Сетевая библиотекаСетевая библиотека

Викиномика

Викиномика
Автор: Дон Тапскотт Жанр: Бизнес-процессы, зарубежная деловая литература Тип: Книга Издательство: Интеллектуальная Литература Год издания: 2020 Цена: 299.00 руб. Просмотры: 6 Скачать ознакомительный фрагмент FB2 EPUB RTF TXT КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 299.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Викиномика Дон Тапскотт Энтони Д. Уильямc Многие прекрасные продукты, которыми мы сегодня пользуемся, были созданы командами из тысяч и даже миллионов участников по всему миру. Это и есть викиномика – объединение множества людей ради массового сотрудничества над различными проектами. Книга переведена более чем на 20 языков и стала мировым бестселлером и обязательным чтением для бизнес-лидеров. Она разъясняет, как массовое сотрудничество происходит не только на сайте Wikipedia, но и в традиционных компаниях. Boeing, BMW и Procter & Gamble уже активно используют сотрудничество и самоорганизацию, чтобы вдохнуть новую жизнь в свои организации. Дон Тапскотт и Энтони Уильямс раскрывают принципы викиномики и рассказывают потрясающие истории о том, как массы людей создают новости, изучают геном человека, находят лекарства, изобретают косметику и пишут программное обеспечение. Знания, ресурсы и способности миллиардов людей самоорганизуются и превращаются в мощную, согласованно действующую коллективную силу. Для лидеров, которые способны направить эту силу в нужное им русло, викиномика открывает беспрецедентные возможности и становится важнейшим двигателем успеха на современных рынках. Дон Тапскотт, Энтони Д. Уильямс Викиномика: Как массовое сотрудничество изменяет всё Перевод с английского П. Миронов при участии Г. Василенко Редактор Т. Бурмыкина При участии движения свободных редакторов BestReaders: SERGII, Игорь, Женя Датский, Andrey, Игорь, Viktoria, Sergey Kotyrev, Черемухин Сергей, alexeiby, Sergi Adamchuk, ОМЛ, Стаc Давыдов, Владимир, Andrei, Андрей, Евгений, Roma, Ярослав Быховский, Петр Ковалев, Ludmila, Лepa, bobruisk, Andriy Yaroshenko Руководитель проекта О. Фитисова Арт-директор Л. Беншуша Корректор Е. Аксенова Компьютерная верстка А. Фоминов © Don Tapscott and Anthony D. Williams, 2006, 2008 © BestBusinessBooks, 2009 © ООО «Интеллектуальная Литература», 2020 Все права защищены. Данная электронная книга предназначена исключительно для частного использования в личных (некоммерческих) целях. Электронная книга, ее части, фрагменты и элементы, включая текст, изображения и иное, не подлежат копированию и любому другому использованию без разрешения правообладателя. В частности, запрещено такое использование, в результате которого электронная книга, ее часть, фрагмент или элемент станут доступными ограниченному или неопределенному кругу лиц, в том числе посредством сети интернет, независимо от того, будет предоставляться доступ за плату или безвозмездно. Копирование, воспроизведение и иное использование электронной книги, ее частей, фрагментов и элементов, выходящее за пределы частного использования в личных (некоммерческих) целях, без согласия правообладателя является незаконным и влечет уголовную, административную и гражданскую ответственность. * * * Мы посвящаем эту книгу нашим детям – Алексу и Ники Тапскотт и Иммануилу Уильямсу. Надеемся, что эта книга позволит нашему поколению открыть экономику для вашего Предисловие В конце 2006 года, на той же неделе, когда наша книга «Викиномика» вышла в свет, журнал Time выбрал в качестве персоны года не конкретного человека, а «You (Ты)» – символического участника Сети, принимающего активное участие в ее развитии. Эта акция Time в полной мере отразила взрывообразный рост социальных сетей. Онлайновый ресурс MySpace рос на два миллиона новых пользователей в неделю (с учетом уже имевшихся двухсот миллионов пользователей сайт имел все шансы получить до полумиллиарда участников). Большинство учащихся старших классов в США зарегистрировали свои странички на Facebook. Каждую секунду возникал новый блог, и этот процесс не прекращался ни днем ни ночью. Казалось, что люди, объединенные символическим словом «You», действительно изменяли окружающий мир. Мы испытывали огромное волнение, выпуская книгу в свет в столь значительный исторический момент. Но, вспоминая наше тогдашнее состояние, мы удивляемся, насколько все выглядит по-другому сейчас по сравнению с 2006 годом. В «Викиномике» мы писали, что Интернет больше не означает обычное блуждание по Сети, создание онлайнового сообщества садоводов или размещение любительского видео на YouTube. «Контент, создаваемый пользователями» и «социальные сети» являются лишь верхушкой айсберга. Возникало нечто новое – новый способ производства. Благодаря Веб 2.0, компании начинают планировать, создавать дизайны, развивать и распространять свои продукты и услуги совершенно новыми способами. Старые схемы, согласно которым вы должны были привлекать, развивать и удерживать самых ярких и лучших сотрудников внутри границ вашей собственной организации, перестают работать. С учетом постоянно снижающихся издержек сотрудничества, компании могут все чаще брать идеи, инновации и пользоваться уникальными способностями людей, находящихся в некоем глобальном контейнере талантов. Наши предположения о том, что корпорации должны будут пройти период значительнейших изменений в кратчайшие сроки, находят все больше практических подтверждений. Влияние выпущенной нами книги оказалось достаточно заметным. Само понятие викиномики вошло в лексикон многих людей. Слово используется совершенно по-разному, так, как мы даже и не предполагали. Наша концепция обсуждается многими – начиная от градостроителей и заканчивая христианами-фундаменталистами. На сайте My.barackobama.com появилась дискуссионная группа «Викиномика для Обамы». Во многих странах значительные группы людей и компаний используют викиномику для формирования сообществ и коллаборативных[1 - Collaborative (англ.) – основанный на сотрудничестве или совместной работе. От collaborate – работать совместно, сотрудничать.] инноваций. По мнению газеты Sunday Times, «викиномика является новой силой, позволяющей объединить людей в сети для создания гигантского мозга»[2 - Martin Wroe, «200 Million Heads Are Better Than One, so Join the Crowd», The Sunday Times (2 сентября 2007 г.).]. Движение по предотвращению глобального потепления является прекрасным примером массового сотрудничества в действии. Мы находимся на пороге чего-то беспрецедентного: благодаря Веб 2.0, весь мир впервые в истории начинает сотрудничать по одному и тому же вопросу – изменению климата. Климатические изменения все чаще перестают быть предметом обсуждения отдельных групп, и очевидно, что в благоприятном разрешении этого вопроса заинтересованы все жители планеты. И вот, впервые в истории, мы получаем единую глобальную, мультимедийную, доступную, многостороннюю систему коммуникации, основной задачей которой становится поиск консенсуса. В мире появляются сотни, а возможно, и тысячи групп, включающих в себя и ученых, и школьников, которые хотят что-то сделать для решения проблемы избыточных выбросов углекислого газа. Наличие новых мощных инструментов для массового сотрудничества сможет, в буквальном смысле слова, спасти планету. Разумеется, новые парадигмы приводят и к определенному смущению и дезориентации. Часто их встречают холодно, иногда над ними смеются или высказывают по отношению к ним враждебность. Происходит столкновение различных интересов. Лидеры прошлых времен с огромным трудом воспринимают новое. Очевидно, что у «Викиномики» есть свои критики. К примеру, Николас Карр, бывший редактор журнала Harvard Business Review, написал статью «Невежество толп»[3 - The Ignorance of Crowds.], в которой подверг критике нас и других пропагандистов массового сотрудничества. Карр полагает, что «производство на равных можно рассматривать, скорее, как улучшение старого, а не изобретение нового. Это – оптимизированная модель, а не заново изобретенная»[4 - Nicholas G. Carr, «The Ignorance of Crowds», strategy+business, issue 47 (лето 2007 г.).]. Далее он приходит к заключению: только сравнительно небольшая и организованная по формальному признаку группа талантливых профессионалов способна привести к прорывному результату. Однако наша книга «Викиномика» показывает, что эта точка зрения бесконечно далека от истинного положения вещей. Некоторые из самых динамичных и восхитительных продуктов и услуг нашего времени были созданы командами, численность которых составляет тысячи или даже миллионы участников. Система Linux – одна из ведущих мировых операционных систем – разрабатывалась самым крупным и самым опытным сообществом разработчиков в мире. У Linux нет штатных сотрудников, опционов на покупку акций, корпоративной штаб-квартиры или льгот типа бесплатной стрижки в парикмахерской. Однако в разработке прямо сейчас находится более 150 тысяч открытых для участия проектов по созданию программ, и эффект от многих из них окажется крайне значительным. Похожие сообщества производителей на равных заставляют меняться многие отрасли, включая издательское дело, средства массовой информации, развлекательную индустрию, финансовые услуги и производство. Другие критики называют Викиномику новой формой «онлайнового коллективизма», угрожающего нашей экономике и культуре. В книге «Культ любителя: как Интернет убивает нашу культуру» мыслитель Эндрю Кин[5 - Andrew Keen.] пускается в рассуждения о том, что мир находится по уши во всяческой бессмыслице – все из-за того, что с помощью Интернета[6 - The Cult of the Amateur: How Today’s Internet Is Killing Our Culture.] легко пропагандировать абсолютно любые идеи. Автор жалуется на то, что тиражи газет снижаются, в то время как внимание аудитории приковывается к роликам, размещенным на YouTube и показывающим несчастные случаи со скейтбордистами. Кин вспоминает добрые старые деньки – времена, когда лишь толковые люди, обладавшие высокой степенью доверия, имели доступ к созданию прессы и радиопередач. Он считает, что здоровому обществу необходимы привратники. Только в этом случае мы можем обеспечить качество. Иными словами, телевизионные рекламные ролики будут и дальше создаваться опытными и талантливыми режиссерами, а внимание зрителей не будет отвлекаться на жалкие любительские работы, используемые компаниями, стремящимися сэкономить на создании ролика. Как ни странно, но критика Веб 2.0 со стороны Кина может быть повернута и в обратную сторону – в мир профессиональной издательской деятельности (в котором работают профессиональные редакторы, корректоры и люди, проверяющие факты), в мир информационных технологий и баз данных, в мир инжиниринга бизнес-процессов, традиционных систем вознаграждения и привычных корпоративных иерархий. Как показало недавнее исследование журнала Nature, все наши системы создания знаний полны недостатков. В Энциклопедии «Британника» можно найти примерно столько же ошибок, сколько в Википедии – однако разница в том, что гибкая система создания Википедии и наличие целой армии добровольцев позволяют быстро исправить выявляемые ошибки. Пользователи не тонут в информации и комментариях, основанных на тех или иных фактах. Присущий прежним временам монолог заменяется широкими и разнообразными обсуждениями, в которых можно услышать миллиарды голосов. Некоторые критики считали, что Викиномика – в которой особое внимание уделяется широкому использованию объектов интеллектуальной собственности – сродни коммунизму, а следовательно, подрывает законные права компаний на извлечение прибыли. Кое-кто считает, что мы пропагандируем «экономику бесплатного», в которой корпорации эксплуатируют добровольцев, чьи услуги не оплачиваются. Немногие из этих критиков замечают, что большинство участников сообществ производителей на равных извлекают из такого сотрудничества прибыль. Иногда она выражается в денежной форме, а иногда – в использовании полученного опыта для карьерного продвижения или расширения сети контактов. Большинство программистов системы Linux получают плату за свою работу, например, от крупных компаний типа IBM или Intel, взявших на себя обязательство по их поддержке. Не так давно YouTube начала делиться доходами от рекламной деятельности с пользователями, размещающими наиболее популярные материалы. Ученые, решающие проблемы в рамках InnoCentive, получают за свои толковые решения от 10 тысяч до 1 миллиона долларов. В каждой седьмой модели массового сотрудничества, описанной в этой книге, в выигрыше оказываются как отдельные участники, так и компании. Мы признаем, что достижение успеха, возможного при использовании викиномики, не будет легким или автоматическим. Лидеры компаний должны перестроить свою систему мышления и начать по-новому думать о мире бизнеса. Им следует сопротивляться искушению выстроить баррикады и начать бороться в рамках своей отрасли с силами, ведущими к самоорганизации. Когда Джонатан Шварц вступил в должность генерального директора компании Sun Microsystems, переживавшей сложные времена, он решил, что каждый сотрудник должен завести блог. Юридический и PR-отделы компании пришли от этого решения в ужас – любой сотрудник компании в любой момент времени мог издать подобие пресс-релиза. Однако за три года, прошедших с этого момента, подобная проблема с блогерами Sun не возникала ни разу, несмотря на то, что деятельность блогеров управлялась с помощью нескольких простых правил: «не делайте глупостей», «пишите о том, в чем разбираетесь», «сделайте свое сообщение интересным». Для того чтобы предпочесть доверие контролю, требуется новый тип лидера. В случае Sun мышление в стиле викиномики позволило компании вновь стать одним из крупнейших игроков на рынке информационных технологий. Викиномика, поддерживаемая почти миллиардом пользователей онлайн-сетей, провозглашает беспрецедентные возможности. Массовое сотрудничество не только является важнейшей движущей силой успеха на рынках сегодняшнего дня. Оно также помогает изменить сами способы проведения научных работ, создания объектов культуры, информирования и образования, даже управления нашими сообществами и государствами. Сетевые модели сотрудничества и инноваций могут обогатить готовых к этому менеджеров новыми возможностями по раскрытию человеческого потенциала. Однако для того, чтобы преуспеть, необходимо бросить вызов принятым точкам зрения на ведение бизнеса, свойственным компаниям с мышлением прошлого века. Организации, способные принять на вооружение принципы викиномики, преуспеют и достигнут успеха – не говоря уже о том, что они будут заниматься поистине благими делами. Мы надеемся, что вы и ваша организация стоите на правильном пути.     