживете без божественных поводырей, бедные, немощные смертные? Ну а теперь вернись в мир бодрствующих и исполни мою волю. Энтигта растворился в клубах ила. Король проснулся, сбросил носовой платок с потного смуглого лица, уселся на ложе с золотыми шишечками на спинках и закричал: – Хашель! Ступай в храм Энтигты и вели жрецу Квазигану немедленно явиться ко мне. Глава 2 Тонущая земля Прошло несколько месяцев. Ранним весенним утром в тысяче трехстах милях к северу от Горгад, на континенте Посейдонис, в королевстве Лорск, в стольном граде Мнесете заседал Королевский совет. На улицах завывал холодный ветер, гонял тучи, то и дело пряча за ними изъязвленное лицо луны, гремел черепицей на крышах домов и врывался в окна. В замке короля Забутира колыхались гардины, дрожали огни факелов и ламп. Во дворе мерзли и жались друг к дружке свиньи. В очаге посреди зала совещаний королевского замка горел огонь. Отблески пламени играли на стенах, сложенных из огромных камней, и на грубо отесанных дубовых балках потолка. За столом сидели четверо. Они кутались в мантии, чтобы не просквозило, и внимательно слушали шпиона Сола, простоватого на вид молодого человека плотного телосложения с бегающими глазами. Взгляд его скользнул влево, к волшебнику Рину, чьи водянистые глаза тускло мерцали над грязной бородой. Обликом Рин напоминал выжившего из ума козла, да и горб его не красил. Рядом с ним восседал старший сын короля Курос, обладатель квадратной челюсти и широких плеч, и грыз продолговатый ломоть сыра. За ним, во главе стола, расположился сам король Забутир. Со своим ястребиным носом и длинной волнистой седой бородой он казался воплощением мудрости и справедливости – прозвище «Нерешительный» явно не вязалось с его обликом. Его золотая корона отливала багрянцем в свете очага, и отблески неограненных драгоценных камней, полированных чернокожими искусниками Тартара, носились наперегонки по стенам, стоило Забутиру шевельнуть головой. Большой косматый волкодав растянулся у его ног. Слева от короля сидел его младший сын Вакар, брат Куроса, хоть и не очень похожий на брата. Пожалуй, он казался несколько фатоватым и легкомысленным, поскольку возраст и жизненный опыт еще не наложили отпечаток на его характер. Вакар нервно хрустел суставами пальцев, отчего драгоценности на его руках сверкали. Лицо его было узким, с резкими чертами; далеко вперед выдавался длинный заостренный нос, который был совершенно прям до тех пор, пока юноша не упал с коня. Вместо обычного пусадского килта он, точно варвар, носил клетчатые штаны и отдавал дань моде, брея, по дикарскому обычаю, все лицо, кроме верхней губы. Для лорска он выглядел низкорослым, всего лишь пять футов и десять дюймов, кожа казалась чересчур смуглой, а волосы – более густыми и черными, чем у большинства пусадцев. Глубоко посаженные темные глаза глядели из-под тяжелых надбровных дуг на Сола, пока тот говорил: – Сам-то я не могу отправиться в Горгады, там в общественных трапезных проверяют всех взрослых мужчин, и любой маскарад будет вмиг разоблачен. Поскольку эта страна живет разбоем, иностранные корабли приходят туда тоже отнюдь не с мирными целями. Однако в Керне, где я провел месяц, удалось разузнать, что горгоны готовятся к большому походу. – Фи, – отозвался Курос. – Это завистливые соседи раздувают слухи о свирепости горгон. А если приглядеться, то намерения у них такие же мирные, как и у остальных. Взгляд Вакара перескочил с дымящихся в очаге поленьев на прыщавое лицо шпиона. Младший принц сжал губы, выдавая тем самым внутреннее напряжение, а затем произнес: – Разумеется, намерения у них столь же мирные, как у льва по отношению к ягненку. Лев желает только одного: чтобы ему позволили мирно сожрать агнца. Но скажи, любезный Сол, как эти слухи просочились в Керне, если у горгон нет дружеских связей с другими народами? – Не стоит верить утверждениям горгон об их полной самоизоляции. Они тайно торгуют кое с кем из кернейских купцов, выменивают товары за изделия, которые никто из горгон не в силах сделать или украсть. Тех, кого кернейцы ловят за этим занятием, либо вешают, либо обезглавливают, однако торговля столь выгодна, что всегда находятся желающие попытать счастья. Кернеец все семь преисподних пройдет ради выгоды. Колдун Рин высунул нос из-под капюшона и произнес: – Нет ли у тебя, любезный Сол, предположений о том, на какую страну нацелились горгоны? Клуб дыма, подхваченный сквозняком, угодил прямо в лицо Солу, словно пытался удержать от ответа. Шпион закашлялся, протирая глаза, а потом сказал: – Я пытался выяснить, но не узнал ничего определенного. Лишь туманный намек на Лорск. – И все? – Да, господин. Мне поведала об этом городская шлюха, а той, по ее словам, рассказал моряк, служивший у купца, который слышал краем уха… И так далее. Курос проглотил остатки сыра, сдул крошки с пальцев и сказал: – Ну что ж, Сол, ты свободен. Вакару хотелось узнать побольше, но, прежде чем он успел возразить, Сол выскользнул из зала. – Все это очень интересно, но давайте не будем ломать голову над «туманным намеком»… – объявил Курос. – Ах вот как? – перебил Вакар. – При всем моем уважении к брату, я должен сказать, что он уподобляется герою притчи, который собирался провести ночь на рифе, полагая, что сумеет удержать прилив заклинанием. Иль позабыл? К берегу мчались и мчались белые гребни; Ярились, дыбились темные волны… – Во имя Лира, не начинай заново! – воскликнул Курос. Вакар метнул в брата острый, как дротик, взгляд и проговорил: – Всему свету известно, что дыма без огня не бывает. Нельзя пренебрегать словами такого надежного шпиона, как господин Сол. Горгоны… – У тебя одни горгоны на уме, – сказал Курос. – Ну, допустим, они вздумали захватить Лорск и снарядили войско. Но это войско, чтобы сразиться с нами, должно будет обогнуть Тартар и Дзен, потом плыть на запад через Геспериды, высадиться на побережье Зиска и пешим ходом одолеть сушу. Нас десятки раз успеют предупредить, к тому же один лорск стоит трех горгон… – Я как раз об этом и говорил, перед тем как ты прервал меня своей дурацкой болтовней, – отмахнулся Вакар. – Горгоны никогда не дерутся честно. Я читал… – Как будто настоящий мужчина может что-то узнать из закорючек на папирусе! – перебил Курос. – Уж не тому судить, кто не умеет читать… – Мальчики! – вмешался король Забутир. – Мальчики! А ну-ка, прекратите грязную склоку! Продолжай, Вакар. – Ты знаешь, как мы сражаемся: разрозненными отрядами под предводительством воевод или богатырей, за которыми следуют родичи, вассалы и друзья. Почти каждый бой начинается с того, что богатыри вызывают врага на поединок. Иногда на такие дуэли уходит целый день. Кроме того, наши воины вооружены чем попало: мечами, пиками, топорами, алебардами, бердышами, палицами и тому подобным. – А как же еще драться? – спросил Курос. – Горгоны одинаково экипируют всех воинов. Шлемы, щиты и оружие у них одного образца. Солдаты в бою наступают плотным строем, большими группами, независимо от ранга или родства. Они не теряют времени на вызовы поединщиков, а сразу атакуют по общему сигналу, и каждый воин знает свое место в строю. Такая армия пройдет через наше войско, как плуг по песку. – Ерунда. – Курос скривился. – Настоящие воины ни за что не позволят стричь себя под одну гребенку. Спор, как обычно, переходил на новый виток, причем роль Вакара заключалась в том, чтобы подвергать резкой критике любые доводы Куроса. Двое других участников совещания тем временем хранили молчание. Курос призвал на помощь короля. – Отец, ведь ты со мной согласен? Забутир Нерешительный улыбнулся краем рта. – Не знаю… Не могу решить. А что думает господин Рин? – Мой государь, – отозвался волшебник, – перед нами бездна домыслов. Давайте наведем прочный мост из фактов и лишь после этого попробуем преодолеть преграду. С вашего позволения, я приглашу на совет ведьму Гру. – Эту старую лживую каргу? – проворчал Курос. – Давным-давно надо было ее повесить. Рин начал приготовления: достал из сумы маленький бронзовый треножник с кадилом, установил над гаснущим в очаге огнем. От пламени к волшебнику потянулась струйка дыма, словно отгоняя его, но Рин что-то пробормотал, и дым исчез. При первых же звуках заклинания волкодав вскочил с тихим рычанием, поджал хвост и затрусил из зала, стуча когтями по каменным плитам. Рин поворошил угли и подбросил дров, после чего огонь заполыхал с прежней силой. Начертив угольком кольцо вокруг очага, маг написал несколько незнакомых Вакару иероглифов, а затем обошел зал, гася масляные лампадки. Его сгорбленная тень напомнила Вакару семенящего паука. Принц не удержался от этого сравнения, хоть и глубоко уважал Рина, который был его наставником с самого детства. Вернувшись к очагу, колдун насыпал порошков в крошечный котелок, подвешенный к треножнику. От их едких запахов все закашлялись. Маг опустился в кресло возле очага и заговорил на языке столь древнем, что даже образованный Вакар, знавший более тысячи пиктографических письмен, не понял ни слова. Произнося заклинания, волшебник непрестанно жестикулировал, его руки чертили в воздухе геометрические фигуры. В зале как будто потемнело, но Вакар убедил себя, что это всего-навсего иллюзия. По-прежнему ветер шуршал гардинами – сквозняк чувствовался повсюду, только в кругу воздух казался абсолютно неподвижным. Дым, вьющийся над кадилом, не рассеивался, а, напротив, сгущался. Его жгуты переплетались друг с другом и извивались наверху, подобно змеям. У Вакара перехватило дыхание, сердце стучало, как копыта несущегося галопом коня. Он бы и сам охотно занялся магией, если бы природа наделила его хоть крупицей чародейского таланта. Дым все уплотнялся, постепенно приобретая очертания высокой дородной женщины. Одеждой ей служила волчья шкура, подхваченная шнурком на необъятной талии. Полуобернувшись к четырем мужчинам, женщина уселась, словно не замечая их, и принялась обгладывать кость, которую держала в руке. Вакар понял, что это не настоящая женщина, потому что в полутьме ее туловище было дымчато-серым, а сквозь толстые икры и большие ступни виднелся треножник и огонь под ним. – Гра! – окликнул ее Рин. Женщина оставила кость в покое и посмотрела на мужчин. Потом отшвырнула объедки, при этом ее левая рука на миг исчезла. Обтерев пальцы о волчью шкуру, Гра почесала под обнаженной грудью. – Что угодно от меня властелинам Лорска? – Казалось, голос ее доносится издалека. – До нас дошли вести об угрозе со стороны горгон, – ответил Рин. – Мы не можем прийти к единому решению. Посоветуй, как нам быть. Ведьма уставилась себе под ноги и молчала так долго, что Курос заерзал, а Рин цыкнул на него. Наконец Гра вновь заговорила: – Отправь принца Вакара на поиски вещи, которую больше всего боятся боги. – И все? – Все. Рин снова забубнил на древнем языке, и вскоре фантом ведьмы превратился в обыкновенный дым. Сквозняк подхватил его и бросил в лица зрителям, те зачихали. Рин достал из очага головешку и вновь зажег лампады. Слова Гры привели Вакара в смятение. Мыслимое ли дело – чтобы смертный искал вещь, о которой говорила ведьма? Ведь ее же боятся сами боги! С другой стороны, он еще ни разу не был на материке и давно мечтал попутешествовать. Конечно, Лорск – богатая и красивая страна, но истинные средоточия культуры и мудрости лежат все-таки на Востоке. Это Седерадо с его философами, Торрутсейш с его колдунами… и кто знает, какие еще древние города. Курос произнес с кислой миной: – Если мы настолько глупы, чтобы верить этой старой карге… – Брат, – перебил Вакар, – ты всегда спешишь заступиться за горгон. Скажи, дело тут лишь в твоем недоверии или есть еще какая-то причина? – Ты что имеешь в виду, брат? – Ну, например… скромный презент короля Целууда. Курос вскочил и схватился за кинжал. – Ты назвал меня предателем! – прорычал он. – Я вырежу это слово на твоей печенке! Волшебник бросился к Куросу и схватил его за руки, а Забутир положил ладонь на плечо Вакара, который тоже начал подниматься. Когда королю и магу удалось слегка успокоить Куроса, тот снова сел и проворчал: – Этот женоподобный ублюдок только и умеет, что сеять крамолу и вражду в родном доме. Он меня ненавидит, потому что знает: однажды боги дали маху, иначе наследником был бы я, а не он. Эх, вот бы нам перенять разумный обычай народов материка, где трон всегда достается старшему сыну. Прежде чем Вакар придумал достойный ответ, Рин проговорил: – Господа, давайте оставим наши нынешние разногласия до тех пор, пока не миновала угроза вторжения. Что бы вы ни думали о Гре и Соле, я не вижу оснований подвергать сомнению их слова. – Что ты имеешь в виду? – спросил король. – Вчера ночью мне снилось, будто я стою перед богами Посейдониса – Лиром, Тандилой, Окмой и остальными. Как обычно, я спросил у них совета насчет Лорска. – И что они сказали? – поинтересовался Курос. – Ничего. Но важнее всего то, как они себя при этом вели. Божества отводили глаза в сторону, точно стыдились своего молчания. И тут я вспомнил, где я видел точно такие же выражения лиц. Много десятилетий назад, когда я, еще будучи юным, изучал магию в великом Торрутсейше… – О боги, опять заладил! – пробормотал Курос. – …Один из моих друзей, молодой огудж по имени Джоатио, пришел в сильное возбуждение во время боя быков и допустил нелестные замечания в адрес городского префекта. И хотя высказывания эти не содержали никаких угроз, на следующий день он исчез. Я справлялся о нем в штаб-квартире муниципальной гвардии, и бравые солдаты точно так же прятали глаза. Впоследствии я увидел голову Джоатио на пике над главными воротами. Малоприятное зрелище для отрока с незаскорузлой душой… Ха-ха… И я заключил, что на богов надвигается беда, а это и нам не сулит ничего хорошего. Но существует какая-то причина, по которой боги не смеют нас предупредить. Если верить новости Сола, то можно ожидать вторжения горгон. Поэтому давайте отправим принца Вакара на поиски. Если он потерпит неудачу… – А он непременно оплошает, – вставил Курос. – …Большой беды не будет. А в случае успеха он, возможно, спасет нас от неведомого рока. – Но… разве можно противостоять богам? – удивился король Забутир. – Только трус сдается без боя в страхе перед неведомым, – ответил Вакар. – Если боги чего-то боятся – значит, они не всемогущие. – Богохульник, – зло ухмыльнулся Курос. – Ну и когда же ты нас покинешь? Не возьму в толк, почему Гра выбрала для этих мистических поисков Вакара Зу, а не меня. – Я отправляюсь завтра. – Так скоро? И пропустишь игры весеннего равноденствия? Впрочем, невелика потеря, ведь ты еще не выиграл ни одного приза. – Я готов на все, – сказал Вакар. – Лишь бы отдохнуть от твоей бравады и зазнайства. Курос всегда кичился своим физическим превосходством. Он побеждал брата и в беге, и в прыжках, и в борьбе. К тому же он наградил Вакара прозвищем Зу, что означало не «дурак» или «тупица», а, скорее, «человек, лишенный сверхспособностей». Незавидное отличие Вакара состояло еще и в том, что у него полностью отсутствовали способности к таким колдовским наукам, как телепатия, предвидение, и он не умел общаться с духами. Даже боги не посещали его по ночам. – Когда вернешься, небось набрешешь с три короба о своих приключениях и запросто сбросишь меня с пьедестала почета… – язвительно заметил Курос. – Ведь мои победы у всех на виду. – Не называй меня брехуном, я тебе не собака! – с жаром накинулся на брата Вакар, но тут вмешался отец. – Успокойтесь, мальчики, – как всегда рассеянно промолвил Забутир, а после обратился к Рину: – Ты уверен, что Гра имела в виду Вакара? Это похоже на дерзкий вызов богам – отправить наследника престола искать «то, не знаю что». – Никаких сомнений, государь. Попрощайся с нами, принц, и наточи свой бронзовый меч нынче же ночью. – И куда же мне идти? – спросил Вакар. – Ваша мудрая советчица очень уж уклончива насчет направления и предмета поисков, совсем как мой брат, когда его спрашивают, от него ли дети у его жен. – Ах ты… – вскипел Курос, но Рин пресек его выпад. – Я не знаю в Посейдонисе вещи, которая бы подходила под описание Гры. Советую двигаться в направлении Торрутсейша, где обитают величайшие чародеи мира. – А ты знаком с кем-нибудь из этих волшебников? – спросил Вакар. – Я не был там десятки лет, но помню, что больше всех славились Сарра, Ничок, Врайлия и Кертеван. – Сколько людей мне взять с собою? Сотню воинов и, пожалуй, дюжину слуг? В уголках рта старого Рина заиграла улыбка. – Возьми одного или двух. Телохранителя и, скажем, переводчика. – У меня есть для него переводчик. – Курос хохотнул. – Его зовут Срет. Исключительно одаренный по части языков. – Как? – вскричал Вакар с искренним изумлением. – Ни телохранителей, ни женщин! Клянусь третьим глазом Тандилы… – Никого лишнего. Путь тебе предстоит неблизкий, двигаться надо быстро. В таких делах армия – не помощник. – Но как же люди узнают о моем высоком положении? – Никак, если ты сам не скажешь. А ты старайся не проболтаться. Всем ведомо, что за принцев дают неплохой выкуп. Курос запрокинул голову и громко расхохотался, король же выглядел крайне обеспокоенным. Вакар переводил взгляд с одного на другого. Кулаки чесались, до того хотелось ему дать брату по зубам. Но он взял себя в руки и вежливо улыбнулся. – Герой Врир из эпической баллады весь мир обошел в одиночку, а значит, это по силам и мне. Одеянием мне послужит рубище, кишащее паразитами. И не поминайте лихом! – Я всегда в твое отсутствие думаю о тебе только хорошее, – заявил Курос. – Обещаю и впредь это делать, лишь бы ты не возвращался. – Пора спать. – Король Забутир поднялся на ноги. Присутствующие выразили почтение королю и разошлись. Вакар отправился в свои покои, где его ждала наложница Били. Он решил не рассказывать ей об отъезде, опасаясь, как бы она не устроила сцену. Кстати сказать, предстоящее расставание с Били не слишком огорчало принца, потому что она уже десять лет была его первой одалиской и успела изрядно наскучить, а также потому, что предыдущий муж дал ей прозвище Били, то есть «птичьи мозги». Кроме того, в один прекрасный день Вакару придется выбрать себе одну или двух жен из дочерей самых богатых и влиятельных пусадских аристократов. В таком деле, как помолвка, существование наложницы лишь помеха. – А ну, пшла! – он пнул козу, случайно забредшую в замок. – Принц Вакар, – раздался тихий голос из темноты. Вакар резко обернулся и хлопнул ладонью по бедру, где находилась рукоять меча, когда он бывал вооружен. К нему обращался шпион Сол. – Что тебе? – спросил Вакар. – Я… не мог об этом говорить на совете, но тебе должен рассказать. – Что рассказать? – Ты обещаешь мне защиту? – Ничего с тобой не случится, даже если назовешь меня сыном свиньи и морского демона. – Твой брат вступил в союз с горгонами. – Ты спятил?! – Никоим образом. Есть доказательства, спроси… Урк! – Сол дернулся как громом пораженный, а затем полуобернулся, и Вакар увидел, что у него из спины что-то торчит. Сол прохрипел: – Они… Он… Я умираю… Расскажи… что… Сол медленно повалился на каменный пол. Вакар не успел и до десяти сосчитать, а шпион испустил дух у его ног. Вакар нагнулся и вытащил кинжал из спины Сола. Беглый осмотр показал, что шпион мертв, а кинжал был брошен издалека. Острие вонзилось неглубоко, в мышцу над правой лопаткой. Подняв кинжал, Вакар бросился по коридору в ту сторону, откуда метнули клинок; его мокасины скрадывали звуки шагов. Он никого не увидел, все было тихо. В конце концов, Вакар повернул назад, проклиная себя за то, что не погнался за убийцей в тот же самый миг, как упал Сол. Он вернулся к жертве, в чьих невидящих глазах, устремленных вверх, сияли крошечные отблески ближайшей лампы. Вакар поднес кинжал к свету и разглядел на бронзовой рукояти черное клейкое вещество. Оно покрывало и клинок. Поверх него запекалась кровь. Вакар похолодел, размышляя над страшной загадкой. Неужели его родной брат Курос ведет смертельно опасную двойную игру? Кто-то навсегда заткнул Солу рот как раз в тот момент, когда шпион был готов открыть тайну. А что делать Вакару, если Сол не обманул? Публично обвинить Куроса? Но тогда туповатый отец поднимет его на смех, а брат скажет, что Вакар сам убил Сола, а затем сочинил эту небылицу себе в оправдание. Какими бы доказательствами ни располагал Сол, Вакару он больше ничем не поможет. Наконец Вакар вытер кинжал о край килта Сола – осторожно, чтобы не снять клейкую массу. А потом он на цыпочках пошел дальше. Уже на пороге своих покоев он услышал голос Били: – Это ты, мой повелитель и возлюбленный? – Да, не вставай. Он поднял со стола горящую лампу и осветил стену, увешанную кинжалами, топорами и мечами. Взяв один из кинжалов, он