Дон Тапскотт, Энтони Уильямс,     декабрь 2007 года Вступление На протяжении всей истории компании организовывались согласно жесткой иерархии полномочий. Каждый участник организации был кому-то подотчетен: работники – менеджеру, специалисты по маркетингу – клиентам, производственный отдел – субподрядчикам в рамках производственной цепи, а компании – обществу в целом. Всегда на вершине пищевой цепочки находился человек или организация, контролирующие процесс. И хотя иерархии не исчезают, глубокие изменения в самой природе технологии, демографии и глобальной экономики позволяют развиться новым сильным моделям производства, основанного на сообществе, сотрудничестве и самоорганизации, а не иерархии и контроле. В наши дни уже миллионы людей пользуются блогами, чатами и подкастами для того, чтобы присоединить свой голос к шумному потоку обсуждений и споров, называемому блогосферой. Работники компаний улучшают производительность, сотрудничая со своими коллегами из других отделов вне организационных границ и создавая то, что мы называем «рабочим пространством в стиле вики». Покупатели превращаются в «просьюмеров»[7 - Prosumer, от professional либо producer + consumer.], не просто потребляющих конечный продукт, а участвующих в его создании. Так называемые «цепочки снабжения» работают гораздо лучше, когда риск, награда и способность завершить крупный проект – включая такие сложные объекты, как автомобили, мотоциклы или самолеты – распределяются по планетарной сети партнеров, работающих на равных. Умные компании не борются, а, напротив, поощряют усиливающийся рост онлайн-сообществ, многие из которых возникли в недрах Сети и способны привлекать миллионы участников практически за один день. Даже прямые конкуренты успешно сотрудничают друг с другом в развитии прогрессивных научных инициатив, ускоряющих темпы развития их отраслей. По сути дела, с ростом количества компаний, замечающих преимущества массового сотрудничества, подобный способ организации постепенно заменит традиционные корпоративные структуры и станет новым типом двигателя экономики, создающей благосостояние. Эта новая модель уже перешагнула границы таких прогрессивных отраслей, как разработка программного обеспечения, музыкальная индустрия, издательское дело и фармацевтика, – практически ее можно встретить в любой части глобальной экономики. Однако с развитием этого процесса многие менеджеры приходят к мысли, что новая модель массовой коммуникации является в значительной степени безжалостной. Некоторые критики считают такие успешные проекты «с открытым кодом доступа», как Linux или Википедия, атакой на легитимные права компаний и их потребность в извлечении прибыли. Другие же расценивают массовое участие в экономике как угрозу самому их существованию (кто-нибудь из вас покупал в последнее время компакт-диски?). В нашей книге мы рисуем картину, отчасти отличающуюся от этих взглядов. Безусловно, существуют примеры боли и страдания в отраслях и среди фирм, не способных пока уловить новую экономическую логику. Однако последующие страницы наполнены историями о том, как обычные люди и компании объединяются невероятным образом, а в результате достигают успеха и стимулируют инновации. Некоторые из этих историй связаны с взрывообразным ростом таких уникальных проектов, как MySpace, InnoCentive, Flickr, Second Life, YouTube и проект «Геном человека». Такие организации используют массовое сотрудничество, создавая реальную ценность для участников, в результате чего достигают феноменального успеха. Извлечь преимущества из новой парадигмы бизнеса удается и многим зрелым фирмам, о которых мы тоже расскажем. Такие компании, как Boeing, BMW и Procter & Gamble, присутствуют на рынке уже добрую половину века. Но тем не менее этим компаниям и их лидерам удается использовать сотрудничество и самоорганизацию как способы снижения издержек, ускорения инноваций, совместного творчества с клиентами и партнерами, – а в целом, для того, чтобы успешно ввести свои компании в деловую среду XXI века. Сама эта книга была создана в результате долгосрочного сотрудничества. За последние несколько лет команда New Paradigm провела несколько крупных исследований среди множества клиентов для того, чтобы понять, каким образом новая Сеть (иногда называемая Веб 2.0 или Web 2.0) меняет корпорации и как в новых условиях компании занимаются инновациями, выстраивают отношения, создают рынки и конкурируют. Одно из наших исследований стоимостью 3 миллиона долларов, проведенное в 2000–2001 годах, было посвящено изучению роста мобильного и всепроникающего Интернета и его влияния на бизнес-модели[8 - Исследовательский проект The Hypernet Revolution проводился Тимом Уорнером (Tim Warner) под руководством Дэвида Тиколла (David Ticoll) и Дона Тапскотта (Don Tapscott) в рамках проекта Digital 4Sight. Спонсорами проекта выступили двадцать пять крупных корпораций.]. В 2003 году мы изыскали 2 миллиона долларов для изучения степени прозрачности рынка, возникающей вследствие появления Интернета – новой силы, благоприятствующей компаниям с широко разветвленными сетями отношений[9 - Leadership in the Networked Economy, проект с бюджетом 2 миллиона долларов, проводится Доном Тапскоттом (Don Tapscott) и Энтони Уильямсом (Anthony Williams) при активном спонсорстве двенадцати компаний.]. В 2004–2005 годах в рамках исследовательской программы стоимостью 4 миллиона долларов мы изучили, каким образом новые технологии и модели сотрудничества изменяют формы бизнеса и динамику конкуренции[10 - Проект Information Technology and Competitive Advantage, проводившийся Доном Тапскоттом (Don Tapscott), Дэвидом Тиколлом (David Ticoll), Джоан Бигхэм (Joan Bigham) и Майком Довером (Mike Dover) в период между сентябрем 2004 г. и декабрем 2005 г., спонсировался двадцатью двумя глобальными корпорациями.]. Итоги такой работы являются удивительными и крайне позитивными. Теперь миллиарды людей, связанных между собой, способны активно участвовать в инновациях, создании ценности и социальном развитии. Они могут делать это таким образом, о котором раньше оставалось только мечтать. Сотрудничество огромных масс людей позволяет развивать искусство, культуру, науку, образование, деятельность правительственных учреждений и экономику удивительным, но крайне прибыльным образом. Компании, сотрудничающие с сетевыми сообществами, уже пожинают приятные плоды общего гения и коллективных возможностей. Для достижения успеха более недостаточно простого усиления существовавших стратегий управления. Лидеры должны начать думать по-другому о способах конкуренции и извлечения прибыли. Они должны поощрять новое искусство и науку сотрудничества, которую мы называем викиномикой. Это – больше чем просто открытый исходный код, социальная сеть, краудсорсинг[11 - Crowdsourcing – работа над проектами неоплачиваемых любителей в свободное время.], смартмобы[12 - Smart mobs – самоструктурирующиеся социальные организации, использующие прогрессивные технологические достижения.], групповая мудрость или другие понятия, лишь отчасти связанные с предметом обсуждения. Мы скорее говорим о глубоких изменениях в структуре и образе действий компании и экономики в целом, основанных на таких новых принципах конкуренции, как открытость, пиринг, доступ и умение делиться и деятельность на глобальном уровне. Результаты глубокого исследования доступны всем участникам, предоставившим информацию, включавшую более сотни подробных отчетов и бесконечное множество протоколов и материалов брифингов, семинаров и симпозиумов. Наша работа с компаниями-участниками вдохновила нас посвятить выходные и вечера написанию книги, которая перенесла бы результаты нашей работы на новый уровень и подвигла бы еще большую аудиторию на использование описанных нами идей, структур и принципов. Мы провели более сотни интервью с основными участниками этой новой революции. Если в ссылках не указано иное, все цитаты в книге взяты из этих интервью. Нам, как авторам, удалось при написании этой книги узнать кое-что новое о сотрудничестве. Мы писали части книги на разных континентах, когда Дон в основном работал в Торонто, Канада, а Энтони основную часть времени проводил в Лондоне, Великобритания. Одновременно работая над книгой, мы активно пользовались Skype, беседовали, обменивались материалами, а иногда замолкали, чтобы не мешать другому. Иногда нам казалось, что мы сидим в одной комнате. Мы также активно общались более чем с сотней ведущих ученых и практиков. В конце книги мы благодарим их за огромный вклад в то, что эта книга увидела свет. Однажды, когда нам потребовалось найти для книги отличный подзаголовок, лучшее, что мы смогли придумать, это устроить по этому поводу открытую дискуссию в Сети. Уже через 24 часа в нашем распоряжении было несколько десятков классных вариантов подзаголовка; самые интересные из них мы разместили на странице подзаголовков. Глава 1 Викиномика Искусство и наука производства на равных Однажды вечером обычного для Канады сурового зимнего дня Роб Макюэн, руководитель компании Goldcorp Inc., стоял во главе стола в зале заседаний, заполненном геологами – руководителями подразделений компании. Новость, которую он должен был им сообщить, была плохой. Точнее, она была ужасной, и Макюэн едва сдерживал свое огорчение. Небольшая компания, расположенная в Торонто, с трудом сводила концы с концами, постоянно сталкиваясь с забастовками, просроченными долгами и чрезвычайно высокими производственными издержками, заставившими компанию прекратить работы в рудниках. Рыночные условия сложно было назвать благоприятствующими. Рынок золота сокращался, и большинство аналитиков предполагали, что рудник в Ред-Лейк, Онтарио, разрабатывавшийся компанией в течение последних пятидесяти лет, вот-вот иссякнет. Ничто не предвещало наличия там новых залежей золота, и казалось, что рудник, а вместе с ним и сама компания близки к закрытию. Напряжение нарастало. У Макюэна отсутствовал реальный опыт работы в золотодобыче, да и в целом в добывающей промышленности. Тем не менее этот молодой менеджер, управлявший взаимным фондом, ввязался в битву по приобретению компании и стал основным владельцем Goldcorp Inc. Немногие из находившихся в зале верили, что именно Макюэн сможет спасти компанию. Но Макюэн отмел все сомнения. Обратившись к геологам, он сказал: «Мы должны найти новые залежи в руднике, и мы сегодня не уйдем отсюда, пока у нас не будет плана поиска». По завершении встречи он передал геологам 10 миллионов долларов на дальнейшие разработки и отправил их собирать вещи для поездки в Северное Онтарио. Большинство сотрудников сочли Макюэна сумасшедшим, однако исполнили его указания и начали бурить на самых глубоких и удаленных участках рудника. Удивительно, но спустя несколько недель они, гордые, вернулись в штаб-квартиру Goldcorp с великолепной новостью: результаты тестового бурения дали основание предполагать, что рудник содержит новые залежи, а их объем в тридцать раз превышает текущий объем добычи! Открытие было удивительным и вряд ли могло быть более своевременным. Однако, к великому разочарованию Макюэна, последующие поиски не позволили геологам точно указать размер месторождения и его местонахождение. Макюэн считал крайне важным сделать отрасли, основанной на принципах старой экономики, прививку настойчивости, присущей современному рынку. В 1999 году, все еще не до конца понимая, что будет дальше, Макюэн решил посвятить некоторое время личностному развитию. Как-то, находясь на конференции молодых руководителей компаний в Массачусетском технологическом институте, он присутствовал при обсуждении примера, связанного с Linux. Сидя в лекционной аудитории, Макюэн внимательно слушал