попытался всунуть орудие убийства в его ножны. Они оказались тесны; чтобы найти подходящие, Вакар перепробовал чуть ли не всю свою коллекцию. – Что ты делаешь? – раздался голос Били, привлеченной бряцанием оружия. – Ничего. Сейчас закончу. – Ну так иди в постель, я устала ждать. Вакар тяжко вздохнул – сколь часто он слышал эти слова! Как ни ценил он ласки искусницы Били, иногда ему хотелось, чтобы она умела думать о чем-нибудь другом. Он спрятал в сундуке освободившийся кинжал, а в его ножны вложил клинок, отведавший крови Сола, и, повесив его на стену, отправился в спальню. Глава 3 Море Сирен На рассвете Вакара разбудил стук в дверь. – Принц Вакар, совершено убийство! Это был капитан дворцовой стражи. Били, потревоженная шумом, завозилась под одеялом и протянула руку к Вакару. Тот увернулся от ее объятий, слез с постели и торопливо оделся. Вокруг мертвого шпиона собралась целая толпа. Тут был рыбак, которому дозволялось находиться в замке, поскольку Курос называл его своим другом (это притом что Курос гораздо серьезнее относился к титулам и рангам, нежели Вакар). – Ужасно. Вакар, ты… что-нибудь знаешь об этом? – спросил сына король Забутир. – Ничего, – ответил Вакар, в упор глядя на Куроса. – А ты, брат? – И я – ничего, – хладнокровно ответил Курос. Вакар смотрел брату в глаза, словно надеялся прочесть, что у него на уме, но Курос хранил бесстрастное выражение лица. – Может, Рин что-нибудь разузнает. Мне пора собираться в дорогу. Он отправился в свои покои, но вместо того чтобы укладывать вещи, снял со стены кинжал убийцы, спрятал за пазухой и пошел во внутренний двор замка. На востоке еле брезжил рассвет. Ветер трепал одежду Вакара. В грязной луже сгрудились, чтобы согреться, свиньи, их головы покоились на щетинистых телах друг дружки. Старый кабан хрюкал и скалился. Вакар прогнал его пинком и схватил подсвинка, а тот, вырываясь изо всех сил, разразился истошным визгом. Быстро оглядевшись, принц достал из-за пазухи кинжал убийцы, взял ножны зубами, обнажил острие и на четверть дюйма погрузил в ляжку животного. Когда Вакар отпустил поросенка, тот бросился по двору наутек, но на полпути к замку у него подкосились ноги. Поросенок повалился на бок, несколько раз конвульсивно дернулся и издох. Вакар задумчиво посмотрел на кинжал, потом сунул его обратно в ножны и спрятал за пазухой. Если отрава так быстро подействовала на животное, известное своей невосприимчивостью к ядам, что же тогда говорить о человеке? Принц направился было обратно в свои покои, но спохватился: нельзя допустить, чтобы отравленного поросенка скормили собакам или того хуже – зажарили и, по недомыслию, подали на завтрак королевской семье. Вакар взвалил на плечо труп подсвинка и понес к внешним воротам, где, как всегда, маячили двое стражников. – Кто из вас младший? – Получив ответ, он отдал свою ношу озадаченному молодцу со словами: – Возьми в клети заступ, отнеси эту свинью за город и закопай, да поглубже, чтобы не нашли ни собаки, ни гиены. И не вздумай притащить ее домой к жене, коли тебе жизнь дорога. В этот момент в воротах появился Дроза, казначей короля Забутира, – он спешил на службу. Вакар отправился вместе с ним, чтобы запастись в дорогу торговыми металлами. Дроза дал принцу золотых колец, серебряных брусочков, медных топориков, затем добавил бронзовый полукруг и сказал: – Если по пути в Керне ты поиздержишься, отправляйся с этой половинкой медальона к сенатору Амостану. Вторая – у него, с ее помощью он тебя узнает. Вакар вернулся в свои покои. – Вакар, ты не хочешь обратно в постель? – крикнула Били из спальни. – Еще так рано… – Нет, – коротко бросил Вакар и стал рыться в своих пожитках. Он взял кинжал с двумя длинными тонкими ремешками на ножнах – чтобы привязывать к телу. Эти ремешки он снял и приладил к ножнам отравленного кинжала. Стянув через голову красивую льняную рубашку, он привязал ядовитый клинок к своему торсу и вновь оделся. После чего он занялся выбором одежды и доспехов. Надел крылатый шлем из чистого золота с фиолетовой матерчатой подкладкой, роскошные нагрудные доспехи из позолоченных бронзовых пластинок и мантию превосходного белого сукна с собольим воротником. Затем оглядел свою коллекцию бронзовых клинков: тонкие рапиры, тяжелые длинные мечи, которыми можно и рубить со всего маху, и колоть; короткие и широкие, как листья, мечи варваров и изогнутые зигзагом сапары из далекой Тамузейры, где на алтарях Милюка вопят в муках мужчины и женщины. Он выбрал лучшую рапиру с позолоченным лезвием, с акульей кожей и серебром на эфесе, рубиновой головкой и окованными золотом ножнами из тисненой кожи. И тут до Вакара дошло, что со всей этой роскошью он окажется слишком заметным и уж тем паче не сможет убедить кого-нибудь, что он – всего-навсего простой путешественник. Ему понадобятся телохранители, чтобы отпугнуть первых встречных разбойников, которые польстятся на его сокровища. Одну за другой он вернул вещи на прежние места и выбрал совершенно иную экипировку. Вместо рапиры, слишком легкой и бесполезной против доспехов, он взял простой, но надежный длинный меч и незатейливый бронзовый шлем с подбивкой из губки. Надел скромную куртку из дубленой бычьей кожи с бронзовыми накладками и бронзовой же пряжкой, на которой черные кузнецы Тартара отчеканили рельефные полумесяцы. Ни один лорский умелец не взялся бы повторить этот узор. Когда он натягивал сапоги из мохнатой пегой шкуры, вошел Фуал, его личный раб, аремориец из Кереса; его захватили фоворские работорговцы и продали в Гадайру. Фуал был строен, даже стройней Вакара, и обладал светлой кожей северянина; рыжеватый цвет волос выдавал в нем кровь варваров Галаты. Он посмотрел на хозяина большими грустными глазами и запричитал: – Господин, что же ты меня не позвал? Разве гоже, чтобы человек твоего положения сам себя обслуживал? – Как властелин Наз в поэме, – ухмыльнулся Вакар. – «В рабстве погрязший, оборванный и изнуренный…» Они напихали запасной комплект одежды в мешок из козьей шкуры, и тут в дверях появилась Били, едва прикрытая одеялом из оленьей шерсти. Глядя на Вакара наивными карими глазами, она требовательно объявила: – Мой господин, когда в последний раз ты обещал… – Не мешай, я занят! – рявкнул принц. Принц завязал мешок и велел Фуалу тоже собираться в дорогу. – Господин, ты и меня возьмешь с собой? – Почему бы и нет? Поедешь со мной, но помни: без моего приказа не воровать. Фуал, который, до того как попал в рабство, промышлял воровством, удалился с задумчивым видом. Вакару пришло в голову, что Фуал способен улизнуть, как только они доберутся до материка. Надо бы разобраться, что на уме у этого суетливого ареморийца. От того, как Фуал станет относиться к своим обязанностям, возможно, зависит жизнь его хозяина. Тонкий слух Вакара уловил всхлипывание в спальне. Били хныкала, свернувшись калачиком под одеялами. – Ну-ну… – неуклюже погладил ее Вакар. – Ты найдешь себе другого любовника. – Но я не хочу… – Лучше захоти, потому что я и сам не знаю, когда вернусь. – Но ты, по крайней мере, можешь… – Она перевернулась на спину, откинув одеяло, и пухлые ладошки заскользили по его рукам. – Опять! – устало вздохнул принц Вакар. * * * Они поднялись на вершину холма, чтобы взглянуть сверху на искусственно орошаемую равнину, где раскинулся солнечный Амфере. На берегу моря Сирен блистали в полуденном солнце городские шпили. Столицу Зиска иногда даже называли уменьшенной копией великого Торрутсейша: были и крепостная стена, и судоходный канал, и концентрические круги воды и суши в центре гавани. Вакар повернулся в седле, чтобы оглянуться на сопровождающие его колесницы. В одной ехали Фуал и переводчик Срет, другая везла багаж. И повозки, и седоки, и кладь были забрызганы грязью – путникам пришлось вброд одолевать реки, разбухшие при таянии высокогорных снегов. Вакар путешествовал в седле – верховая езда, считавшаяся в Лорске опасным новшеством (отчасти потому, что обычный пусадец, то есть ростом от шести до шести с половиной футов, был слишком тяжел для приземистых лошадок, водившихся в тех краях), стала одним из его излюбленных физических упражнений. Ноги Вакара, низковатого для лорска, всего каких-то два фута не доставали до земли. – До заката доберемся? – спросил он ближайшего возницу. – Как пожелает мой господин. Вакар медленно двинулся вниз по склону, ведь даже опытный ездок, скача без стремян галопом с холма, рискует перелететь через голову коня. Бронзовые ободья колесниц громыхали по щебню и скользили в грязи. На закате они подъехали к стенам Амфере. Постояв в очереди за повозкой селянина, едущего на базар, они проникли в город за миг до того, как затворились ворота. У местных жителей кожа оказалась светлее, чем у лорсков, и это как будто подтверждало легенду, что несколько веков назад Зиск обжили выходцы из Атлантиды. Вакар представился, показав стражнику свой перстень с печаткой, и тот взмахом руки дозволил проехать, поскольку в то время между Зиском и Лорском царил мир. Намереваясь погостить у короля Зиска, принц направился к цитадели в центре города. Королевская крепость являла собой укрепленный остров за широким поясом воды. На острове высились дворец и другие общественные постройки, а внешняя граница водяного пояса служила берегом бухты. Будь этот остров разделен на три концентрических кольца, он бы отличался от Торрутсейша только размерами. Над широченным рвом высился мост, во все времена изумлявший жителей Посейдониса, поскольку на континенте нигде больше не строили мостов длиннее обычного бревна. Въехав на него, Вакар обнаружил, что стражники на ночь перегородили дорогу цепью. – Короля Шво во дворце нет, он отправился со свитой на все лето в Азарет, – объявил принцу один из стражей на широко распространенном зиском диалекте. – А кто его спрашивает? – Принц Вакар из Лорска. На стражника, похоже, это не произвело впечатления. Вакару показалось, что юноша ему не поверил. Принц задумчиво потер ус, а потом спросил: – А министр Пешас здесь? – Да неужто ты не знаешь? Пешас – заговорщик, два месяца назад ему голову снесли. Эх, видел бы ты, как она сидела на колу, гнила день за днем! Жалко, пришлось ее снять – для другой местечко понадобилось. – А кто теперь министр? – Король выбрал нового, господина Мара, но он отправился домой ночевать. При таких обстоятельствах