замечательную историю о том, как Линус Торвальдс с группой программистов-добровольцев занимался разработкой компьютерной операционной системы мирового класса через Интернет. Лектор рассказал о том, как Торвальдс открыл код для всего мира, что позволило тысячам анонимных программистов принять участие в разработке и внести свой вклад в создание системы. Макюэн почувствовал, что прозрел, и поудобнее устроился в кресле, чтобы все хорошенько обдумать. Если сотрудникам Goldcorp самим не удалось найти в Ред-Лейк золото, то, возможно, это мог бы сделать кто-то другой. И, возможно, для того чтобы найти таких способных людей, компании следовало бы открыть процесс добычи, так же как Торвальдс открыл исходные коды Linux. Макюэн поспешил обратно в Торонто, чтобы представить свою идею старшему геологу. «Я хочу взять все наши геологические данные с 1948 года, поместить их в один файл и поделиться этим файлом со всем миром, – заявил он. – А затем мы попросим весь мир сказать нам, где именно нужно найти очередные 6 миллионов унций золота». Макюэн увидел в таком подходе возможность привлечь некоторые лучшие умы в отрасли. Вполне понятно, сами сотрудники компании отнеслись к его идее достаточно скептически. Добывающая промышленность любит хранить секреты, а помимо самих добываемых ископаемых самым ценным и хранимым ресурсом являются геологические данные. Это чем-то напоминает секрет Cadbury: компании крайне неохотно делятся такими секретами с кем-то еще. Сотрудники Goldcorp не были уверены в том, что всемирное сообщество геологов откликнется на призыв Goldcorp таким же образом, как программисты – на призыв Линуса Торвальдса. Более того, их беспокоило то, как результаты конкурса могут сказаться на их собственной судьбе, с учетом того, что они сами оказались неспособны найти новые залежи. Оглядываясь назад, Макюэн признает, что его стратегия была неоднозначной и рискованной. «Мы атаковали фундаментальное положение: вы никогда и никому не раздаете данные о своей собственности, – говорит он и тут же добавляет: – Это настолько незыблемо, что никто и никогда не подвергал это сомнению». Как бы то ни было, Макюэн принял решение реализовать свою идею. В марте 2000 года компания запустила программу Goldcorp Challenge, в рамках которой участники, предложившие наилучшие методы и расчеты, могли претендовать на часть призового фонда, составлявшего 575 тысяч долларов. Вся информация до мелочей (объем которой составил около четырехсот мегабайт) об объекте собственности размером в 55 тысяч акров была размещена на сайте Goldcorp. Новость о конкурсе быстро распространилась по Сети, и к изучению данных приступило более тысячи виртуальных конкурсантов из пятидесяти стран мира. Прошло некоторое время, и в головной офис Goldcorp устремился поток ответов со всего мира. Как и предполагалось, геологи активно включились в процесс. Однако ответы поступали и из совершенно неожиданных источников – от студентов, консультантов, математиков, военнослужащих, каждый из которых хотел внести свою лепту. «Прикладная математика, прикладная физика, системы искусственного интеллекта, компьютерная графика, органические решения для неорганических проблем. Я никогда не видел, чтобы в отрасли использовался столь широкий инструментарий для решений, – говорит Макюэн. – Когда я увидел компьютерную графику, я чуть не упал со стула». Участники конкурса определили сто десять целей на участке в Ред-Лейк, причем 50 % из них не были ранее обозначены самой компанией. Свыше 80 % новых целей оказались результативными и позволили добыть значительные объемы золота. Фактически с момента объявления конкурса компании удалось изыскать месторождения поразительно большого объема – в 8 миллионов унций. По подсчетам Макюэна, в результате творческого сотрудничества удалось снизить срок изыскательских работ на два-три года. В наши дни Goldcorp пожинает плоды своего метода открытого подхода к изыскательской деятельности. Конкурс позволил добыть значительный объем золота и почти мгновенно превратил убыточную компанию с оборотом 100 миллионов долларов в гиганта с оборотом 9 миллиардов, а почти незаметную шахту в Северном Онтарио – в одно из наиболее инновационных и прибыльных месторождений во всей отрасли. Стоит ли говорить, что Макюэн счастлив. Счастливы и акционеры компании. Сто долларов, вложенные в компанию в 1993 году, могли бы к сегодняшнему дню превратиться в 3 тысячи. Возможно, едва ли не самым главным уроком Goldcorp Challenge явилось то, что необычный подход к изысканиям в рамках до сих пор консервативной и закрытой отрасли может быть вполне оправдан. Сделав публичной информацию о своей собственности, Роб Макюэн изменил общий тренд развития отрасли, но одновременно он смог превратить неповоротливый процесс геологических изысканий в современный механизм поиска золота, который дал возможность привлечь группу наиболее талантливых специалистов в этой области. Макюэн смотрел на вещи по-новому. Он понял, что лучшие мыслители, способные на открытия, могут находиться за пределами его собственной организации. Поделившись с ними некоторой интеллектуальной собственностью, взамен он приобретал силу и способности коллективного гения. Действуя таким образом, он смог на практике столкнуться с будущим инноваций, бизнеса и новым процессом создания ценности и всего остального. Добро пожаловать в мир викиномики, в котором массовое сотрудничество способствует изменению каждого общественного института. НОВЫЙ МИР ВИКИНОМИКИ Вследствие глубоких изменений в технологии, демографии, бизнесе, экономике и мире в целом мы вступаем в новую эру, когда степень участия людей в экономике велика, как никогда раньше. Такая более высокая степень участия достигла очередной стадии, при которой новые формы массового сотрудничества меняют процессы изобретения, производства, продвижения и дистрибьюции товара на всем глобальном рынке. Такие изменения предоставляют любой компании или человеку, вовлеченному в процесс, большие перспективные возможности. В прошлом сотрудничество носило локальный характер. Оно происходило между семьями, друзьями, соседями, участниками небольших сообществ, в том числе отделов на работе. Крайне редко такое сотрудничество носило массовый характер, и обычно это случалось в периоды всплесков политической активности. Вспомните протесты против войны во Вьетнаме или совсем недавние акции антиглобалистов в Сиэтле, Турине и Вашингтоне. Никогда раньше у отдельных личностей не было возможности соединиться в гибкие сети единомышленников для постоянного и мобильного производства товаров или услуг. Большинство людей следовали ограниченной экономической роли, выступая в качестве пассивных потребителей массовой продукции или сотрудников, захваченных организационной бюрократией и исполнявших в ее рамках приказы руководителя. Даже избранные ими самими представители с трудом скрывали свое пренебрежение к участию в процессе формулирования решений снизу вверх. В целом можно сказать, что огромная масса людей была исключена из процесса обмена знаниями, властью и капиталом, а следовательно, и из распределения экономических результатов. В наши дни все изменилось. Доступность информационных технологий растет, предоставляя инструменты сотрудничества, создания ценности и конкуренции практически каждому. Это дает возможность людям свободно участвовать в процессе инноваций и создания ценности в каждой экономической отрасли. Миллионы людей уже объединяют свои усилия в самоорганизующихся союзах, создающих динамичные новые продукты и услуги и бросающих тем самым вызов крупнейшим и богатейшим компаниям мира. Такая новая модель инноваций и создания ценности получила название «peer production»[13 - Peer (англ.) – ровня, равный (по положению, способностям).], или пиринг-модель[14 - Peering (англ.) – взаимодействие на равных, равноправный информационный обмен.] (далее по тексту также «производство на равных»). Она описывает, что происходит, когда массы людей и компаний свободно сотрудничают для продвижения инноваций и стимулирования роста в своих отраслях[15 - Термин «производство на равных» («peer production») был предложен Йохаи Бенклером (Yochai Benkler), преподавателем Йельского университета. См. также Yochai Benkler, «Coase’s Penguin, or, Linux and the Nature of the Firm», Yale Law Journal, том 112 (2002–2003). В книге мы используем термины «производство на равных» и «массовое сотрудничество» в качестве синонимов.]. Некоторые примеры производства на равных уже приобрели повсеместную известность. По состоянию на август 2006 года, экстравагантный сетевой проект MySpace обрел 100 миллионов пользователей и рос на полмиллиона каждую неделю, имея основным двигателем размышления, связи и профили участников. MySpace, YouTube, Linux и Википедия – примеры массового сотрудничества – это только начало; это лишь несколько первых букв первой главы многотомной саги, которая изменит принципы работы экономики. На последующих страницах книги мы опишем семь уникальных форм производства на равных, делающих экономику динамичной и производительной. На протяжении всей книги мы будем рассказывать читателям истории и давать советы тем бизнесменам, которые хотели бы применить эту новую силу для развития собственного бизнеса. Эра участия Их можно назвать «оружием массового сотрудничества». Новые низкозатратные инструменты сотрудничества – начиная с бесплатной интернет-телефонии и заканчивая программами с открытым доступом, предназначенными для создания глобальных аутсорсинговых платформ, – позволяют многим тысячам отдельных людей и небольших компаний совместно создавать продукты, выходить на новые рынки и поражать клиентов способами, ранее доступными лишь крупным корпорациям. Это делает возможным появление новых форм сотрудничества и бизнес-моделей, которые обогатят готовые к этому компании и разрушат те, что не смогли адаптироваться. Переворот, происходящий прямо сейчас в средствах массовой информации и индустрии развлечений, дает понимание того, как массовое сотрудничество способно перевернуть с ног на голову целую индустрию. Заслуженные гуру, бывшие бастионом «профессионализма», вынуждены делить сцену с творцами-«любителями», постоянно нарушающими их покой. Десятки миллионов людей делятся новостями, информацией и точками зрения в блогосфере, самоорганизующейся сети, состоящей из более чем 50 миллионов персональных сайтов и ежесекундно обновляющейся[16 - По данным ресурса Technorati.com (http://technorati.com/), оценивающего зарегистрированные блоги. Реальное количество, включающее незарегистрированные блоги, гораздо выше.]. Некоторые крупные веблоги (также для краткости называемые блогами) ежедневно посещаются полумиллионом пользователей[17 - На момент написания этой книги среднесуточное количество посетителей сайта Boing Boing составляло 750 тысяч человек.], то есть количество их читателей превышает тиражи многих ежедневных газет. Появившиеся в последнее время аудиоблоги, подкасты и блоги, на которых размещаются фотографии с мобильных телефонов, способствуют развитию динамичного, ежеминутно обновляющегося потока новостей, передающихся от человека к человеку, и свободному распространению информации через Интернет. Уже сейчас люди могут делиться знаниями, вычислительными мощностями, каналами доступа в Интернет и другими ресурсами, что позволяет создать широкий ряд бесплатных и открытых для доступа товаров и услуг, которые могут модифицироваться или использоваться каждым участником. Более того, участие в таких системах является достаточно незатратным, что делает коллективные действия еще более привлекательными. По сути, производство на равных является социальной деятельностью. Все, что вам нужно для входа в проект, – это компьютер, связь с Сетью и некоторая степень инициативности и креативности. Такие новые союзы не только обслуживают коммерческие интересы, но и позволяют людям безвозмездно заниматься некоторыми вещами, например содействовать лечению генетических заболеваний, предсказывать глобальные климатические изменения, находить новые планеты и звезды. К примеру, исследователи в Olson Laboratory используют мощный суперкомпьютер для изучения прототипов лекарств, способных когда-нибудь излечить СПИД. Но это не обычный компьютер. Разрабатываемая исследователями инициатива, получившая название FightAIDS@home, является частью World Community Grid – глобальной сети, миллионы участников которой предоставляют с помощью Интернета свободные мощности своих компьютеров для того, чтобы сформировать одну из самых мощных в мире компьютерных платформ. Эти изменения наряду с другими направляют нас в новый мир, в котором знания, власть и производственные мощности будут распределены больше, чем когда-либо в истории, – мир, в котором новая ценность будет создаваться быстро, изменчиво и прерывисто. Это мир, в котором выживут только те, кто связан с другими. Грядет перераспределение власти, и все больше проявляется новое правило бизнеса: «Войди в новые связи или умри». Те, кто не сможет соответствовать новой доктрине, обнаружат, что находятся в еще большей изоляции – они отрезаны от сетей, внутри которых создается новая ценность распределения, адаптации и обновления знания. Это может показаться преувеличением, но это именно так. Давайте рассмотрим некоторые пути, следуя которым самые обычные люди могут участвовать в деятельности глобального экономического организма. Вместо того, чтобы читать книгу, вы можете сами написать ее. Для этого вам достаточно просто зарегистрироваться на сайте Википедии – онлайновой энциклопедии, никому не принадлежащей и создаваемой десятками тысяч энтузиастов. Сайт обслуживают всего пять штатных сотрудников, а объем энциклопедии уже в десять раз больше, чем у Энциклопедии «Британника» при сопоставимой степени корректности данных[18 - Jim Giles, «Internet encyclopedias go head to head», Nature, том 438 номер 531 (15 декабря 2005 г.) www.nature.com/news/2005/051212/full/438900a.html (http://www.nature.com/news/2005/051212/full/438900a.html).]