было, пожалуй, слишком хлопотно убеждать стражника, чтобы пропустил Вакара и его слуг. – Тогда скажи, где тут лучший постоялый двор? – поинтересовался Вакар. – У Ниерона. Проедешь три квартала к северу, затем поверни направо и езжай, пока не увидишь тесный переулок, но в него не сворачивай, а бери левее… Поплутав немного, Вакар нашел постоялый двор Ниерона. С резким гесперийским акцентом Ниерон пообещал, что примет Вакара и его спутников, если они заплатят шесть унций меди за ночь. – Годится. – Вакар полез в суму за медью. Ему показалось странным удивление, проскользнувшее на лице Ниерона. После обычной процедуры взвешивания и проверки чистоты металла принц нашел брусочек меди весом чуть больше шести унций. – Возьми, а сдачи не надо. – И Вакар повернулся к одному из своих возниц: – Купи еды на всех, отнеси на кухню к Ниерону и раздобудь корма для коней. Фуал, помоги с лошадьми. Срет… Он замолчал, обнаружив, что Срет говорит Ниерону по-гесперийски, а тот бегло отвечает на меропском диалекте. Было похоже, что Срет, коротышка с длинной, как у обезьяны, верхней губой, когда-то жил в Меропии и в те годы свел близкое знакомство с Ниероном. Вакар никогда не бывал на Гесперидах, но неплохо знал тамошний язык благодаря своей огуджийской няньке. Но он устал за день езды, а потому раздраженно фыркнул на своем родном языке: – Срет! Внеси багаж и позаботься, чтобы его никто не спер, пока мы не отужинаем. Да и потом тоже. Срет отправился выполнять поручение, а Ниерон велел дочери приготовить воду и полотенца. Красивая молодка принесла в спальню деревянный ковшик и кувшин. Вакар проводил ее одобрительным взглядом. – Правда, недурное мясцо? – бросил ей вслед Ниерон. – Если господин желает полакомиться… – Я десять суток в седле, еле на ногах стою, – проворчал Вакар. – Может, когда отдохну… Он отправился в спальню, чтобы первым принять ванну. Там к нему подошел слуга. – Ну и как наши дела, Фуал? – Вакар тер грязные руки облезлой щеткой из свиной щетины. – Очень хорошо, мой господин. Кроме разве что… – Кроме чего? – Видишь ли, такой важной персоне, как ты, негоже ночевать на постоялом дворе. – Я знаю, но нужда заставит. Что еще? – Надеюсь, мой господин простит меня, если я скажу, что у него недостаточно опыта насчет постоялых дворов? – Да, ты прав. А что я делаю не так? – Если бы ты как следует поторговался, то заплатил бы три унции за ночь, самое большее – четыре. – Ах ты вор, свинское отродье! Я что тебе, собака, чтобы торговаться? Зубы выбью! – Мой господин! Торговаться – ниже твоего достоинства, принцу не к лицу, не говоря уже о том, что магистрат этого не одобрит. В следующий раз позволь поторговаться мне, ведь у меня достоинства вовсе нет. – Ладно. Судя по твоему прошлому, из тебя выйдет отличный торговец. Вакар отдал щетку рабу. К тому времени, когда последний из его отряда помылся, вода и полотенце стали черными, как безлунная ночь. Путники торопливо и молча поели из деревянных мисок, как едят проголодавшиеся и усталые люди. Умяв огромные порции жареной свинины и ячменного хлеба, они отдали должное зискскому вину, не обращая внимания на шумных торговцев, сгрудившихся на другом конце длинного стола. Однако после ужина Вакар заметил, что болтовня купцов не дает ему уснуть. Похоже, торговые люди вознамерились гулять всю ночь под сладостные трели флейты, бульканье вина и стук кубков. Когда юная флейтистка умолкала, мужчины возвращались к азартной игре. При этом они громко бахвалились и сыпали упреками и угрозами. Часа через два этой пытки неглубокая чаша терпения Вакара переполнилась. Он выбрался из-под одеяла и раздвинул занавеси, отделявшие спальное помещение от трапезной. – А ну, прекратите болтовню, пока я вам головы не поотшибал! Шум прекратился, четыре пары глаз уставились на принца. – И кто ж ты будешь, добрый человек? – спросил самый крепкий из торговцев. – Принц Вакар из Лорска, и когда я велю заткнуться… – А я королева Огуджии… А если тебе, чужак, тут не нравится, то возвращайся, откуда пришел. – Ах ты, свинья! – взревел Вакар, ища чем бы запустить в нахала. Но тут вмешался Ниерон с дубиной в руке. – А ну, никаких драк в моем заведении! Если хотите поскандалить – ступайте на улицу. – С радостью. – Вакар свирепо ухмыльнулся. – Погоди, я только меч прихвачу… – Ну, коль в дело пошли мечи, тебе придется подождать, я пошлю за своим, – заявил крепыш. – Он уже отведал крови горгонских пиратов, а уж лорский хлыщ… – Что? – удивился Вакар. – Да кто ты такой? – Его ярость немного поулеглась, он был заинтригован и уже догадался, что выставил себя на посмешище. – Я – Матенг из По, владелец трех судов, и ты бы это непременно знал, не будь таким невеждой… – Погоди, – сказал Вакар. – В ближайшее время хоть одно из твоих судов пойдет к материку? – Да, «Дайра» отправляется завтра в Гадайру, если продержится попутный ветер. – А Гадайра – это случаем не самый ближайший порт к Торрутсейшу на материке? – Да. – Сколько… – Вакар осекся и сунул голову в спальное помещение: – Фуал, ну-ка проснись! Выходи, поторгуйся за меня. * * * На следующее утро Вакар собрал свой отряд, чтобы ехать к причалам. Cpeт не откликался на зов, пока принц не нашел его во дворе, – переводчик болтал с Ниероном. – Пошли, – позвал Вакар. – Иду, господин. – Срет оглянулся на ходу и бросил на гесперийском: – Скоро опять увидимся, и раньше, чем ты думаешь. Колесницы загромыхали, съезжая к бухте. Там Вакар остановился у храма Лира, чтобы принести ягненка в жертву морскому божеству. Хоть он и не принимал всерьез богов, поскольку они никогда не являлись ему ни в снах, ни в видениях, но подумал, что, принеси он жертву, хуже не будет. Затем он отправился дальше и, расспрашивая каждого встречного, обнаружил «Дайру». Матенг распоряжался погрузкой слитков меди, бизоньих шкур и мамонтовой кости. – Возвращайтесь домой, не теряйте времени, – сказал принц возничим, и те развернули колесницы. К одной из них Вакар успел привязать своего коня. Стараясь не выдать волнения, он неторопливо подошел к краю пристани и ступил на борт корабля. Фуал и Срет ковыляли следом, сгибаясь под тяжестью снаряжения и продуктов. – Руаз, вот твой пассажир! – крикнул Матенг. – Он хорошо заплатил, так что заботься о нем получше. – Принц, вона как? – капитан Руаз хохотнул в бороду. – Ну так не стой на дороге, драгоценное высочество, ежели не хочешь, чтобы тебе на ножку уронили слиток. – Он суетится, громко раздавая указания грузчикам, и вот наконец после долгой возни все товары размещены на борту. Матросы задраили люки и отвязали швартовочные тросы. От пристани отходили на четырех длинных веслах. «Дайра» двинулась по кольцевой бухте к главному каналу. Вакар вертел головой, внимательно рассматривая окрестности Амфере. На канале судно набрало скорость, поскольку к усилиям гребцов там присоединилось течение. Вскоре они миновали наружную городскую стену, пройдя через огромные бронзовые ворота, готовые в любой момент наглухо затвориться и защитить город от вторжения вражеских кораблей. Затем около полумили судно шло по каналу к морю. Когда «Дайра» качнулась на первой океанской волне, Срет со стоном опустился на корточки у шпигата. – Что это с ним? – спросил Вакар. – Морская болезнь, господин, – ответил Фуал. – Если ты от нее не страдаешь, то считай, что тебе повезло. – Это вроде того, что случилось с Цорме в поэме? Жженье в очах и кружение буйной главы Ниц повергают героя, и вот, у шпигата согбенный, Цорме молит о погибели, алчет от мук избавленья. Но пока я неплохо себя чувствую. Фуал отвернулся с многозначительной усмешкой на лице. Через несколько минут Вакар ощутил легкую головную боль и тяжесть в желудке, но, не желая терять лицо, как ни в чем не бывало стоял у борта и глядел, как матросы сушат весла, опускают на воду кормило и ставят единственный прямой парус в красно-белую полоску. Западный ветер наполнил его и погнал «Дайру» к Гесперидам. Теперь Вакар понял, для чего судну такая высокая корма – волны набрасывались сзади, но не могли перехлестнуть через борт, а лишь толкали «Дайру» вперед. Шатаясь, он поднялся на полуют. У кормила стоял сам Руаз – ворочал длинную жердь, соединенную с двумя рулевыми плоскостями. – А как вы возвращаетесь с материка в Амфере при встречном ветре? – спросил Вакар. – На веслах? – Нет. Мы смиренно ждем и молимся любимому морскому божеству. В этом море ветер дует с запада четыре дня из пяти, поэтому надо ждать пятого. Я как-то целый месяц просидел в порту Седерадо, ожидая попутного ветра. – По-моему, это скучно. А вдруг еще кто-нибудь из капитанов помолится, чтобы ветер дул в противоположную сторону? Руаз пожал плечами и сдвинул брови. Вакар глянул за корму на Амфере, который быстро исчезал из виду за гладью океана. В горле рос ком; принц стер со щеки слезинку и уставился на воду. Вскоре он осознал, что ему нравится смотреть на волны, сменяющие друг дружку бесконечной чередой. Немудреное это занятие успокаивало, хотя по натуре он был энергичен и не выносил бездействия. Но что-то грызло Вакара изнутри, рождая в глубине души смутные опасения. Ближе к вечеру «Дайра» пошла вдоль гористого побережья. – Меропия, – сообщил капитан Руаз. С наступлением сумерек Срет малость пришел в себя и даже поел. У Вакара слипались глаза от усталости, но лунный свет и плеск воды под днищем не давали ему спать всю ночь. В полдень они миновали Меропию, поставили парус и взяли курс на восток. Море было пустынно. – Других кораблей не видать, потому что мы первыми вышли из Амфере после зимовки, – объявил Руаз. – Если не попадем в запоздалую бурю, то в Гадайре продадим товар подороже, пока не началась конкуренция. Вакар ломал голову над причиной своего неуемного беспокойства и, наконец, при виде Срета, болтающего с Руазом, его осенило. Он вспомнил, как Срет говорил Ниерону, что вернется раньше, чем его ожидают. Откуда такая уверенность? Может быть, он считает, что Вакар струсит и повернет назад или его убьют в какой-нибудь переделке? Или… Вакару хотелось дать самому себе пинка – как же это он сразу не догадался?! Возможно, Курос действительно в сговоре с Горгонами. Он велел Срету убить своего хозяина, а затем вернуться домой с рассказом о чудовище, проглотившем Вакара в море. Срет говорил с Пиероном по-гесперийски, не ведая о том, что Вакар знает этот язык. Принц нащупал рукоять меча. Ничего не