. Сайт использует вики – программный продукт, позволяющий пользователям редактировать содержание веб-страниц. Несмотря на риски, присущие открытой для редактирования энциклопедии, в которую каждый может добавить свою точку зрения, и постоянные битвы с клеветниками и диверсантами, Википедия продолжает расти в объеме, качестве и количестве посещений. Англоязычная версия энциклопедии уже сейчас насчитывает больше миллиона статей, а количество родственных сайтов на других языках – от польского и японского до иврита и каталанского, равно девяноста двум. Другой пример – химия. Если вы занимаетесь или занимались химией и являетесь, к примеру, пенсионером, сотрудником с неполной занятостью или студентом, ваша помощь может понадобиться компании Procter & Gamble. Скорость развития инноваций в ее отрасли за последние пять лет удвоилась, и компании для удержания лидирующих позиций уже недостаточно армии из 7,5 тысяч штатных исследователей. Вместо того, чтобы нанять еще больше исследователей, руководитель компании Эй. Джи. Лэфли[19 - A. G. Lafley.] дал указание руководителям подразделений использовать для получения идей относительно новых продуктов или услуг внешние ресурсы и сделать так, чтобы этот источник приносил не менее 50 % всех новых идей. Теперь вы можете работать на P&G, не являясь штатным сотрудником. Просто зарегистрируйтесь в сети InnoCentive, где вам и 90 тысячам других ученых предоставляется возможность за вознаграждение помочь компании решить ее задачи или проблемы в области исследовательской работы. InnoCentive представляет собой лишь один из революционных рынков, на котором происходит встреча ученых с задачами, стоящими перед компаниями, находящимися в поиске инноваций. P&G и тысячи других компаний ищут на таких рынках новые идеи, изобретения и уникальные мозги, способные создать новую ценность в уже существующих условиях. Точно так же могут действовать специалисты в области СМИ. Вместо того, чтобы просто потреблять телевизионные новости, вы получаете шанс создавать их сами вместе с тысячами независимых непрофессиональных журналистов, ставящих профессию с ног на голову. Вы устали от знакомых лиц и пустых разговоров на экране? Выключите телевизор, возьмите камеру и недорогое программное обеспечение для редактирования видео – теперь вам под силу выпускать собственные новости для Current TV, новой национальной кабельной и спутниковой сети, содержание программ которой полностью создается непрофессиональными участниками. Хотя эта работа делается добровольно и не оплачивается, содержание оказывается на удивление достойным. Current TV обеспечивает участников онлайновыми учебными материалами по управлению камерой, а также делится различными техническими деталями. Информация о технологии создания сюжетов позволит участникам легко включиться в работу. Зрители голосуют за то, какие сюжеты достойны трансляции, в результате чего получают только самые захватывающие материалы в прайм-тайм. И наконец, молодой человек из Индии, Китая, Бразилии или житель любой активно развивающейся восточноевропейской страны способен в наши дни делать то, о чем его родители могли только мечтать, а именно: вступить в глобальную экономику в качестве равноправного участника. Вы можете работать в колл-центре в Бангалоре, принимая заказы для придорожного ресторана в Лос-Анджелесе. Или вы можете обнаружить себя в новом корпоративном городе компании Foxconn в китайской провинции Шеньжень, где всего лишь десять лет назад крестьяне пахали землю с помощью рогатого скота. Сегодня же в огромном высокотехнологичном лагере Foxconn работают, живут, учатся и развлекаются свыше 180 тысяч разработчиков и производителей бытовой электроники для тинейджеров всего мира. Игрокам любой отрасли подобное изобилие участников и возможностей для сотрудничества представляется одновременно бодрящим и пугающим. По мнению руководителя New Paradigm Дэвида Тиколла, «не все примеры самоорганизации являются плодотворными или работоспособными. В каждой отрасли развитие возможностей для самоорганизующегося сотрудничества может быть полезным, нейтральным или опасным с точки зрения конкуренции для каждой отдельной компании, а возможно, противоположные факторы будут действовать на нее одновременно в разных пропорциях». Например, для традиционных «бумажных» издательств наступили тяжелые дни. Блоги, статьи в Википедии, чаты, поисковые машины, рекламные аукционы, пиринговые сети и персональные трансляции представляют собой новые способы развлечения, коммуникации и осуществления сделок. В каждом из этих примеров традиционно пассивные потребители информации и рекламы начинают играть активную роль, участвуя в создании ценности. Некоторые из этих инноваций содержат прямую угрозу существующим бизнес-моделям. Издатели музыкальной продукции, книг, фильмов, программного обеспечения и телевизионных программ напоминают канареек в угольных шахтах – именно они первыми страдают от революции, распространяющейся в различных отраслях. Многие признанные титаны индустриальной экономики чувствуют угрозу. Несмотря на героические попытки измениться, они остаются в рамках традиционных схем руководства и контроля. Компании вот уже три десятилетия пытаются изменить свои бизнес-операции с тем, чтобы остаться конкурентоспособными в гиперконкурентной экономике. Они сокращают издержки при любом удобном случае, пытаются стать более «клиентоориентированными», создают глобальные производственные сети и переводят свои исследовательские подразделения в другие страны мира. В наши дни титаны индустриальной эры, к своей великой досаде, начинают понимать, что настоящая революция начинается только сейчас. Теперь они не конкурируют с такими же, как они сами: основным их конкурентом становится соединенная множеством связей бесформенная масса самоорганизующихся личностей, твердо держащих в одной руке свои экономические потребности, а в другой – свою экономическую судьбу. «Мы, Народ»[20 - Первые слова преамбулы Конституции США. – Прим. пер.] – теперь не только выражение из лексикона политиков. В наши дни эта фраза становится многообещающей одой силе «масс»; кроме того, именно это выражение описывает то, как простые люди – работники, потребители, члены сообществ и налогоплательщики – приобретают силу для инноваций и создания ценностей на глобальном уровне. Для умных и толковых компаний подобная вздымающаяся волна массового сотрудничества превращается в отличную возможность. Как показывает история Goldcorp, даже самые что ни на есть старые отрасли могут воспользоваться плодами этой революции для создания ценности непривычным образом. Компании могут сеять семена инноваций вдали от привычных стен и пожинать обильный урожай. На самом деле компании, которые развивают быстрые и основанные на доверии связи с внешними сотрудниками, способны создать гибкие экосистемы бизнеса, что, в свою очередь, позволяет создавать ценность более эффективным образом по сравнению с иерархически организованными структурами. Отдельным личностям и небольшим компаниям предоставляется возможность узреть рождение новой эры, возможно даже золотой эры, такой как итальянская эпоха Возрождения или расцвет афинской демократии. Массовое сотрудничество вне границ, отраслей и культур одновременно приносит экономические выгоды и удовольствие. Мы способны на равных совместно создавать операционные системы, энциклопедии, средства массовой информации, инвестиционные фонды и даже физические объекты, такие как мотоциклы. Мы сами становимся экономикой – гибкой глобальной сетью специализированных производителей, обменивающихся услугами в сфере развлечения, обеспечения средств к существованию и обучения. Возникает новая экономическая демократия, в которой каждому из нас принадлежит ведущая роль. Обещания и опасности Как свидетельствует опыт, первая волна изменений, вызванных появлением Интернета, была несколько переоценена. Трезвый анализ текущего состояния дел показывает, что новая реальность может быть как благом, так и бедствием. Массовое сотрудничество позволяет растущей когорте связанных между собой индивидуумов и организаций создавать уникальное благо и достигать беспрецедентных высот в обучении и научных исследованиях. Если мы будем вести себя по-умному, то сможем применить эту способность, создавая возможности для каждого и бережно относясь к природным ресурсам планеты. Однако новая реальность способна вызвать гигантский переворот, смещение и угрозу для общества, компаний и отдельных людей, неспособных адаптироваться к столь значительным изменениям. Так же, как и в случае предыдущих экономических революций, требования к отдельным личностям, организациям и целым странам будут только нарастать, и их воздействие может оказаться травматичным в ситуациях, когда старые отрасли и привычный уклад будут постепенно уступать место новым процессам, технологиям и моделям бизнеса. Игровое поле открыто; возникающая время от времени необходимость изменений в людях и их способностях удовлетворять постоянно меняющийся рынок потребует от каждого изменить свой карьерный путь и начать его заново. Как показывают недавние события, уменьшающийся, более открытый и взаимозависимый мир может быть динамичным и вибрирующим, однако, с другой стороны, он становится гораздо более уязвимым для террористических атак и деятельности криминальных группировок. Точно так же, как ученые и разработчики программ могут сотрудничать по социально значимым проектам, преступники и террористы могут плести свои заговоры с помощью Интернета с целью разрушения привычного для нас уклада. Массовое сотрудничество, даже основанное на добросовестных намерениях, разумеется, не является панацеей. Люди, организованные в группы для создания продуктов, услуг или объектов развлечения, могут создавать как возможности, так и новые проблемы. Известный ученый в сфере компьютерных технологий, композитор и литератор Джерон Ланье[21 - Jaron Lanier.] выражает свое беспокойство по поводу того, что сообщества типа Flickr, MySpace и Википедии представляют собой новую форму «онлайнового коллективизма», в которой отдельные голоса тонут в мутном анонимном потоке всеобщей посредственности. Ланье озабочен тем, что «кажется вполне приемлемым концентрировать влияние всего в нескольких точках, объединяющих коллективы с возрастающей степенью власти и кажущейся достоверности». Он вполне справедливо заключает, что подобные идеи при их осуществлении диктаторами типа Сталина или Пол Пота могли бы привести к ужасающим последствиям. Однако его аргументация практически не выдерживает критики, когда он пытается применить свой термин «коллективной глупости» к развивающимся формам массового сотрудничества в Сети. Другие мудрые и думающие люди наподобие Билла Гейтса из Microsoft жалуются на то, что в мире практически перестали существовать стимулы для производителей знания. Талантливые личности объединяют свои усилия для создания бесплатных продуктов, вполне способных соревноваться с продукцией, обладающей патентной защитой. Гейтс считает, что в самом факте наличия такого движения по построению «общего творчества» заключается потенциальная угроза для прибылей в отраслях, основанных на знании, в частности отрасли по производству программных продуктов. Многие руководители компаний солидарны с Гейтсом и с удовольствием при любом случае набрасываются на тех, кого считают новыми «коммунистами». С учетом складывающихся обстоятельств такая реакционная позиция вполне понятна. Создание знаний, товаров и услуг становится деятельностью большого числа сотрудничающих между собой индивидуумов, и количество сотрудников здесь не ограничено. Соответственно, возникает опасность ущемления интересов тех, кто доселе успешно процветал под защитой разнообразных барьеров на вход, включая высокую стоимость приобретения финансового, физического и человеческого капитала, необходимого для успешной конкуренции. Компании, привыкшие к легкому управлению рынками, должны теперь принимать во внимание новые и неизвестные им источники конкуренции, включая самоорганизующиеся массы. А различные представители элиты (будь то журналисты, преподаватели, аналитики или политики) должны прилагать все большие усилия, чтобы доказать, что прежние лидеры по праву заслуживают особого отношения и в новые времена. Поскольку глобальное разделение труда становится все более сложным, разнообразным и динамичным, экономика начинает постепенно выпадать из сферы контроля «обычных подозреваемых». И, несмотря на обязательные потери, количество победителей превысит количество проигравших. Мы искренне верим в то, что новая эра принесет больше экономических возможностей для личностей и компаний, а также послужит росту эффективности, креативности и инновационности в экономике в целом. И хотя мы не можем согласиться с Ланье и Гейтсом, оба они задают крайне важные вопросы, и мы будем возвращаться к этим вопросам на протяжении всей книги. Пока же скажем, что «массовое сотрудничество» (mass cooperation) и «производство на равных» (peer production) являются не синонимами, а антонимами коммунизма, описываемого Гейтсом и Ланье. Как замечает пионер цифровой эпохи Говард Рейнгольд[22 - Howard Rheingold.], «коллективизм предполагает наличие насилия и централизованного контроля; коллективные действия означают свободный выбор и распределенную координацию». В то время как коммунизм душит индивидуальность, массовое сотрудничество именно на ней и основано, а компании широко используют распределенные системы вычислений и коммуникационные технологии, достигая тем самым общего желательного исхода, создаваемого добровольными и гибкими сообществами. Более того, происходящие в настоящее время события позволяют миллиардам людей играть активную роль на своих рабочих местах, в сообществах, странах или даже на уровне глобальной экономики. Вследствие этого национальные правительства становятся более ответственными, и миллионы людей могут быть вытащены из бедности. Неверно предполагать, что новый способ коллективных действий представляет для традиционного бизнеса исключительно угрозу. Многие боятся, что массовое сотрудничество сократит количество отраслей, в которых возможны рост и получение прибыли. Мы покажем, что это не так. Новые модели производства на равных могут принести любому подготовленному менеджеру новые обширные возможности для развития инновационного потенциала путем привлечения ресурсов, как внутри компании, так и вне ее. Правильно действующие компании, способные научиться методам участия и совместного творчества в динамичной растущей глобальной сети соратников, смогут достичь высоких уровней роста и инновационности. Вместо того чтобы размышлять о возможных угрозах со стороны самой мощной экономической силы нашего времени, компании могут попытаться использовать новые механизмы сотрудничества в своих интересах. Все активнее развивается новое искусство и наука сотрудничества – мы называем ее «викиномикой». Мы ведем речь не только о создании онлайн-энциклопедий и прочих документов. Вики – это гораздо больше чем просто программный продукт, позволяющий многим людям редактировать содержимое веб-сайта. Это слово является метафорой новой эры сотрудничества и участия, которая, как пел Боб Дилан, «уже скоро будет трясти ваши окна и расшатывать ваши стены». Используя другую цитату того же автора, можно сказать, что «времена и вправду меняются». ЧТО НОВОГО ОБЕЩАЕТ СОТРУДНИЧЕСТВО? Проведем простой тест на словесные ассоциации. Что первое приходит вам на ум, когда вы слышите слово «сотрудничество»? Большинство людей представляют себе группы людей, счастливо и производительно работающих бок о бок. В реальной жизни мы сотрудничаем с товарищами на собраниях, работаем над совместным проектом с другими учащимися или взаимодействуем со своими соседями, желая сохранить или улучшить степень спокойствия в нашем районе. В бизнесе мы сотрудничаем с коллегами по офису, партнерами в сбытовой цепочке и внутри команд, координирующих взаимодействие между различными элементами и уровнями организации. Мы сотрудничаем в исследовательских проектах, совместно пытаемся организовать прорыв в продажах или планируем маркетинговые кампании. Как говорит руководитель Google Эрик Шмидт[23 - Eric Schmidt.], «когда обычный человек сорока пяти лет слышит от вас слово «сотрудничество», то думает, что вы имеете в виду то же, что и он, – сидящие за круглым столом команды, мило беседующие по милым вопросам. Так понимает сотрудничество большинство людей». Мы же говорим о совершенно других вещах. Новый дух сотрудничества заключается в том, что при помощи производства на равных мы сможем более эффективно и результативно, чем когда-либо ранее, использовать человеческие навыки, интеллект и мастерство. Это звучит как сказка. Однако представьте: если вам удастся выстроить широкую горизонтальную сеть коллективного знания и способностей, то вы сможете использовать для своих целей гораздо больше ресурсов, чем находится внутри вашей компании. Речь может идти о проектировании самолета, сборке мотоцикла или анализе генома человека. Единственной способностью, определяющей уровень компетенции менеджера или компании, становится его или ее способность собрать воедино для реализации цели таланты отдельных личностей и организаций. Уже в скором будущем эта новая модель производства на равных заменит традиционные корпоративные иерархии и станет новой движущей силой экономики. В главе 2 мы обсудим социальные, экономические и демографические силы, питающие растущую волну массового сотрудничества. Разумеется, более всего остального на развитие новой эпохи влияет развитие Интернета. Растет вычислительная мощность, развиваются новые способы подключения к сетям, расширяется географический охват. Появляется больше способов доступа к инструментам, необходимым для организации, создания ценности и конкуренции. Таким образом, новая Сеть разрушает последние плотины и освобождает бурный поток возможностей для участия. У этой новой Сети есть много имен: Веб 2.0[24 - Web 2.0.], живая Сеть, Hypernet, активная Сеть, read/write Web[25 - Термин «Веб 2.0» был предложен вице-президентом O’Reilly Дэйлом Догерти (Dale Dougherty) в 2004 году. Tim O’Reilly, «What Is Web 2.0?», oreillynet.com (http://oreillynet.com/) (30 сентября 2005 г.).]. Называйте это, как считаете нужным, – смысл все равно остается прежним. Мы все находимся в восходящем потоке развития глобальной и всеобъемлющей платформы расчетов и сотрудничества, которая по-новому выстроит практически каждый аспект человеческих взаимоотношений. Старая Сеть ассоциировалась с веб-сайтами и переходами с одного сайта на другой, новая же Сеть связана с сообществами, участием и пирингом (или взаимодействием на равных). Постоянное увеличение количества пользователей и вычислительной мощности вкупе с упрощением инструментов взаимодействия превращает Интернет в глобальный, живой сетевой компьютер, на котором каждый может создавать свои программы. Даже самые простые действия, которые вы совершаете в рамках онлайнового сообщества, позволяют развиваться цифровому пространству. И в данном случае неважно, пытаетесь ли вы построить бизнес на сайте Amazon или размещаете свой клип на YouTube, создаете сообщество, посвященное обсуждению ваших фотографий на сайте Flickr, или редактируете статью в Википедии, касающуюся вопросов астрономии. Более миллиарда человек уже сейчас связаны между собой в Веб 2.0, и (в отличие от Веб 1.0) эта связь получает постоянную поддержку в реальном мире – в беспроводную сеть вовлечены такие материальные объекты, как гостиничные двери или автомобили. Возникли новые виды услуг – от бесплатной видеотелефонии на большие расстояния до консультаций по хирургии мозга на расстоянии и в режиме реального времени. Новая сеть покрывает планету, как кожа, и напрямую связывает производственную линию по изготовлению микрочипов, расположенную в Сингапуре, со складом чипов в Денвере, штат Колорадо. Когда пройдет двадцать лет, мы будем вспоминать сегодняшний день в начале XXI века как критически важную точку, на которой произошел переворот в экономической и социальной истории. Мы будем полностью осознавать, что вошли в эпоху, основанную на новых принципах, точках зрения и моделях бизнеса, – новую эпоху, в которой изменилась сама суть нашей игры. Изменение спроса со стороны наших потребителей приведет к тому, что компании не смогут выжить, ориентируясь для удовлетворения внешних потребностей лишь на внутренние ресурсы. Точно так же они не смогут выжить, имея связи лишь с ограниченным количеством партнеров, – они просто не смогут удовлетворять потребности клиентов с достаточной быстротой, инновационностью и надлежащей степенью контроля. Вместо этого компании будут работать и творить совместно со всеми – партнерами, конкурентами, учителями и преподавателями, правительством, и, в первую очередь, с самими клиентами. Для того чтобы быть способным к инновациям и достичь успеха, каждый лидер должен включить массовое сотрудничество как в список своих инструментов, так и в лексикон. Учиться совместному творчеству и работе с постоянно меняющимся кругом самоорганизующихся партнеров становится так же важно, как и создавать бюджеты, заниматься научно-исследовательской работой или планированием. ПРИНЦИПЫ ВИКИНОМИКИ Новое понимание массового сотрудничества изменяет само видение того, как компании и общество в целом используют знание и способности для инноваций и создания ценности. Это влияет практически на каждый сектор экономики и каждый аспект управления. Развивается новый вид бизнеса, открывающий двери всему миру, сотрудничающий с каждым (в особенности, с собственными клиентами), делящийся ресурсами, прежде скрытыми за семью замками, получающий огромную выгоду от массового сотрудничества и ведущий себя не как традиционная международная компания, а как глобальная компания нового типа. Компании подобного типа проводят наиболее значительные изменения в своих отраслях и переписывают многие правила конкуренции. А теперь сравните такой подход с традиционным взглядом на бизнес. Принято считать, что компании конкурируют, пытаются отличиться друг от друга и занимаются инновациями, делая некоторые известные вещи: привлекая лучших сотрудников, тщательно защищая интеллектуальную собственность, фокусируясь на потребителях, думая глобально и действуя локально и выстраивая исполнительскую дисциплину (то есть хорошую систему управления и контроля). Однако для нового делового мира этих правил недостаточно, а в ряде случаев они попросту неприменимы. Искусство и наука викиномики основаны на четырех мощных новых идеях: открытости, пиринге, доступе и умении делиться и глобальном характере деятельности. Эти принципы заменяют собой прежние. По ходу нашего повествования мы будем постоянно показывать вам примеры того, как люди и организации используют эти новые принципы для проведения инноваций на своих рабочих местах, в своих сообществах и отраслях. Открытость Это слово имеет множество значений и оттенков. Помимо прочего, слово «открытость» ассоциируется с честностью, прозрачностью, свободой, гибкостью, экспансивностью, вовлеченностью и доступом. Однако этот термин крайне редко используется в описании традиционной компании, и до недавнего времени открытость также не являлась характеристикой экономики в целом. Лишь недавно самые предусмотрительные компании начали переосмысливать значение понятия «открытость», и это привело к изменениям в ряде важных функций бизнеса, таких как кадровая политика, промышленные стандарты, коммуникации и инновации. Компании традиционно относятся к сетям, предоставлению доступа и поддержке самоорганизующихся систем с определенным подозрением. Во многом это происходит из-за устоявшегося мнения о том, что компании способны сохранять конкурентоспособность, лишь держа свои самые ценные активы плотно прижатыми к себе обеими руками. Если речь шла, к примеру, о человеческом ресурсе, то компании должны были нанимать лучших людей на рынке, мотивировать, развивать и удерживать их, так как именно люди являются основой конкурентоспособности. Сегодняшние компании, открывающие свои границы внешним идеям и человеческим ресурсам, гораздо более результативны, чем компании, полагающиеся исключительно на собственные ресурсы и способности. Новое понимание открытости завоевывает все большую популярность среди менеджеров в связи с научным и технологическим развитием. Большинство компаний в принципе не могут глубоко заниматься исследованиями, связанными с их продукцией, не говоря уже о том, чтобы эффективно удерживать у себя лучшие умы индустрии. Поэтому компании, стремящиеся оставаться в авангарде собственной отрасли, должны шире открыть двери для всех талантов внешнего мира, стоящих за стенами компании[26 - По мере того как возрастает масштаб глобальных проблем, мы все чаще сталкиваемся с вопросами, решение которых силами отдельных организаций невозможно. Проблемы глобального потепления. Борьба с нищетой и болезнями. Поиск новых источников энергии. Создание компьютеров на базе нанотехнологий. Понимание человеческого генома (а не только его воссоздание). Инновации требуются и возможны практически в любых областях. Эти сложные проблемы требуют решений с участием различных организаций и научных областей. Сложными становятся даже прежде сравнительно простые продукты. Нарастающая степень сложности все больше усиливает потребность в открытости и сотрудничестве, игнорирующем прежде существовавшие границы.]