подозревающий переводчик кутался в плащ, накинув на голову капюшон, и перебрасывался шутками с капитаном. Хотелось подойти и снести мерзавцу голову, но не исключалась ошибка. Даже если его подозрения имеют под собой почву, не так-то просто будет объяснить очевидцам причину расправы. «А не поделиться ли мне тревогами с Фуалом?» – подумал Вакар. – Фуал, что ты знаешь о Срете? До этого путешествия я ни разу не общался с ним. Фуал пожал плечами: – По-моему, он из Лотри, но я тоже раньше его никогда не видел. Если это правда, то вряд ли Срет и Фуал – сообщники. После ужина Вакар сказал Фуалу, что подозревает измену, а потому они будут спать по очереди. Фуал с озадаченным видом вытащил красивый кинжал с рукоятью, инкрустированной серебром. – Ха! – засмеялся Вакар. – Где ты его взял? Стащил у Ниерона? Надо бы тебя поколотить… Но на сей раз, пожалуй, ты поступил правильно. Иди спать, я буду сторожить первым. Незадолго до полуночи Вакар проснулся – Фуал тряс его за плечо. – Господин, ты был прав: они собрались на юте, шепчутся, – тихо произнес слуга. Вакар перевернулся на живот и бросил взгляд на корму. В свете взошедшей ущербной луны принц увидел группу шепчущихся моряков. Он осторожно вытащил меч и тихо велел Фуалу: – Приготовь нож и держись поближе ко мне, прикрывай со спины. Щит принца остался в походном бауле, но для боя на шаткой палубе он и не требовался – одна рука должна быть свободна, чтобы держаться. – Ты… хочешь напасть на шестерых? – с дрожью в голосе спросил Фуал. – Очки Лира! Прикажешь дождаться, когда мне перережут глотку?! – Но ведь их шестеро… – Наше спасение в том, чтобы напасть первыми. Если тебя это немножко успокоит, то знай, что я тоже боюсь, но собираюсь использовать даже самый ничтожный шанс. У Фуала стучали зубы. Вакар по-крабьи полз к корме, надеясь подобраться к морякам и подслушать их разговор прежде, чем его обнаружат. Приблизившись к мачте, он различил отдельные силуэты. Срет шепотом разговаривал с Руазом, а тот вертел в руках листовидный меч, мерцавший в лунном сиянии. – …Неопытный боец, хоть и повоевал с разбойниками в горах, – объяснял Срет. – Он молод и не слишком силен. Нужно быстро напасть, пока он спит… – Вперед, – прошептал Вакар, поднимаясь во весь рост. Глава 4 Королева Порфия Вакар поднырнул под нок нижнего рея и бросился на заговорщиков. Моряки с воплями кинулись врассыпную, на ходу выхватывая ножи. Вакар напал на ближайшего и с первого же выпада пронзил его насквозь. Дикий предсмертный крик заглушил нарастающий гвалт. Отступая назад, чтобы выдернуть клинок из тела, Вакар оглянулся через плечо. Фуал только что вылез из-под паруса. – Проклятый трус! – Вакар стиснул зубы. Когда его жертва упала, он увидел Руаза, Срета, еще двух моряков и рулевого на полуюте. – Вперед, в атаку, убейте его! – одновременно закричали Срет и Руаз. Вакар перепрыгнул через покойника, рубя направо и налево. Его меч лязгнул о клинок Руаза, врезался в плоть и разрубил кость. Вакар резко повернулся спиной к кормилу, а лицом к врагам. Когда к нему присоединился верный Фуал, один из матросов предпочел сцепиться с ним, нежели противостоять мечу принца. И теперь эта парочка кружилась в смертельном танце; враги держали друг друга за запястья. На Вакара надвигались трое, посередине был Руаз. Принц размахнулся и шагнул вперед, сделав выпад, капитан парировал удар, а Срет и другой матрос атаковали с флангов. Вакар жалел, что в руках у него длинный увесистый меч, а не легкая рапира – против увертливых врагов без доспехов она была бы в самый раз. Он попятился, споткнулся о высокий уступ полуюта и едва не упал. Враги наседали. Вакар неистово размахивал мечом. До сих пор принца спасала лишь превосходящая длина клинка, но добраться до злодеев он не мог: стоило ему приблизиться к одному из негодяев, как остальные набрасывались на него сзади. Палуба ходила ходуном, но моряки передвигались с кошачьей ловкостью, в отличие от Вакара, который шатался и спотыкался. Вот чей-то клинок дотянулся до принца, но острие лишь скользнуло по кожаной куртке. Сзади раздался крик: рулевой подбадривал своих товарищей. У Вакара мелькнула мысль: «А как повел бы себя корабль, не будь человека у кормила?» Он прыгнул назад на полуют, поворачиваясь на лету, и нанес могучий удар. Острая бронза рассекла шею, голова глухо стукнулась о палубу и покатилась к мачте, оставляя за собой алый след, а тело, из которого бил кровавый фонтан, распласталось возле кормила. Вакар повернулся лицом к своим противникам, но в этот момент «Дайра» круто взяла вправо и так сильно легла на левый борт, что вода хлынула в шпигаты. Вакар обнаружил, что скользит вниз по наклонной плоскости, к черной воде. Он судорожно замахал свободной рукой и, к своему бесконечному облегчению, поймал мачту. Крен все увеличивался, вскоре ноги Вакара уже болтались над водой, но он вцепился в мачту мертвой хваткой. Вакар поднял взгляд, и как раз вовремя, чтобы заметить летящего за борт, в морскую пучину, человека, похожего на Срета. Остальные распластались на палубе, держась за канаты и друг за друга. Ветер наполнил парус, и «Дайра» чуть выправилась. Подобрав под себя ноги и упираясь ступнями в косую палубу, Вакар пополз вперед. Капитан Руаз тоже встал на четвереньки и схватился за меч. Вакар вскочил на ноги, подбежал к капитану и обрушил свой клинок на его голову. Матрос цеплялся за фальшборт, с трудом удерживая голову над водой. Вакар ударил его по руке, промахнулся и снова ударил. На сей раз клинок угодил в цель, и матрос скрылся в пучине. Впереди, на палубе, лежал Фуал, обнимая мачту обеими руками, а его противник – последний уцелевший матрос – держался за ноги Фуала, чтобы не улететь за борт при очередном крене. Считаные удары сердца прошли после того, как палуба выровнялась и начала клониться в противоположную сторону. Вакар бросился вперед и нанес удар в тот самый миг, когда моряк выкрикнул нечто похожее на мольбу о пощаде. Бронза разрубила кость, матрос вскинул руку и закричал, а мгновением позже упал с расколотым черепом. Фуал привстал, не отпуская мачту. Когда корабль снова накренился, Вакар потерял равновесие и навалился на левый фальшборт с криком: – Как выровнять эту адскую лохань? – Рулевое весло, – отозвался Фуал. – Господин… Держи его… вот так… Более точных указаний Вакар и не ожидал. Едва палуба выровнялась в очередной раз, Вакар бросился на полуют и ухватился за кормило. Он висел на нем до тех пор, пока ветер не наполнил парус и «Дайра» не легла на прежний курс. Когда судно вновь ровно и легко заскользило по волнам, Вакар занялся изучением рулевого механизма. Пока он экспериментировал, корабль изрядно сбился с курса, но вскоре Вакар приспособился. – О, мой господин, я в жизни не видел ничего подобного! – заискивающе обратился к принцу Фуал. – Ты в одиночку убил шестерых! Надо же – один, два, три, четыре… Подумать только! – Повезло, – прорычал Вакар. – Ну что, теперь все время держать курс по ветру? – Нет, по-моему, надо идти под небольшим углом к ветру, иначе бы моряки никогда не возвращались домой. – Хотел бы я знать, куда мы направляемся, какую страну Руаз ожидал увидеть в ближайшее время. – Не ведаю, господин. Полагаю, где-то впереди лежат Эрутея, Огуджия и Элюзион. – В каком порядке? – Увы, не знаю. – Я однажды встречал королеву Огуджии. Тогда она была неуклюжим ребенком, а ныне она уже взрослая женщина. – Господин, а в Огуджии есть король? – Был. Порфия вышла замуж за сиятельного Ванчо. Он прослыл добродушным ничтожеством и умер, кажется, от оспы. Когда гесперийский трон опустел, наследников по мужской линии не нашлось. – Что это за страна, мой господин? – Огуджия? Ничего о ней не знаю, за исключением того, что ее прозвали Островом Философов. Я всегда мечтал задать тамошним мудрецам несколько простеньких вопросов, например насчет происхождения жизни, бессмертия души и тому подобного. Вот что, Фуал, побросай-ка трупы за борт. – В том числе и безголового, господин? – на лице Фуала было написано такое отвращение, что Вакар разглядел его даже в лунном свете. – Его в первую очередь. Надо это сделать, Фуал, они загромождают палубу. Фуал взялся за дело. Перед тем как отправить за борт, он раздевал каждого покойника. Закончив, он вернулся на корму с широким мечом Руаза, найденным в шпигате. – Господин, позволь мне его носить, а то мы плохо вооружены для подобных испытаний. – Да, конечно. – Вакар уступил кормило слуге, а сам достал из кармана оселок и принялся точить свой зазубренный меч. Под утро Вакар заметил впереди землю. – Будем идти вправо, вдоль берега, пока не увидим порт, – решил он. – А как быть с кораблем, господин? – Я еще не придумал. – Вакар огляделся. – Если кто-нибудь заметит кровь, это привлечет внимание. Найди ветошь и хорошенько вымой палубу. – А что потом? – Ты умеешь продавать корабли? – Нужно найти покупателя. Только бы никто не признал в «Дайре» имущество Матенга из По… – Надо замаскировать корабль. Когда счистишь кровь, попробуй убрать с кормы изображение Лира. * * * Во второй половине дня «Дайра» подошла к бухте, набитой неуклюжими судами купцов и быстроходными пятидесятивесельными военными галерами. Вдалеке раскинулся торговый город. – Как же нам завести корабль в бухту, если ветер дует не в корму? – спросил Вакар. – Мне кажется, надо убрать парус и взяться за весла. – А как… Понял! Один отвязывает эту веревку, которая идет с того верхнего, вот этого длинного шеста, и спускает, пока он не ляжет на нижний шест. Он имел в виду верхний и нижний реи. Паутина талей и вант с двух сторон мачты не давала парусу расстелиться по палубе, когда его убирали. Вакар положил руль влево, насколько удалось, а Фуал отвязал трос. Парус вместе с верхним реем ринулись вниз. Рывок намотанного на руки троса был настолько силен, что маленький аремориец с воплями умчался вверх. Это зрелище настолько развеселило Вакара, что он не сразу пришел на подмогу к обезумевшему от страха слуге. Вскоре они взялись за весла и направили корабль к берегу. Для двух неопытных гребцов подобный заплыв оказался делом нелегким, и, хотя руки Вакара окрепли от долгих упражнений с оружием, он натер мозоли, прежде чем судно достигло суши. В порту оказалось людно. Разгружались суда, запряженные волами телеги, и волокуши увозили с причалов товары. Когда «Дайра» приблизилась к молу, на нем собралась кучка зевак с кожей посмуглей, чем у обитателей Посейдониса. – Как только приткнемся, сигай с веревкой на берег и наматывай вон на ту деревяшку. – Конечно, это означало, что Фуал должен перебраться с кормы на мол и пришвартовать «Дайру» к одному из столбиков-кнехтов, рядком торчащих из каменной кладки. Когда они причалили, Вакар спрыгнул на пристань с носа «Дайры» и привязал трос к другому кнехту. Пока Фуал возился со швартовочным тросом у кормы, Вакар подозвал на гесперийском ближайшего бродягу. – Что это за город? – Седерадо, столица Огуджии. Вакар подошел к Фуалу. – Надеюсь, Порфия меня не забыла… Идея! Поскольку весь груз нам все равно не утащить, мы поделимся с королевой, и это наверняка освежит ее память. Может, она согласится нам помочь. Он повернулся к толпе: – Эй вы, мне нужны четверо крепких носильщиков, чтобы отнести груз во дворец. Фуал, выбери четверых и договорись насчет оплаты. Вот ты, носатый, скажи-ка, в Огуджии медь добывают? – Да, – ответил тот, к кому он обратился. – А мамонты или бизоны у вас водятся? – Мамонтов нет, но есть несколько бизонов в королевском парке. Вакар снова повернулся к Фуалу: – Слоновая кость ей понравится. А ну, помоги снять вон те чехлы. Через несколько минут Вакар построил носильщиков; каждый из них держал на плече огромный бивень мамонта. Принц готов был скомандовать им «за мной», но тут вдруг заметил, что зеваки дружно повернулись к морю. К соседнему, пока еще свободному, причалу подходила низкая черная галера о тридцати веслах. Она была гораздо больше «Дайры», с десятками гребцов и тремя пассажирами на борту. Бушпритом служил длинный бронзовый клюв, на скулах были нарисованы глаза – дань древнему поверью моряков, якобы позволяющая кораблю видеть свой путь. Прямой коричневый парус не украшали никакие эмблемы или символы вроде огуджийской русалки или осьминога горгон. Не было ни флага, ни вымпела, способных выдать происхождение галеры. Один из пассажиров таинственного корабля был среднего роста, с острой седой бородкой; гладко выбритый череп увенчан круглой шапочкой, а просторное платье достает до лодыжек. Остальные двое не носили одежды и лишь отдаленно напоминали людей. Первый – карлик, примерно четырех футов ростом, с огромными лопухами ушей, как у слоненка. Тело его сплошь заросло коротким золотисто-коричневым мехом. Другой вымахал аж на восемь футов и «щеголял» скошенным обезьяньим лбом и грубой черной шерстью. На широченном плече покоилась обитая медью дубина, а вторая рука прижимала к боку вместительный деревянный ларь с бронзовой оковкой. – Во имя всех богов, кто они? – спросил Вакар. – Сатиры, что ли? Вон тот, с дубиной, смахивает на великана из «Подвигов Цорме». Грозно нависла чудовища черная туша, Зубы оскалены над беззащитною девой… – Про большого ничего не скажу, а маленький – кораниец. – Кто? – Уроженец самого северного из островов Корании. Говорят, эти существа слышат любое слово, произнесенное в нескольких милях от них. Галера пришвартовалась точно так же, как и «Дайра», пассажиры сошли на берег, толпа начала разбредаться. – Мы не можем ждать тут целый день, – объявил Вакар. – Я пойду во дворец, а ты оставайся, присматривай за грузом… В этот миг, растолкав зевак, к Вакару приблизился бритоголовый. За ним следовали гигантский обезьяночеловек и кораниец. – Господин, ты направляешься во дворец? – осведомился бритоголовый на гесперийском с резким акцентом. – Разреши составить компанию, ибо я выполняю поручение, и нам как раз по пути, а я в Седерадо впервые. Мы с тобой раньше никогда не встречались, поэтому, я думаю, нам следует познакомиться. Позволь представиться: Квазиган. * * * – А с кем я имею честь беседовать? – Квазиган, дружелюбно улыбаясь, шагал рядом с принцем. Его сухая кожа была еще смуглей, чем у Вакара, а лицо – на редкость невыразительное. Он слегка сутулился и громко шаркал. – Меня зовут Вакар. Произнося эти слова, Вакар глянул в лицо спутника и заметил, что дружелюбная улыбка на миг исчезла. Но лишь на миг. – Не принц ли Вакар из Лорска? – спросил человек. Вакар не был склонен доверять странным, незнакомым и навязчивым попутчикам, особенно тем, кто путешествует на собственных военных галерах со слугами-нелюдями и проявляет исключительный интерес к его скромной персоне. Он отрицательно покачал головой. – Всего лишь его дальний родственник. Как я понимаю, сударь, ты слыхал о Лорске? – Ну, кто же не слышал о ваших богатейших медных рудниках? – Да, пожалуй… А откуда держишь путь? – Из Тегразена. Это небольшой городок на материке к югу от Керне. – У тебя необычные слуги. Один из них, насколько я понимаю, кораниец. – Верно. Его зовут Йок. – А второй? – спросил Вакар. – Это Нжи из Черных Земель. Негры поймали его совсем маленьким, воспитали и продали в рабство. Он говорит несколько слов, ибо происходит не от гигантских черноземельских обезьян, то бишь горилл, а от другого, более редкого вида, промежуточного звена между обезьянами и людьми. Вакар погрузился в настороженное молчание. Подойдя к дворцу, он в изумлении уставился на ряды блестящих мраморных колонн и позолоченную крышу: доселе он еще не видел двухэтажного здания. Он отослал во дворец четыре мамонтовых бивня, велев передать на словах, что Вакар из Лорска просит аудиенции. Пришлось ждать полчаса, наконец ворота отворились, и принц вошел во дворец, а Квазиган проводил его задумчивым взглядом. – Принц Вакар! – С этим счастливым возгласом королева Порфия сорвалась с трона и пылко поцеловала гостя. – Благодарю за великолепный подарок, но и без него тебя бы здесь ждала теплая встреча. Неужели я могла забыть, как десять лет назад в Амфере мы с тобой победили на конкурсе танцев? Что заставило тебя покинуть кишащие бизонами равнины ветреного Лорска и отправиться в такую даль? «А ведь она и впрямь выросла настоящей красоткой, – подумал Вакар. – Пусть ростом она невелика, но благодаря гордой осанке кажется значительно выше. Счастливчик был ее Ванчо, царствие ему небесное». – Госпожа, держа путь в великий Торрутсейш, я не мог обойти Огуджию, не возобновив столь приятного знакомства. На него пристально смотрели изумрудно-зеленые глаза. – Объясни мне, как случилось, что ты с одним-единственным слугой привел в бухту Седерадо торговое судно? Или ты сбежал из Лорска, чтобы податься в пираты? Неужели ты теперь бороздишь моря под осьминогом проклятых горгон? – Похоже, ты многому научилась за столь короткий срок. – О да. Я пекусь о благополучии моего королевства, и, как только ты высадился на мол, мне донесли о твоем прибытии. И все-таки, что приключилось? Неужели всю команду смыло за борт? Или ее утащил на дно кракен? Вакар помедлил с ответом, а затем поддался возникшей вдруг симпатии к Порфии и рассказал о предательстве Срета. – А посему, – заключил он, – не будучи, как тебе теперь известно, опытными моряками, мы решили продать судно и на первом же попутном купце пойти дальше на восток. – У тебя много товара? – Не знаю, клянусь третьим глазом Тандилы. – Ну что ж… Эльбиен! Вошел сановник, и Порфия распорядилась: – Ступай на берег, поднимись на борт корабля принца Вакара и оцени стоимость груза. Как только Эльбиен повернулся и вышел, она снова обратилась к Вакару: – За судно я тебе хорошо заплачу торговым металлом. А если Матенг поднимет шум, мы ему напомним, что он, как судовладелец, в ответе за покушение на твою жизнь. Что тебе известно о странном человеке, который пришел вместе с тобой? Я имею в виду бритоголового, у которого собственная галера. – Назвался Квазиганом из Тегразена, а помимо этого, королева, я о нем знаю не больше твоего. Он – настоящее диво, под стать крылатой свинье, но при этом весьма обходителен. – В самом деле? По твоему описанию он смахивает на горгона, но тут легко ошибиться, ведь Тегразен лежит на материке близ Горгад, и тамошние народы основательно перемешались. Расскажи, как обстоят дела в Лорске, царстве воинов-героев, атлетов с бронзовыми сердцами и головами из слоновой кости? Вакар рассмеялся и пустился в светскую беседу. В пути он страдал от недостатка общения и теперь был рад случаю поговорить на родном языке. Они поболтали о том о сем, затем Порфия объявила: – Вакар, клянусь восемью грудями Геры, я отдала тебе целое утро, а ведь меня ждут и другие посетители. Оставайся во дворце, вечером устроим пирушку. Познакомлю тебя с министром Гаралем и моим любовником Тьегосом. – Твоим… – Вакар осекся, его самого удивил укол ревности. Да какое ему дело, пусть у огуджийской королевы будет хоть десяток любовников! Но ревность не проходила. А Порфия, казалось, ничего не заметила. – Если Квазиган мне глянется, я и его приглашу на пир – сдается мне, он богат, знатен и влиятелен. На худой конец, послушаем занятные легенды о далекой стране. – Королева, я назвался Квазигану настоящим именем, но отрицал свою принадлежность к царствующей семье Лорска. Поэтому я бы предпочел, чтобы при этом любителе длинных балахонов меня называли просто Вакаром, обычным дворянином. – Быть посему. Двэрос! Отведи прин… господина Вакара во вторую комнату для гостей в правом крыле и обеспечь всеми удобствами. * * * До самого вечера Вакар не видел Порфию. Весь день посвятил блаженной праздности – выспался, принял ванну и надушился. Пока стирали и сушили его грязную одежду, он прочитал в библиотеке гесперийский перевод «Фрагментов Лонтанга». Поскольку в те времена мир еще не успел далеко уйти от пиктографии, огуджийская и лорская письменность различались гораздо слабее, чем устная речь. Однако иероглифы для передачи абстракций разнились основательно. – Уважаемый, ты бы не взялся объяснить мне, что означают эти череп и полумесяц? – осведомился Вакар у почтенного старца, копировавшего в углу папирусный свиток. – Бренность, и ничто иное. Череп – символ смерти – купно с опрокинутым полумесяцем, то бишь абстрактным изображением луны, означает лишь одно: ничто не вечно. А значит, этот отрывок надобно истолковать так: «Сменят друг друга тысячи и тысячи поколений смертных, а тем временем в священной обители у бога вырастут зубы мудрости. Но время приберет всех, и даже самым славным богам суждено пройти по пыльной и смутной дороге в вечное забвение». – Значит, Лонтанг утверждает, что даже боги смертны? – Да. Его теория состоит в том, что боги – плод людской веры, и сколь бы ни были они могущественны, со временем люди