. Открытость ведет и к изменению стандартов. В сегодняшней сложной и динамичной экономике недостатки и дополнительные обязательства, возникающие из-за отсутствия или недостаточности стандартов, быстрее становятся очевидными, а их негативное воздействие – более серьезным и продолжительным, чем когда-либо ранее. На протяжении многих лет отрасль информационных технологий сражалась с концепциями открытых систем и открытых источников. И лишь в последние годы началось стихийное движение в сторону открытых стандартов – не в последнюю очередь из-за того, что этого потребовали клиенты отрасли. Им надоело, что они постоянно замкнуты внутри программной архитектуры конкретного поставщика, в которой приложения являются отдельными островами и перенос которых на оборудование других поставщиков невозможен. В свое время компании Microsoft удалось заработать много денег именно потому, что она смогла предоставить стандартную платформу, на которой разработчики программного обеспечения могли предлагать свою продукцию, вне зависимости от бренда самого компьютера. Изменение в сторону открытости усилилось, когда профессионалы в области информационных технологий начали сотрудничать по широкому ряду открытых проектов. Так в результате сотрудничества появились платформы Apache для веб-серверов, Linux для операционных систем, MySQL для баз данных, Firefox для браузеров, да и сама Всемирная паутина. Более того, теперь активно развивается еще одна грань открытости – передача прежде секретной информации партнерам, сотрудникам, клиентам, акционерам и другим заинтересованным участникам системы. Прозрачность, то есть раскрытие информации, составляет основу сетевой экономики. Дело вовсе не в том, что необходимо соблюдать законы, связанные с раскрытием финансовой информации. Это не имеет отношения к Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям[27 - Securities and Exchange Commission (SEC).], Закону Сарбейнса-Оксли[28 - Sarbanes-Oxley Act.], генеральному прокурору штата Нью-Йорк Элиоту Спитцеру[29 - Известному, помимо прочего, разоблачениями финансовых махинаций американских компаний, в том числе страховых. – Прим. пер.] или предотвращению ситуаций, когда бывшие руководители компаний дефилируют перед телекамерами в наручниках в сопровождении спецагентов. Скорее, речь здесь идет о том, что люди и организации, взаимодействующие с компанией, получают беспрецедентный доступ к важной информации о ее поведении, деятельности и результатах работы. Вооруженные новыми инструментами для выяснения, информирования других и самоорганизации, заинтересованные стороны исследуют деятельность фирмы так глубоко, как никогда раньше. Потребители способны яснее разглядеть реальную ценность продукта. Сотрудники получают ранее недостижимую информацию о стратегии компании, ее управлении и стоящих перед ней проблемах. Партнеры узнают больше об организации деятельности друг друга и могут сотрудничать по-новому. Сильные институциональные инвесторы, владеющие или управляющие в наши дни основным благосостоянием, смогут развить рентгеновское зрение. В мире, где связь осуществляется мгновенно, где донос не считается недостойным занятием, где средства массовой информации обладают крайней степенью любопытства, с помощью поисковой системы в Интернете может быть получена практически любая информация, любой гражданин и любое сообщество способны рассматривать деятельность любой компании под микроскопом. Ведущие компании готовы предоставлять информацию всем этим группам, потому что они получают от такого предоставления значительные положительные результаты. Прозрачности не стоит бояться, потому что она является новой мощной силой, способной принести успех. Разумные компании движутся в сторону прозрачности и активно раскрываются. Наше исследование показывает, что прозрачность крайне необходима деловым партнерам, она снижает трансакционные издержки и ускоряет процессы обмена в деловых сетях. Сотрудники открытых компаний больше доверяют друг другу и компании в целом – это приводит к снижению издержек, ускорению инноваций и росту лояльности. И когда компании (наподобие Progressive Insurance) открыты своим клиентам и честно делятся с ними информацией о своих ценах по сравнению с конкурентами (даже если сравнение идет не в их пользу), клиенты отвечают доверием[30 - Don Tapscott, Anthony Williams, «Creating Value in the Age of Transparency», Conference Board (2003 г.); Don Tapscott, David Ticoll, The Naked Corporation: How the Age of Transparency Will Revolutionize Business (New York: Simon & Schuster, 2003).]. И наконец, стоит заметить, что экономика и общество также постепенно открываются. Говоря о причинах, по которым десятки вполне конкурентоспособных стран вошли в глобальную экономику, чаще всего имеют в виду падение торговых барьеров и информационные технологии. Однако не стоит преуменьшать роль образования. В наши дни любознательная студентка из Мумбаи, мечтавшая попасть в Массачусетский технологический институт, может получить всю его учебную программу, не платя ни цента в качестве вступительного взноса. Она просто подключается к его сети и сразу же видит надпись: «Добро пожаловать в Программу открытого образования МТИ[31 - MIT OpenCourseWare.]. Эта программа является открытым образовательным ресурсом[32 - Open educational resource (OER).] для преподавателей, студентов или людей, занимающихся самообразованием во всем мире. Программа поддерживает общую миссию МТИ – продвигать знания и образование и служить в XXI веке всему миру. Вы можете познакомиться с программой и профессурой одного из ведущих университетов в мире и заняться изучением широкого спектра предметов – от аэронавтики до зоологии. Материалы для чтения и задания доступны для скачивания. На наших форумах вы можете поделиться собственным опытом. Станьте частью Массачусетского технологического института, участвующего в системе пожизненного образования и мировой экономики в области знаний». Пиринг На протяжении всей истории человечества та или иная форма иерархии служила основным двигателем создания ценности и основой для моделирования общественных институтов – будь то церковь, армия или правительство. Иерархическая модель организации была столь убедительной и прочной, что большинство людей до сих пор предполагает отсутствие у нее сколько-нибудь значимых альтернатив. Идет ли речь о рабовладельческих империях Греции, Рима, Китая, Америки, или о феодальных княжествах, покрывавших планету после них, или о капиталистических корпорациях – всюду иерархии делили людей на два уровня (подчиненных и вышестоящих). Даже в наши дни случается, что литература по вопросам управления, посвященная проблемам наделения полномочиями, работе в команде или прогрессивным техникам управления, как данность принимает необходимость вышестоящего контроля в современной корпорации. Разумеется, сложно предположить, что в обозримом будущем иерархии исчезнут, однако уже сейчас видно, как развивается новая форма горизонтальных организаций, которая сможет бросить вызов иерархиям в том, что касается эффективности создания товаров и услуг, связанных с информацией, а может быть, и других материальных объектов. Как уже было сказано ранее, такая новая форма организации носит название «пиринг». Пожалуй, самым значимым примером пиринга является Linux, о котором мы немного рассказали в нашей истории о Goldcorp. Основные факты из истории Linux хорошо известны в профессиональных кругах, однако более широкая аудитория почти не знает эту историю, поэтому позвольте нам рассказать о ней еще немного. В 1991 году, незадолго до изобретения Всемирной паутины, молодой программист из Хельсинки по имени Линус Торвальдс создал простейший вариант операционной системы Unix. Он назвал ее Linux и поделился своей программой с другими программистами через онлайновый новостной бюллетень. Пятеро из десяти откликнувшихся на это сообщение программистов внесли в систему существенные изменения. Видя это, Торвальдс решил лицензировать свой продукт с помощью General Public License (GPL)[33 - Генеральная общественная лицензия, или Универсальная общедоступная лицензия, или Открытое лицензионное соглашение – лицензия на свободное программное обеспечение, созданная в рамках проекта GNU в 1988 году.]. В соответствии с условиями такой лицензии ею можно было пользоваться бесплатно, однако каждый пользователь, изменявший программу, должен был делать эти изменения доступными всем остальным. С течением времени такая неформальная организация позволила развить непрекращающийся процесс улучшения программного продукта, и до сих пор в его усовершенствование вносят лепту тысячи добровольцев со всего мира. Linux, надежный и бесплатный, стал полезной операционной системой для компьютеров, веб-серверов и баз данных. В настоящее время многие компании рассматривают Linux как краеугольный камень своей информационной системы. Легкость, с которой люди сегодня могут общаться, каждый день, открывает дорогу проектам, подобным Linux. Люди все чаще самоорганизуются для создания новых товаров или услуг, единого знания или просто для того, чтобы обмениваться опытом. Появляется все больше примеров, подтверждающих тот факт, что модели организации экономической деятельности по типу участия равноправных партнеров (peer-to-peer) уже проникли в новые сферы экономики, а не только в создание программного обеспечения. Давайте рассмотрим два из них. Исследователи из CAMBIA[34 - Center for the Application of Molecular Biology to International Agriculture.], Центра применения молекулярной биологии в международном сельском хозяйстве, обеспокоены тем, что патенты, принадлежащие международным компаниям, таким как Monsanto, ущемляют права миллиардов людей, которые не могут позволить себе оплачивать лицензионные отчисления за использование генетически модифицированных зерновых. Поэтому исследователи из CAMBIA, занимающиеся вопросами обеспечения продуктовой безопасности и производительности в сельскохозяйственной отрасли, публично размещают результаты своих работ под названием «биологические лицензии с открытым доступом» – BiOS[35 - Biological Open Source Licenses.]. Это позволяет еще большему количеству талантливых ученых способствовать разрешению проблем нуждающихся фермеров. Сходная форма пиринга применяется компанией Marketocracy при формировании взаимного фонда, для управления которым используется коллективный интеллект инвестиционного сообщества. Около 70 тысяч трейдеров управляют виртуальными портфелями акций, соревнуясь за звание лучшего инвестора. Компания Marketocracy создает индекс ста лучших трейдеров, а их стратегии используются для управления взаимным фондом, результаты которого стабильно превосходят результаты индекса S&P 500. И хотя это не стопроцентно открытая система, она является примером того, как меритократические модели сотрудничества на равных проникают в индустрию, типичным героем которой принято считать аналитического гения-одиночку. Оба этих примера показывают, как новый способ производства проникает в сердцевину самых развитых экономических моделей в мире – в результате чего формируется новый экономический ландшафт и подвергаются сомнению наши основополагающие впечатления о человеческой мотивации и поведении. В ряде случаев самоорганизующийся «не-рынок» захватывает отрасли, в которых раньше доминировали компании, ориентированные на прибыль. К примеру, появление Википедии, онлайновой энциклопедии с бесплатным открытым доступом, пошатнуло позиции индустрии книгопечатания. В то же самое время на базе инфраструктур и ресурсов с общим доступом наподобие Linux уже выстраиваются мощные экономические экосистемы. Сам Linux можно свободно использовать или модифицировать, однако эта система применяется при разработке различных продуктов или услуг, приносящих прибыль их производителям (таким как BMW, IBM, Motorola, Philips и Sony). Участники пиринговых сообществ могут иметь совершенно разную мотивацию – от удовольствия или альтруистических мотивов до чего-то другого, позволяющего им получать какие-то собственные ценности. Хотя общим правилом существования таких сетей и является эгалитаризм, в каждой из них существует некая подводная структура, согласно которой одни участники обладают большими правами и влиянием, чем другие. Тем не менее основной принцип деятельности таких сетей так же сильно отличается от корпоративной командно-контрольной иерархии, как она сама – от небольших мастерских феодальной, доиндустриальной эпохи. Пиринг успешен потому, что он использует самоорганизацию – метод производства, работающий на решение ряда задач лучше, чем иерархическое управление. Самое большое влияние пиринг оказывает в настоящее время на производство продукции в информационной индустрии, и его результаты заметны в производстве программного обеспечения, развлекательного и новостного контента, сфере культуры, – но нет никаких оснований полагать, что пиринг на этом остановится. Почему не подумать об открытом правительстве? Возможно, мы могли бы принимать лучшие решения, если бы имели возможность привлекать к работе широкий круг участников, представляющий все слои населения? Или, к примеру, мы могли бы применить принципы производства на равных к созданию физических объектов, таких как автомобили, самолеты или мотоциклы. Чуть позже мы покажем вам, что это не досужие фантазии, а реальные возможности, предоставляемые