бросят их ради других богов. Их забытые образы поблекнут и исчезнут. – Кажется, ты весьма сведущ в таких вопросах. Дозволишь ли поинтересоваться, как тебя зовут? – Я Ретилио, бедный философ из Седерадо. А ты? – Вакар из Лорска. – Любопытно, – задумчиво произнес философ. – Где-то я уже слышал это имя… Ах да, я же прошлой ночью во сне побывал на Ассамблее богов. Там было много наших, Астерио например, были и чужие боги, в том числе твой Окма. Они все время двигались, как будто исполняли погребальный танец, и часто повторяли: «Вакар из Лорска». Вакар содрогнулся: – Поскольку мне никогда не снятся боги, я не возьмусь истолковать твой сон. – И долго ты здесь пробудешь? – В этот раз всего лишь несколько дней, но я мечтаю когда-нибудь погостить тут подольше и изучить знаменитую огуджийскую философию. Вакар слишком поздно спохватился, что ему следовало назваться вымышленным именем. Теперь же проницательный Ретилио лишь утвердился в своей догадке относительно его личности. – Многие мои коллеги считают, – изрек он, – что если бы короли изучали философию или если бы люди выбирали философов своими королями, мир выглядел бы лучше. Однако на деле королям, похоже, недостает либо времени, либо желания заниматься пустяками. – Надеюсь, у меня будет и то, и другое. – Достойная цель, хотя достичь ее непросто. Боги тебе в помощь. – Не вижу никаких препон. У меня много целей, и уж я постараюсь добиться их всех. – Принц, а нельзя ли мне поинтересоваться, что же это за цели? – Ну… – Вакар нахмурился. – Я хочу стать хорошим королем, когда придет мой срок, а еще – постичь философию, увидеть дальние страны и необычных людей, обзавестись верными и интересными друзьями, вволю насладиться вином, женщинами и песнями… – Он умолк, как только Ретилио всплеснул руками в притворном ужасе. – Принц, тебе необходим брат-близнец, чтобы все это успеть. – У меня есть брат – Курос. А что ты хочешь этим сказать? – Ни один смертный не способен совершить все это за одну жизнь. Сейчас тебе кажется, что жизнь бесконечна и ты можешь испробовать все на свете и добиться успеха на любом поприще, какое тебе приглянется. Но со временем ты заметишь, что все чаще приходится выбирать, при этом каждый раз отказываясь от тех или иных заманчивых возможностей. Есть, правда, гипотеза философской школы Курно, что де душа не только долговечнее тела, но и способна переселяться в другое тело. Таким образом, человек проживает не одну жизнь. – Не вижу, какой в этом смысл, если человек не помнит свои предыдущие жизни, – фыркнул Вакар. – Но если это правда, то как обстоят дела с богами? Их души тоже бессмертны? Они успели сломать над этой темой немало копий, прежде чем в библиотеке появился Двэрос и сообщил, что одежда Вакара готова. – Надеюсь еще раз повидаться с тобой до отъезда, – сказал принц философу. – Можно встретиться здесь завтра в это же время. Всего доброго, принц. Глава 5 Змеиный трон Пиршественный зал во дворце огуджийской королевы в размерах уступал своему собрату в замке Мнесет, зато был куда роскошнее убран; фрески на деревянных стенных панелях изображали мифологические сцены. Особенно Вакару бросилась в глаза сцена, где быкоглавый мужчина с невероятно развитой мускулатурой обольщал восьмигрудую женщину. Вакар познакомился с толстым министром Гаралем и его женой, дамой средних лет с приятной, но невыразительной внешностью. Тьегосом оказался высокий, чисто выбритый молодой человек, щеголявший дорогими жемчужными серьгами. Не отрывая взгляда от кончика своего длинного носа, он произнес: – Так ты, значит, из Лорска? Не понимаю, как вы терпите эти ужасные ветры и туманы. Что до меня, так я бы до конца своих дней не сумел к ним привыкнуть. Вакар был не в восторге от этих сентенций, но несколькими минутами позже в зал вошел Квазиган, и Вакара позабавило, когда Тьегос сказал ему: – Так ты с юга? Не понимаю, как вы терпите жару и мух. Вот уж с чем с чем, а с ними я бы никогда не ужился. Вошел еще один молодой человек, которого Тьегос назвал своим другом Абеггу из Токалета. Абеггу прибыл в Седерадо из далекой Гамфазантии, чтобы изучать философию у Ретилио. Вновь прибывший был высок, строен, очень смугл и немногословен. Он говорил с едва уловимым акцентом. Вакар спросил его для поддержания разговора: – Ну и как тебе нравятся северные земли? – Очень любопытные края, сударь, и весьма непохожие на мою родину. У нас нет таких высоких каменных зданий, и металл применяется не так широко. – Завидую тебе. – Вакар грустно вздохнул. – Я тоже познакомился с Ретилио и теперь жалею, что у меня нет времени поучиться у философов Огуджии. И что ты успел узнать? – Он рассуждал о происхождении мирового яйца от совокупления вечного времени и бесконечного пространства… Вакар был бы рад услышать об этом побольше – его всегда влекла философия, хоть она и не прижилась в палестрах Посейдониса. Но королева Порфия уже расположилась на троне и знаком велела подать сухое вино – для пробуждения аппетита. Однако прежде чем сделать первый глоток, она плеснула на пол вина, вознесла молитву богам, а затем опустошила золотой кубок. Вакар последовал ее примеру, и тут вдруг испуганный возглас жены Гараля привлек его внимание. На месте золотого блюда Квазигана стояла черепаха величиной с тарелку и глядела по сторонам глазками-бусинками. Квазиган засмеялся. – Это совершенно безобидно, – объяснил гость. – Моя подопечная всего лишь иллюзия. Она никого не укусит и ничего здесь не испортит. Правда, черепаха? Черепаха кивнула, и зрители захлопали в ладоши. Вакар надолго прильнул к кубку. Когда он вновь поднял глаза, то увидел вместо черепахи лишь курносого волшебника, делающего пассы над блюдом. Однако возбужденная болтовня зрителей не оставляла сомнений, что остальные по-прежнему видят рептилию. Вакара подмывало похвастать своей невосприимчивостью к магическим иллюзиям благодаря хмельным напиткам (об этом он давно подозревал), но он передумал. Он все еще не доверял Квазигану, а посему решил, что поступит неблагоразумно, открыв ему свой маленький секрет. Он посмотрел на Порфию, восседавшую на своем кресле. Это был очень необычный трон в форме огромной змеи из камня оливкового цвета. Голова и шея змеи образовывали один подлокотник, а туловище – другой. Хвост обвивался вокруг спинки, сиденья и ножек до самого пола. – Это удивительное кресло, – произнесла Порфия, чья бледная кожа просвечивала сквозь платье цвета морской волны. – Оно с берегов озера Тритон, где такие змеи считаются священными. Говорят, в царствование моей бабушки кресло перевезли через пустыню Гведулию, подвесив к седлам двух необыкновенных животных, которые в тех краях служат для верховой езды. Они выше коней и вдобавок наделены огромными горбами. Если верить легенде, это настоящая змея, парализованная заклинанием и… – Мы, культурные люди, – вмешался Тьегос, – конечно, не верим в глупые сказки. – Он царапнул по подлокотнику ногтем большого пальца. – Убедись сам, господин Вакар, это мифическое чудовище – не что иное, как камень. Вакар дотронулся до подлокотника трона, на ощупь тот действительно напоминал твердый кремнистый известняк. – И все же, дорогая моя, – обратился Тьегос к королеве, – тебе бы следовало утопить его в бухте Седерадо и обзавестись другим. Но не из-за предрассудков, а чисто по эстетическим соображениям. Ну, что у нас сегодня на обед? По огуджианскому обычаю гости сели по кругу, напротив каждого стоял столик. Слуги подносили яства на золотых блюдах. Вакар счел фаршированную куропатку великолепной, но вкус хлеба показался ему непривычным. – Что это за злак? – поинтересовался он. – Конечно, вам, пусадцам, такой хлеб в диковинку, – ответил Тьегос. – Он испечен из недавно окультуренного злака под названием «пшеница». Во времена правления отца королевы его завезли с материка. – Он повернулся к Порфии. – Дорогая, продай твоего повара в рабство, иначе мы все превратимся в свиней, поедая эти помои. Вино было крепким, лучше, чем в Зиске. Вакар сделал большой глоток и лишь потом высказал свое мнение: – Сударь, я не согласен с тобою. Я нахожу кухню Огуджии восхитительной, вино крепчайшим, а овощи великолепными… – Твои дифирамбы никого не проведут. – Тьегос тоже успел основательно захмелеть. – Не тешь себя понапрасну мечтой о благосклонности Порфии. Пока речь идет о торговом металле, кораблях или рабах, мое дело – сторона, но если ты добиваешься от королевы услуг более интимных, то тебе придется иметь дело со мной, ведь я… – Тьегос! – вскричала Порфия. – Ты ведешь себя как животное, следи за манерами! – По крайней мере, – ответил Тьегос, – я ем и пью культурно, а не раздираю мясо, подобно изголодавшемуся льву, и не лакаю вино с жадностью горбатого зверя из Гведулийской пустыни. – Он смерил Вакара уничижительным взглядом. Вакар покраснел, поняв, что, по огуджийским меркам, его провинциальные манеры поведения за столом оставляют желать лучшего. – Я всего лишь предупредил этого усатого варвара… – Замолчи! – воскликнула Порфия, приподнимаясь над змеиным троном. Ее зеленые глаза сверкали, а овальное лицо покраснело от гнева. За мнимым спокойствием Вакара таилась смертельная угроза. – Он всего-навсего хочет стать придворным шутом. Правда, Тьегос? – принц по-лорски исказил имя фаворита, чтобы еще больше унизить. – Ах ты, кабанье отродье! – вскричал Тьегос. – Я вырежу твое… – А ну, вы оба! Успокойтесь! – неожиданно громко воскликнул Гараль. – Или позову стражу, и вас выгонят на улицу бичом со свинцовыми шипами… Рабы, уберите объедки! Слуги убрали блюдо и принесли еще вина. С лица Абеггу из Токалета не сходило изумление – видать, он не привык к простоте нравов огуджийского двора. Вакар понял, что слишком приналег на вино. Он совладал с норовом и, показав на сцену совокупления на стене, спросил: – Кто-нибудь возьмется это объяснить? – Это иллюстрация к третьей книге «Золотого Века». Лесной бог Астерио седлает богиню земли Геру, чтобы сотворить первую человеческую пару, – объяснил Гараль. – В оригинале это звучит так: Похотью лик обагрен; Мед расточая устами, Неумолимый сатир Геру поверг на траву… – Нельзя оценить эти стихи по достоинству, если их не спеть, – перебил Тьегос и грянул отменным тенором: Платье богини зари — Струи шелков розоватых — Нетерпеливо и яро Он совлекает с нее… – Проклятье! Даже мне эта задачка не по плечу без хорошей