нам новым миром викиномики. Доступ и умение делиться[36 - Sharing – разделение, распределение, коллективное использование (данных), предоставление доступа.] Принято считать, что ресурсы (в особенности интеллектуальные) и инновации должны охраняться путем получения патентов, авторских прав и товарных знаков. Если кто-то осмеливается нарушить твои права на интеллектуальную собственность, ты немедленно призываешь своих юристов и начинаешь битву. Во многих отраслях так принято думать и по сей день. Миллионы технически подкованных детей и подростков во всем мире используют Интернет для свободного создания и распространения музыки в формате MP3 (а также программ для ее обработки). Цифровая музыка представляет музыкантам и потребителям отличную возможность оказаться в самой середине паутины создания ценности. Однако, вместо того чтобы признать MP3 и адаптировать собственные бизнес-модели, индустрия предпочла занять оборонительную позицию. Навязчивое стремление некоторых крупных игроков отрасли к контролю, борьбе с пиратством и соблюдению стандартов привело лишь к тому, что слушатели музыки пришли в ярость и не поддержали их. Несомненно, дигитализация создает достаточно серьезные и прежде неизвестные проблемы для создателей цифрового контента. Цифровыми объектами легко делиться, делать из них ремиксы, использовать для новых целей, и – что особенно важно – их легко копировать. Но, с другой стороны, это означает, что отрасли с нулевыми маржинальными издержками (к примеру, разработчики программ и развлекательного контента) могут получить невероятную экономию на масштабах производства. Однако если ваше изобретение может быть бесплатно скопировано, с чего кому-то вдруг захочется за него платить? Вот никто и не платит. А если никто вам не платит, как вы сможете окупить уже произведенные инвестиции? Голливуд предлагает расширить сферу действия законодательства по защите интеллектуальной собственности. Новые цифровые технологии управления правами делают знание и сам контент более исключительным – информация может быть изучена, поведение потребителей может контролироваться, а владельцы прав на интеллектуальную собственность могут взимать плату за доступ. Это все те же сады за высокими стенами: контент, базы данных, программы с закрытым кодом – все они способны принести существенные доходы своим владельцам. Но в то же время они ограничивают доступ к важным инструментам экономики, основанной на знаниях. Хуже того, они не позволяют развиваться инновациям и творчеству со стороны пользователей, что могло бы привести к развитию новых моделей бизнеса и целых отраслей. В наши дни превалирующей становится новая экономика интеллектуальной собственности. Все чаще, как это ни парадоксально, компании, работающие в сферах электроники, биотехнологий и других отраслей, понимают, что традиционные инструменты защиты интеллектуальной собственности начинают мешать им создавать ценность. Самые мудрые из них рассматривают интеллектуальную собственность как некий взаимный фонд – они поддерживают баланс своих интеллектуальных активов, защищая некоторые из них и предоставляя открытый доступ к другим. К примеру, начиная с 1999 года более десяти фармацевтических компаний, которые вряд ли можно обозвать «современными коммунистами», отказались от собственных научно-исследовательских проектов, дававших им патентную защиту, и, напротив, поддержали открытые партнерства, такие как SNP Consortium и Alliance for Cellular Signaling (см. главу 6, «Новые александрийцы»). Оба проекта направлены на сбор генетической информации, полученной в ходе биомедицинских исследований в общедоступных базах данных. Они также используют свои объединенные структуры для привлечения ресурсов и новинок из исследовательского мира – как корпоративного, так и открытых некоммерческих проектов. Подобные усилия подталкивают отрасль к фундаментальному прорыву в области микробиологии – прорыву, обещающему наступление эры персонализированной медицины и излечения прежде неизлечимых расстройств организма. Никто из участников не жертвует своими возможными патентными правами, а имея совместный доступ к интеллектуальной собственности, компании способствуют более быстрому выходу продукции на рынок. Логика предоставления доступа применима практически в любой отрасли. «Это так же верно, как то, что прилив поднимает все пришвартованные лодки, – говорит Тим Брэй[37 - Tim Bray.], директор компании Sun Microsystems по веб-технологиям. – Мы искренне верим в то, что всеобъемлющий доступ выигрышен для всех участников. Растущие рынки создают новые возможности». При определенных условиях это можно сказать о любой отрасли, начиная от автомобилестроения и заканчивая производством товаров массового потребления. Разумеется, компаниям нужно защищать свою интеллектуальную собственность. К примеру, им всегда нужно защищать свои «королевские алмазы» – то, без чего их деятельность не имеет смысла. Однако компании не смогут сотрудничать, если вся их интеллектуальная собственность скрыта от других участников. Внести свой вклад в общее дело – это не альтруизм; скорее это можно считать лучшим способом выстраивания гибких экосистем бизнеса, использующих совместное владение технологией и знанием для ускорения роста и инноваций. Сила совместного доступа не ограничивается лишь интеллектуальной собственностью. Точно так же можно вести речь о компьютерных мощностях, ширине канала связи с Интернетом, контенте или научном знании. К примеру, распределение на равных компьютерных мощностей ставит на колени телекоммуникационный бизнес. Как говорит руководитель и один из основателей компании Skype Никлас Зеннстром[38 - Niklas Zennstrom.], «идея взимать плату за телефонные звонки принадлежит ушедшему веку». Программный продукт его компании использует компьютерные ресурсы участников системы, позволяя им бесплатно общаться друг с другом через Интернет. В результате получается самостоятельная и устойчивая система, которая не требует централизованного инвестирования, – нужна всего лишь готовность участников делиться своими ресурсами. Похоже, что у Skype нет заметных ограничений в развитии. Эта компания, зарегистрированная в Люксембурге, за два года прошла путь от 100 тысяч до 100 миллионов зарегистрированных пользователей и в сентябре 2005 года была приобретена eBay за 2,6 миллиарда долларов. Когда Майкл Пауэлл[39 - Michael Powell.], занимавший в свое время пост председателя Федеральной комиссии по коммуникациям США[40 - Federal Communications Commission (FCC).], в первый раз воспользовался программой Skype, то пришел к следующему заключению: «Все кончено. Теперь мир изменится, и это неотвратимо». Глобальный характер деятельности Представьте себе жизнь на Галапагосских островах. Их изоляция от внешнего мира привела к тому, что на них появилось большое разнообразие видов, многие из которых отсутствуют в каком-либо другом месте на Земле. Каждый из этих видов уникальным образом привязан к собственной среде обитания. Теперь представьте себе, что произошло бы, если бы там появилось некое телепортационное устройство, позволяющее различным видам спокойно и легко перемещаться между разными островами. Разумеется, эти острова изменились бы до неузнаваемости. Этот вымышленный эксперимент демонстрирует последствия новой эры глобализации. Барьеры между Галапагосскими островами и континентом являются аналогиями географических и экономических барьеров, разделяющих компании или нации. Как только барьер исчезнет, в бизнес-стратегиях, структуре предприятий, конкурентном окружении и глобальном общественном и политическом порядке обязательно произойдут изменения. Книга Томаса Фридмана «Плоский мир. Краткая история XXI века»[41 - Tomas L. Friedman. The World is Flat. A Brief History of the Twenty First Century.] многим открыла глаза на важность новой глобализации. Однако скорость изменений и глубина последствий глобализации, ее влияние на инновации и создание ценности пока еще не поняты до конца. В последние двадцать лет мы наблюдали, как становятся либеральными экономики Китая и Индии, как разваливается Советский Союз и как начинается первая стадия мировой революции в сфере информационных технологий. Следующие двадцать лет глобализации позволят усилить мировой экономический рост, поднимут стандарты жизни и существенно увеличат степень мировой взаимозависимости. В то же время практически ничто не сможет сохранить статус-кво – мир ожидают огромные экономические, культурные и политические потрясения[42 - National Intelligence Council, «Mapping the Global Future: Report of the National Intelligence Council’s 2020 Project» (декабрь 2004 г.).]. На экономическом фронте произойдет дальнейшая интеграция национальных экономик в единый безграничный мир, а быстрый и яростный рост новых титанов – Китая, Индии и Южной Кореи – будет способствовать расширению и сглаживанию игрового поля. Объем мировой рабочей силы уже увеличивается за счет 2 миллиардов жителей Азии и Восточной Европы. И хотя развитые страны продолжают беспокоиться о все возрастающем уровне взаимозависимости, основной рост населения и потребительского спроса будет происходить в развивающихся на сегодняшний день странах – в особенности в Китае, Индии и Индонезии. Новая глобализация вызвана (и в свою очередь, сама вызывает) изменениями в понятии сотрудничества и способах, которыми фирмы реализуют свои способности к инновациям и производству. Оставаться конкурентоспособным на глобальном уровне означает внимательно изучать, как развивается бизнес во всем мире и иметь возможность привлечь еще большее количество талантливых сотрудников. Глобальные альянсы, огромные рынки труда и сообщества равных обеспечат доступ к новым рынкам, идеям и технологиям. Управление людьми и интеллектуальными активами будет проводиться, минуя культурные отличия, привычные стереотипы и организационные границы. Компаниям, стремящимся к выигрышу, придется познать весь мир, его рынки, технологии и народы. Те, кто не смогут этого сделать, быстро обнаружат свою ущербность, неспособность соревноваться в деловом мире, который попросту невозможно подогнать под стандарты сегодняшнего дня. Чтобы действовать правильно, недостаточно мыслить глобально (это уже превратилось в заклинание) – необходимо глобально действовать. Линейные «полевые» менеджеры осознают, что глобальные действия являются настоящим вызовом для существующих операционных процедур компаний, особенно в организациях, где в такого рода процедурах можно утонуть. Как говорит Ральф Жигенда[43 - Ralph Szygenda.], директор General Motors по информационным технологиям, «большинство крупных компаний являются многонациональными, но не глобальными – именно это становится для нас все более важной проблемой». Жигенда описывает, как развивалась GM, состоящая в наше время из группы отдельных компаний. У каждого основного бренда, включая Cadillac, Oldsmobile и Buick, был собственный персонал, свои процедуры и вопросы для обсуждения. Уровень координации между ними оставался крайне низким. Они могли спрятаться от дождя под одним зонтом, но общего между ними было не больше, чем у группы людей, стоящих на уличном переходе в Нью-Йорке. Как и многие другие мультинациональные компании, GM также делилась по географическому принципу. У региональных дивизионов были право и полномочия развивать, производить и распределять автомобили в соответствии с местными потребностями, причем снабжение могло идти через местных поставщиков в каждой стране. Для GM в целом такая федеративная структура была затратной и достаточно инертной, так как в каждом дивизионе обязательно присутствовали подразделения, отвечавшие за каждый этап процесса – от производства до работы с сотрудниками. По мнению Боба Лутца[44 - Robert (Bob) Lutz.], вице-президента по глобальному производственному развитию, дублирование усилий ежегодно обходилось компании в миллиарды долларов и не позволяло ей привести в норму ни размер, ни масштаб своих операций. В мире глобальной экономики и растущей конкуренции такие недочеты могут привести к большим проблемам. Именно поэтому компания готова платить за то, чтобы получить глобальные возможности – включая по-настоящему глобальную рабочую силу, объединенные глобальные процессы и глобальную платформу информационных технологий, позволяющую улучшить сотрудничество между разными частями бизнеса, а также с сетью внешних партнеров компании. По определению, у истинно глобальной компании не может быть региональных или физических границ. Она выстраивает экосистемы планетарного масштаба для дизайна, снабжения, сборки и распределения продукции в мировом масштабе. Возникновение открытых стандартов в области информационных технологий существенно упрощает возможность выстраивания глобального бизнеса путем интеграции лучших в своем классе компонентов со всех уголков мира[45 - James W. Cortada, David Ticoll, «On Using IT Standards As a Competitive Tool in a Global Economy», New Paradigm’s IT & CA Research Program, Big Idea Series (2005 г.).]