музыки. А не позвать ли нам свирельщицу? – Не надо, – подал голос Квазиган. – Я не расстаюсь с музыкальным инструментом, он мне помогает коротать досуг. Он достал из-за пазухи свирель и взял на ней несколько аккордов. – Ну а теперь, сударь, напой мотив. Да, я справлюсь, начинай. Под сладостные трели флейты Тьегос встал и допел «историю творения» до конца. Когда он умолк, Вакар произнес: – Сударь, может, ты и шут, и не скажу, кто еще, дабы не оскорблять слух наших гостей, но за всю жизнь я не слышал лучшего голоса, чем твой. Чего бы только я ни отдал, чтобы петь, как ты! – Это пустяки. – Тьегос, пошатываясь, отступил к своему стулу. – У этой песенки довольно грубый варварский привкус, но в моем исполнении он не так заметен. По крайней мере, я не воспринимаю всерьез всю эту глупую мифологию… Ик! Приступ икоты завершил его речь. Порфия обратилась к Вакару: – Ну а теперь, сударь, покажи-ка и ты, на что способен. – Я могу лишь сказать, на что я не способен. – Вакар начал перечислять, загибая пальцы: – Я считал, что умею петь, но, услышав Тьегоса, понял, что всего лишь каркаю, как ворона, питающаяся падалью. Будучи трезв, я могу плясать, – надеюсь, королева помнит, – но сейчас я, как назло, нетрезв. Я знаю несколько историй, но благородному человеку недопустимо рассказывать их в таком обществе… – Старина, забудь, что ты благородный, – захихикал Гараль. – Из уст самой королевы я слышал такие соленые истории, что тебе и не снилось. – Отлично. А вы знаете анекдот о горбуне и жене рыбака? Нет? Ну так вот… Когда он умолк, все захохотали. Жена Гораля разразилась истерическим смехом – пришлось ее хлопать по спине. Вакар еще рассказал анекдотец-другой, а потом королева Порфия заявила: – Ты сказал, что умеешь петь – так пусть «ворона» продемонстрирует свой голос. – Да нет, что ты, твое величество… – Я настаиваю. Господин Квазиган тебе подыграет. – Но не говори потом, что я не предупреждал. Квазиган, мотив такой: да-де-де да-де-де… Свирельщик подхватил мелодию, и Вакар запел «Песнь Врира»: Вот к реке поскакал Врир, великий герой. Заискрилось в лучах Серебро его лат… Когда он закончил, Порфия захлопала в ладоши и воскликнула: – Превосходно! Хоть я и не понимаю лорского языка, готова поклясться: ты поешь лучше Тьегоса. – Я не слышал никакого пения, – прорычал Тьегос, совладав с икотой. – Но кажется, где-то поблизости квакала жаба. – А ты как думаешь? – спросила Порфия Гараля. – Кто лучше поет, Вакар или Тьегос? – Оба поют великолепно, – уклончиво ответил тертый придворный калач и повернулся к Квазигану. – Ну-ка, давай еще! Сыграй нам какую-нибудь мелодию твоей родины. Квазиган затянул заунывный мотив. – Клянусь задницей Астерио, – сказал Тьегос, – это похоже на наш танец в честь богини Луны. – Откуда ты знаешь, как он выглядит? – удивилась Порфия. – Ведь во время этого танца мужчинам строго-настрого запрещено приближаться к девам. – Подумаешь, запрещено… Порфия, ты лучшая плясунья в Огуджии, вот и покажи его нам, а Квазиган сыграет. – Это неприлично, – возразила королева, но ее голос потонул в криках остальных. Наконец Порфия встала и плавно задвигалась в такт мелодии Квазигана. Она нетвердо держалась на ногах и то и дело наступала на шлейф своего просвечивающего платья, пока не вспылила: – Проклятая тряпка! Мешает… Она развязала поясок, выскользнула из платья и швырнула его на змеиный трон. – А ну-ка, раздвиньте эти проклятые столы! – распорядилась совершенно нагая, если не считать расшитых драгоценными камнями сандалий, царственная танцовщица. Перед глазами Вакара, словно в колдовском тумане, поплыла комната. Казалось, огни лампад на стенах закачались в ритме неземной музыки, а фрески ожили: еще чуть-чуть, и быкоглавый бог добьется своего. Вакару хотелось вскочить и, подражая Астерио, схватить в объятия гибкое белое тело Порфии. Королева ростом была невеличка, но ее формы будили звериные инстинкты в любом мужчине, который оказывался рядом. В этот миг Порфия споткнулась и упала на колени Гараля. Министр поднял руку, чтобы отвесить шлепок королевскому задку, но вовремя опомнился. Это зрелище вызвало у Вакара такой приступ смеха, что он чуть не упал со стула. – Ладно, хватит. – Шатаясь, Порфия вернулась к трону, попыталась натянуть на себя платье и восхитительно в нем запуталась. Тьегос кинулся к ней на выручку. – Кто еще что-нибудь умеет? – У нас в Тегразене есть игра, – вызвался Квазиган, – под названием «ступай в Керне». По кругу расставляются стулья, на один меньше числа игроков. Пока звучит музыка, все ходят вокруг стульев, а когда она вдруг умолкает, – садятся, и тот, кому это не удается, выходит из игры. Тут убирают еще один стул, и снова все ходят по кругу… До тех пор, пока не останутся два игрока и один стул. Выигрывает тот, кто занимает последний стул. Пожалуй, я сыграю, пока вы будете ходить – староват я для такой атлетики. – Детская игра. – Тьегос поморщился. – Боюсь, нам скоро надоест. – Все бы тебе брюзжать! – воскликнула Порфия. – Вакар, Гараль, поставьте этот стул к стене! Господин Квазиган, сиди тут в центре и играй на дудочке. Великие боги! Вы только посмотрите на него! – Она показала на Абеггу из Токалета, который потихоньку свернулся в углу калачиком и уснул. – Ну-ка, разбудите. – Да как может мужчина, у которого в жилах – кровь, а не вода, уснуть во время такого зрелища! – поразился Вакар. – Ему это неинтересно, – сказал Тьегос. – Он мне признался, что у них в Гамфазантии общепринято ходить нагишом. Эй, соня, вставай. – Он толкнул спящего ногой. Разбуженному Абеггу объяснили правила, а потом игроки неуверенно двинулись по кругу. Музыка смолкла, и стулья достались всем, кроме толстой и неповоротливой жены Гараля. Она беззлобно рассмеялась и отошла к стене. Вакар убрал из круга один стул. – Начали, – скомандовал Квазиган. Мелодия усложнялась, пальцы музыканта все быстрее порхали над свирелью. Вакару казалось, что комната кружится под музыку. Он не понимал, в чем тут дело, так как после ссоры с Тьегосом старался пить меньше. Свирель умолкла, и на этот раз на ногах остался Тьегос. – Вот и прекрасно, – сказал любовник королевы. – Меня совершенно не забавляет эта древняя игра. – И он присоединился к жене Гараля. Из круга выбыл еще один стул. Затем из игры вышел Абеггу из Токалета. В этот раз мелодия пронизывала принца Вакара до мозга костей, от нее ныли зубы, жгло глаза. Свет лампад померк, а может, Вакару только почудилось. Как бы то ни было, у него все плыло перед глазами. Музыка сотрясала его, как собака – пойманную крысу… Когда музыка стихла, Вакар быстро огляделся и побежал к темному силуэту, в котором он не без труда опознал змеиный трон королевы Порфии – последнее свободное сиденье. Он в полуобороте упал в его каменные объятья за миг до самой Порфии, которая плюхнулась на его колени с игривым визгом, тотчас перешедшим в истошный вопль. Вакар вторил ей звериным ревом, он вдруг с ужасом понял, что сидит среди колец гигантской живой рептилии. Голова на длинной шее с шипением взмыла и сразу же опустилась. Глаза змеи уставились на пленников, а из пасти выскользнул раздвоенный язык. В то же самое мгновение хвост толщиною с торс Вакара захлестнул их обоих, сковав движения. Словно издалека до Вакара доносились крики и топот ног. Чудовищная петля сжалась, у Вакара затрещали ребра, – казалось, ожившее дерево душит его в смертельных объятиях. Меча при нем не было; его левую руку зажало между Порфией и змеей, но правая оставалась свободной. Вакар изо всех сил рванул ворот рубашки и вытащил из-за пазухи отравленный кинжал, от которого погиб Сол, и вонзил его в покрытую чешуей плоть, и еще раз, и еще… Змея громко зашипела, но сразу же ослабила захват. С невероятным трудом Вакар высвободил вторую руку. Вокруг него корчилась в конвульсиях гигантская тварь. Принц уперся ногами в ее туловище и с силой надавил. Петля поддалась, и Вакар с Порфией высвободились из хватки чудовища. Принц, часто оглядываясь на змею, потащил королеву через зал, подальше от опасности. В зале они были одни. Спрятав клинок, Вакар прижимал к себе королеву до тех пор, пока она не перестала дрожать. Наконец она подняла к нему лицо для поцелуя, но оттолкнула его, как только принц вознамерился совершить полный любовный ритуал. – Не сейчас, – сказала она. – Чудовище сдохло? Вакар подошел взглянуть и отпрыгнул назад, когда чешуйчатое тело дернулось. – Еще шевелится! Что все это значит? У нас в Посейдонисе таких тварей нет. – Они умирают очень медленно, как червь, которого глотает лягушка, – дюйм за дюймом. Но, скорее всего, опасность уже миновала. Видимо, легенда, над которой смеялся Тьегос, – не пустая выдумка. Кстати, о Тьегосе: что за жалких трусов я держу при дворе? Никто не пришел мне на выручку, кроме тебя. – Не обольщайся, госпожа. Просто я оказался вместе с тобой в чешуйчатых объятиях и не сбежал вовсе не потому, что я такой храбрец. Напротив, никогда в жизни мне не было так страшно. Но почему наш холоднокровный приятель ожил как раз в тот момент, когда мы на него сели? Как ты думаешь, может быть, мы вдвоем показались слишком тяжелы для змея и он выразил свое неудовольствие тем, что очнулся от векового сна? – Нет. Я ведь частенько сиживала на этом троне с малодушным Тьегосом. Здесь не обошлось без магии. Вакар, мы должны решить эту головоломку, пока ветер времени не заметет следы. Но где же все? Эльбиен! Двэрос! Ответа не последовало. Она повела Вакара по дворцу, который оказался совершенно пуст, если не считать горстки дрожащих стражников во дворе, ощетинившихся копьями, когда приблизились Порфия с Вакаром. – Это еще что такое?! – возмутилась Порфия. – Вы что, собственную королеву не узнаете? Воин в броне из позолоченных пластинок шагнул вперед и спросил: – Твое величество, а ты не призрак? – Ты спятил, Гуанто? Конечно, я не призрак. – А можно, я до тебя дотронусь, чтобы убедиться? – Что за возмутительная чушь?! Ну ладно, дотронься. – Она величаво протянула ему руку. Гуанто пощупал ее ладонь, затем поцеловал и сказал гвардейцам: – Ребята, она настоящая! Прощения просим, величество, но по дворцу пролетели такие слухи… Мои люди очень испугались. Если бы не я, они бы удрали вслед за остальными. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/layon-spreg-de-kamp/kolco-tritona/?lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 239.00 руб.