. Жигенда считает, что такой союз мог бы сыграть для GM огромную роль. «Мы могли бы иметь возможность связать в безграничную глобальную сеть все наши действия, – говорит он, – и разработку нового продукта, и производство, и снабжение, и дистрибуцию». А Боб Лутц добавляет: «Я представляю себе корпорацию, действующую на глобальном уровне, без какого-либо доминирования США. У нас будут глобальные бюджеты, и мы будем управлять ими оптимальнее, чем сейчас. То же самое будет относиться и к распределению капитала, и к распределению дизайнерских или инженерных ресурсов, закупкам или производству. Мы будем относиться ко всему миру, как к одной большой стране». Корпорация GM уже предприняла существенные шаги по реализации этого видения, что может помочь ей в ее возрождении. Если глобальными могут стать компании, то могут ли стать глобальными отдельные личности? Похоже, что да. Когда мы присутствовали на встрече со Стивеном Миллзом[46 - Steven Mills.], отвечающим за разработку программного обеспечения в IBM, то заметили, что он одновременно вовлечен в двадцать онлайновых бесед с клиентами и коллегами по всему миру. «Когда компьютеры работают быстро, а скорость канала достаточна, у вас создается впечатление, что даже самые удаленные уголки мира находятся где-то рядом. Мне лично кажется, что весь мир расположен где-то неподалеку от меня. Для того чтобы участвовать в какой-нибудь встрече, мне совершенно не обязательно находиться с участниками в одной комнате», – говорит он. Новая глобальная платформа для сотрудничества открывает огромное количество возможностей для глобальной деятельности таких личностей, как Миллз. Мир наполнен возможностями в сферах образования, работы и предпринимательства. Для того чтобы к нему подключиться, вам нужны навыки, мотивация, желание обучаться всю жизнь и небольшая сумма денег для первичного подключения к Сети. ПУТЕШЕСТВИЕ ПО МИРУ ВИКИНОМИКИ Эти четыре принципа – открытость, пиринг, доступ и глобальный характер деятельности – все сильнее определяют характер будущей конкуренции между компаниями XXI века. Такие компании будут крайне сильно отличаться от иерархических, закрытых и скрытных мультинациональных компаний, доминировавших в прошлом веке. Неизменным остается то, что побеждающие организации (и сообщества) будут, как и сейчас, обладать способностью включаться в единый поток человеческого знания и находить ему новые и полезные сферы применения. Отличие же состоит в том, что сегодняшние ценности организации, ее навыки, инструменты, процессы и вся архитектура командно-контрольной экономики не просто утратили срок годности – они превратились в препятствия для создания ценности. В эпоху, когда массовое сотрудничество способно изменить портрет целой индустрии за считанные дни, старым иерархическим путям организации работы и процесса инноваций не под силу обеспечить требуемый для конкуренции в сегодняшних условиях уровень креативности, взаимосвязи и быстроты реакции. Сегодня у каждого человека есть своя роль в экономике, а у каждой компании появляется выбор – объединяться с другими или просто пытаться пользоваться результатами их труда. Глубокие изменения происходили и раньше. По сути, человеческое общество всегда сталкивалось с периодами больших изменений, не только заставлявшими людей думать или действовать по-другому, но и создававшими новые общественные институты и нормы. Зачастую именно в такие периоды и возникают прорывные изобретения, такие как печатный пресс, автомобиль или телефон. Подобные изобретения проникают в общество и меняют его культуру и экономику. Новая Сеть, представляющая собой переплетение прорывных технологий, является наилучшей на сегодняшний день платформой для развития и быстрого внедрения творческих прорывов. Люди, знание, объекты и устройства – все переплетается и взаимодействует в сетях типа «многие-ко-многим», внутри которых инновации и социальные тренды распространяются подобно вирусам. Организации, которые в свое время не отреагировали на появление новых феноменов, подобных Napster[47 - Napster – файлообменная пиринговая сеть, позволявшая пользователям легко обмениваться музыкальными файлами. В настоящее время торговая марка и логотип Napster используются платным сервисом.] или блогосфере, должны ожидать чего-то подобного (только развивающегося еще быстрее или сильнее) в ближайшем будущем. Прежним технологическим революциям, таким как промышленная электрификация, требовалось больше половины столетия, чтобы развернуться в полную силу[48 - Динамо-машина (устройство, преобразующее механическую энергию в электрическую) была изобретена в 1832 году, однако распространение электрических двигателей в промышленности США затянулось, в результате чего рост производительности замедлился. Во многом задержка была вызвана тем, что компаниям и учреждениям требовалось время для того, чтобы принять новые технологии и оценить их эффект. Как только сформировалась новая технико-экономическая парадигма, последовало почти пятьдесят лет устойчивого роста и повышения производительности, в том числе после окончания Второй Мировой войны. Рекомендуем вам изучить работу Пола Дэвида (Paul David), экономиста из Стэнфорда, прекрасно раскрывающую роль технологий в современной экономической истории.]. Сегодня же масштаб и глубина ресурсов, используемых для инноваций, таковы, что новые изменения будут внедряться с поразительной быстротой. И хотя мы находимся в самом начале масштабных экономических или организационных изменений, льготного периода не будет ни у кого. Прежнее мышление в стиле «планировать и стимулировать исполнение» уступает место новому – «участвовать и совместно создавать». Крайне высокая степень конкуренции изменяет формат предприятий, а за этим следуют и политические, и юридические корректировки. Организации и общества часто противятся этой изменяющейся реальности, но им нужно внимательно следить за тем, как сохранить свою конкурентоспособность. Скорость и масштаб изменений нарастают. А ответы на вопросы «кто, где, что, как и почему?» находятся где-то, за пределами нашего привычного географического или экономического сектора. В главе 2 мы будем более подробно рассказывать о том, как набирает силу идеальный шторм, каждой своей волной ломающий корабли старых корпораций. Мы начнем наш рассказ с того, как вчерашний Интернет в стиле «разместить информацию и переходить со страницы на страницу» превращается в новое место, где знания, ресурсы и вычислительные мощности миллиардов людей объединяются в единую коллективную силу. Получая энергию через блоги, вики, чаты, подкасты и другие формы общения и сотрудничества на равных, эта децентрализованная и аморфная сила приобретает все больше способностей к самоорганизации и созданию собственных новостей, развлекательного контента и услуг. Эти эффекты начинают оказывать влияние на экономику и происходят в одно время с глубокими структурными изменениями, например, с глобализацией. Мы уже видим, как возникает новый тип экономики, в котором компании сосуществуют с миллиардами автономных производителей, свободно связанных между собой в сетях. Мы называем такую новую экономику «экономикой сотрудничества». Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=11060233&lfrom=334617187) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Сноски 1 Collaborative (англ.) – основанный на сотрудничестве или совместной работе. От collaborate – работать совместно, сотрудничать. 2 Martin Wroe, «200 Million Heads Are Better Than One, so Join the Crowd», The Sunday Times (2 сентября 2007 г.). 3 The Ignorance of Crowds. 4 Nicholas G. Carr, «The Ignorance of Crowds», strategy+business, issue 47 (лето 2007 г.). 5 Andrew Keen. 6 The Cult of the Amateur: How Today’s Internet Is Killing Our Culture. 7 Prosumer, от professional либо producer + consumer. 8 Исследовательский проект The Hypernet Revolution проводился Тимом Уорнером (Tim Warner) под руководством Дэвида Тиколла (David Ticoll) и Дона Тапскотта (Don Tapscott) в рамках проекта Digital 4Sight. Спонсорами проекта выступили двадцать пять крупных корпораций. 9 Leadership in the Networked Economy, проект с бюджетом 2 миллиона долларов, проводится Доном Тапскоттом (Don Tapscott) и Энтони Уильямсом (Anthony Williams) при активном спонсорстве двенадцати компаний. 10 Проект Information Technology and Competitive Advantage, проводившийся Доном Тапскоттом (Don Tapscott), Дэвидом Тиколлом (David Ticoll), Джоан Бигхэм (Joan Bigham) и Майком Довером (Mike Dover) в период между сентябрем 2004 г. и декабрем 2005 г., спонсировался двадцатью двумя глобальными корпорациями. 11 Crowdsourcing – работа над проектами неоплачиваемых любителей в свободное время. 12 Smart mobs – самоструктурирующиеся социальные организации, использующие прогрессивные технологические достижения. 13 Peer (англ.) – ровня, равный (по положению, способностям). 14 Peering (англ.) – взаимодействие на равных, равноправный информационный обмен. 15 Термин «производство на равных» («peer production») был предложен Йохаи Бенклером (Yochai Benkler), преподавателем Йельского университета. См. также Yochai Benkler, «Coase’s Penguin, or, Linux and the Nature of the Firm», Yale Law Journal, том 112 (2002–2003). В книге мы используем термины «производство на равных» и «массовое сотрудничество» в качестве синонимов. 16 По данным ресурса Technorati.com (http://technorati.com/), оценивающего зарегистрированные блоги. Реальное количество, включающее незарегистрированные блоги, гораздо выше. 17 На момент написания этой книги среднесуточное количество посетителей сайта Boing Boing составляло 750 тысяч человек. 18 Jim Giles, «Internet encyclopedias go head to head», Nature, том 438 номер 531 (15 декабря 2005 г.) www.nature.com/news/2005/051212/full/438900a.html (http://www.nature.com/news/2005/051212/full/438900a.html). 19 A. G. Lafley. 20 Первые слова преамбулы Конституции США. – Прим. пер. 21 Jaron Lanier. 22 Howard Rheingold. 23 Eric Schmidt. 24 Web 2.0. 25 Термин «Веб 2.0» был предложен вице-президентом O’Reilly Дэйлом Догерти (Dale Dougherty) в 2004 году. Tim O’Reilly, «What Is Web 2.0?», oreillynet.com (http://oreillynet.com/) (30 сентября 2005 г.). 26 По мере того как возрастает масштаб глобальных проблем, мы все чаще сталкиваемся с вопросами, решение которых силами отдельных организаций невозможно. Проблемы глобального потепления. Борьба с нищетой и болезнями. Поиск новых источников энергии. Создание компьютеров на базе нанотехнологий. Понимание человеческого генома (а не только его воссоздание). Инновации требуются и возможны практически в любых областях. Эти сложные проблемы требуют решений с участием различных организаций и научных областей. Сложными становятся даже прежде сравнительно простые продукты. Нарастающая степень сложности все больше усиливает потребность в открытости и сотрудничестве, игнорирующем прежде существовавшие границы. 27 Securities and Exchange Commission (SEC). 28 Sarbanes-Oxley Act. 29 Известному, помимо прочего, разоблачениями финансовых махинаций американских компаний, в том числе страховых. – Прим. пер. 30 Don Tapscott, Anthony Williams, «Creating Value in the Age of Transparency», Conference Board (2003 г.); Don Tapscott, David Ticoll, The Naked Corporation: How the Age of Transparency Will Revolutionize Business (New York: Simon & Schuster, 2003). 31 MIT OpenCourseWare. 32 Open educational resource (OER). 33 Генеральная общественная лицензия, или Универсальная общедоступная лицензия, или Открытое лицензионное соглашение – лицензия на свободное программное обеспечение, созданная в рамках проекта GNU в 1988 году. 34 Center for the Application of Molecular Biology to International Agriculture. 35 Biological Open Source Licenses. 36 Sharing – разделение, распределение, коллективное использование (данных), предоставление доступа. 37 Tim Bray. 38 Niklas Zennstrom. 39 Michael Powell. 40 Federal Communications Commission (FCC). 41 Tomas L. Friedman. The World is Flat. A Brief History of the Twenty First Century. 42 National Intelligence Council, «Mapping the Global Future: Report of the National Intelligence Council’s 2020 Project» (декабрь 2004 г.). 43 Ralph Szygenda. 44 Robert (Bob) Lutz. 45 James W. Cortada, David Ticoll, «On Using IT Standards As a Competitive Tool in a Global Economy», New Paradigm’s IT & CA Research Program, Big Idea Series (2005 г.). 46 Steven Mills. 47 Napster – файлообменная пиринговая сеть, позволявшая пользователям легко обмениваться музыкальными файлами. В настоящее время торговая марка и логотип Napster используются платным сервисом. 48 Динамо-машина (устройство, преобразующее механическую энергию в электрическую) была изобретена в 1832 году, однако распространение электрических двигателей в промышленности США затянулось, в результате чего рост производительности замедлился. Во многом задержка была вызвана тем, что компаниям и учреждениям требовалось время для того, чтобы принять новые технологии и оценить их эффект. Как только сформировалась новая технико-экономическая парадигма, последовало почти пятьдесят лет устойчивого роста и повышения производительности, в том числе после окончания Второй Мировой войны. Рекомендуем вам изучить работу Пола Дэвида (Paul David), экономиста из Стэнфорда, прекрасно раскрывающую роль технологий в современной экономической истории.
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 299.00 руб.